Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворениеРассылка
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Борис Леонидович Пастернак

Борис Леонидович Пастернак (1890-1960)


  • Биография

    Все стихотворения


    1 мая

    О город! О сборник задач без ответов,
    О ширь без решенья и шифр без ключа!
    О крыши! Отварного ветра отведав,
    Кыш в траву и марш, тротуар горяча!
    
    Тем солнцем в то утро, в то первое мая
    Умаяв дома до упаду с утра,
    Сотрите травою до первых трамваев
    Грибок трупоедских пиров и утрат.
    
    Пусть взапуски с зябкостью запертых лавок
    Бежит, в рубежах дребезжа, синева
    И, бредя исчезнувшим снегом, вдобавок
    Разносит над грязью без связи слова.
    
    О том, что не быть за сословьем четвертым,
    Ни к пятому спуска, ни отступа вспять,
    Что счастье, коль правда, что новым нетвердым
    Плетням и межам меж дюдьми не бывать,
    
    Что ты не отчасти и не между прочим
    Сегодня с рабочим, - что всею гурьбой
    Мы в боги свое человечество прочим.
    То будет последний решительный бой.


    1923

    1917-1942

    Заколдованное число!
    Ты со мной при любой перемене.
    Ты свершило свой круг и пришло.
    Я не верил в твое возвращенье.
    
    Как тогда, четверть века назад,
    На заре молодых вероятий,
    Золотишь ты мой ранний закат
    Светом тех же великих начатий.
    
    Ты справляешь свое торжество,
    И опять, двадцатипятилетье,
    Для тебя мне не жаль ничего,
    Как на памятном первом рассвете.
    
    Мне не жалко незрелых работ,
    И опять этим утром осенним
    Я оцениваю твой приход
    По готовности к свежим лишеньям.
    
    Предо мною твоя правота.
    Ты ни в чем предо мной неповинно,
    И война с духом тьмы неспроста
    Омрачает твою годовщину.


    9-е января

       Первоначальный вариант
    
    Какая дальность расстоянья! 
    В одной из городских квартир 
    В столовой — речь о Ляояне, 
    А в детской — тушь и транспортир. 
    
    Январь, и это год Цусимы, 
    И, верно, я латынь зубрю, 
    И время в хлопьях мчится мимо 
    По старому календарю. 
    
    Густеют хлопья, тают слухи. 
    Густеют слухи, тает снег. 
    Выходят книжки в новом духе, 
    А в старом возбуждают смех. 
    
    И вот, уроков не доделав, 
    Я сплю, и где-то в тот же час 
    Толпой стоят в дверях отделов, 
    И время старит, мимо мчась. 
    
    И так велик наплыв рабочих, 
    Что в зал впускают в два ряда. 
    Их предостерегают с бочек. — 
    Нет, им не причинят вреда. 
    
    Толпящиеся ждут Гапона. 
    Весь день он нынче сам не свой: 
    Их челобитная законна, — 
    Он им клянется головой. 
    
    Неужто ж он их тащит в омут? 
    В ту ночь, как голос их забот, 
    Он слышен из соседних комнат 
    До отдаленнейших слобод. 
    
    Крепчает ветер, крепнет стужа, 
    Пар так и валит изо рта. 
    Дух вырывается наружу 
    В столетье, в ночь, за ворота. 
    
    	..................
    
    Когда рассвет столичный хаос 
    Окинул взглядом торжества, 
    Уже, мотая что-то на ус, 
    Похаживали пристава. 
    
    Невыспавшееся событье, 
    Как провод, в воздухе вися, 
    Обледенелой красной нитью 
    Опутывало всех и вся. 
    
    Оно рвалось от ружей в козлах, 
    От войск и воинских затей 
    В объятья любящих и взрослых 
    И пестовало их детей. 
    
    Еще пороли дичь проспекты, 
    И только-только рассвело, 
    Как уж оно в живую секту 
    Толпу с окраиной слило. 
    
    Еще голов не обнажили, 
    Когда предместье лесом труб 
    Сошлось, звеня, как сухожилье, 
    За головами этих групп. 
    
    Был день для них благоприятен, 
    И снег кругом горел и мерз 
    Артериями сонных пятен 
    И солнечным сплетеньем верст. 
    
    Когда же тронулись с заставы, 
    Достигши тысяч десяти, 
    Скрещенья улиц, как суставы, 
    Зашевелились по пути. 
    
    Их пенье оставляло пену 
    В ложбине каждого двора, 
    Сдвигало вывески и стены, 
    Перемещало номера. 
    
    И гимн гремел всего хвалебней, 
    И пели даже старики, 
    Когда передовому гребню 
    Открылась ширь другой реки. 
    
    Когда: «Да что там?» — рявкнул голос, 
    И что-то отрубил другой, 
    И звук упал в пустую полость, 
    И выси выгнулись дугой. 
    
    Когда в тиши речной таможни, 
    В морозной тишине земли — 
    Сухой, опешившей, порожней — 
    Лишь слышалось, как сзади шли. 
    
    Ро-та! — взвилось мечом Дамокла, 
    И стекла уши обрели: 
    Рвануло, отдало и смолкло, 
    И миг спустя упало: пли! 
    
    И вновь на набережной стекла, 
    Глотая воздух, напряглись. 
    Рвануло, отдало и смолкло, 
    И вновь насторожилась близь. 
    
    Толпу порол ружейный ужас, 
    Как свежевыбеленный холст. 
    И выводок кровавых лужиц 
    У ног, не обнаружась, полз. 
    
    Рвало, и множилось, и молкло, 
    И камни — их и впрямь рвало 
    Горячими комками свеклы — 
    Хлестали холодом стекло. 
    
    И в третий раз притихли выси, 
    И в этот раз над спячкой барж 
    Взвилось мечом Дамокла: рысью! 
    И лишь спустя мгновенье: марш! 


    1925

    Apassionata

    От жара струились стручья,
    От стручьев струился жар,
    И ночь пронеслась, как из тучи
    С корнем вырванный шар.
    Удушьем свело оболочку,
    Как змей, трещала ладья,
    Сегодня ж мне кажется точкой
    Та ночь в небесах бытия.
    Не помню я, был ли я первым,
    Иль первою были вы
    По ней барабанили нервы,
    Как сетка из бичевы.
    Громадой рубцов напружась,
    От жару грязен и наг,
    Был одинок, как ужас,
    Ее восклицательный знак.
    Проставленный жизнью по сизой
    Безводной сахаре небес,
    Он плыл, оттянутый книзу,
    И пел про удельный вес.
    
    Apassionata - страстная (итал.).


    <1917>

    Gleisdreieck

       Надежде Александровне Залшупиной
    
    Чем в жизни пробавляется чудак,
    Что каждый день за небольшую плату
    Сдает над ревом пропасти чердак
    Из потсдама спешащему закату?
    
    Он выставляет розу с резедой
    В клубящуюся на версты корзину,
    Где семафоры спорят красотой
    Со снежной далью, пахнущей бензином.
    
    В руках у крыш, у труб, у недотрог
    Не сумерки, - карандаши для грима.
    Туда из мрака вырвавшись, метро
    Комком гримас летит на крыльях дыма.


    Materia рrima

    Чужими кровями сдабривавший
    Свою, оглушенный поэт,
    Окно на софийскую набережную,
    Не в этом ли весь секрет?
    
    Окно на софийскую набережную,
    Но только о речке запой,
    Твои кровяные шарики,
    Кусаясь, пускаются за реку,
    Как крысы на водопой.
    
    Волненье дарит обмолвкой.
    Обмолвясь словом: река,
    Открыл ты не форточку,
    Открыл мышеловку,
    
    К реке прошмыгнули мышиные мордочки
    С пастью не одного пасюка.
    Сколько жадных моих кровинок
    В крови облаков, и помоев, и будней
    Ползут в эти поры домой, приблудные,
    Снедь песни, снедь тайны оттаявшей вынюхав!
    И когда я танцую от боли
    Или пью за ваше здоровье,
    Все то же: свирепствует свист в подполье,
    Свистят мокроусые крови в крови.
    
    
    * Materia рrima - Первоматерия (лат.).


    Mein liebchen, was willst du noch mehr?

    По стене сбежали стрелки.
    Час похож на таракана.
    Брось, к чему швырять тарелки,
    Бить тревогу, бить стаканы?
    
    С этой дачею дощатой
    Может и не то случиться.
    Счастье, счастью нет пощады!
    Гром не грянул, что креститься?
    
    Может молния ударить, -
    Вспыхнет мокрою кабинкой.
    Или всех щенят раздарят.
    Дождь крыло пробьет дробинкой.
    
    Все еще нам лес - передней.
    Лунный жар за елью - печью,
    Все, как стираный передник,
    Туча сохнет и лепечет.
    
    И когда к колодцу рвется
    Смерч тоски, то мимоходом
    Буря хвалит домоводство.
    Что тебе еще угодно?
    
    Год сгорел на керосине
    Залетевшей в лампу мошкой.
    Вон, зарею серо-синей
    Встал он сонный, встал намокший.
    
    Он глядит в окно, как в дужку,
    Старый, страшный состраданьем.
    От него мокра подушка,
    Он зарыл в нее рыданья.
    
    Чем утешить эту ветошь?
    О, ни разу не шутивший,
    Чем запущенного лета
    Грусть заглохшую утишить?
    
    Лес навис в свинцовых пасмах,
    Сед и пасмурен репейник,
    Он - в слезах, а ты - прекрасна,
    Вся как день, как нетерпенье!
    
    Что он плачет, старый олух?
    Иль видал каких счастливей?
    Иль подсолнечники в селах
    Гаснут - солнца - в пыль и ливень?
    
    
    * Mein liebchen, was willst du noch mehr? - 
    Любимая, что тебе еще угодно? (Нем.)


    Pro Domo

    Налетела тень. Затрепыхалась в тяге
    Сального огарка. И метнулась вон
    С побелевших губ и от листа бумаги
    В меловый распах сыреющих окон.
    
    В час, когда писатель только вероятье,
    Бледная догадка бледного огня,
    В уши душной ночи как не прокричать ей:
    "Это час убийства! Где-то ждут меня!"
    
    В час, когда из сада остро тянет тенью
    Пьяной, как пространства, мировой, как скок
    Степи под седлом, я весь на иждивенье
    У огня в колонной воспаленных строк.
    
    Pro Domo - О себе (лат.)


    Август

    Как обещало, не обманывая,
    Проникло солнце утром рано
    Косою полосой шафрановою
    От занавеси до дивана.
    
    Оно покрыло жаркой охрою
    Соседний лес, дома поселка,
    Мою постель, подушку мокрую,
    И край стены за книжной полкой.
    
    Я вспомнил, по какому поводу
    Слегка увлажнена подушка.
    Мне снилось, что ко мне на проводы
    Шли по лесу вы друг за дружкой.
    
    Вы шли толпою, врозь и парами,
    Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня
    Шестое августа по старому,
    Преображение Господне.
    
    Обыкновенно свет без пламени
    Исходит в этот день с Фавора,
    И осень, ясная, как знаменье,
    К себе приковывает взоры.
    
    И вы прошли сквозь мелкий, нищенский,
    Нагой, трепещущий ольшаник
    В имбирно-красный лес кладбищенский,
    Горевший, как печатный пряник.
    
    С притихшими его вершинами
    Соседствовало небо важно,
    И голосами петушиными
    Перекликалась даль протяжно.
    
    В лесу казенной землемершею
    Стояла смерть среди погоста,
    Смотря в лицо мое умершее,
    Чтоб вырыть яму мне по росту.
    
    Был всеми ощутим физически
    Спокойный голос чей-то рядом.
    То прежний голос мой провидческий
    Звучал, не тронутый распадом:
    
    «Прощай, лазурь преображенская
    И золото второго Спаса
    Смягчи последней лаской женскою
    Мне горечь рокового часа.
    
    Прощайте, годы безвременщины,
    Простимся, бездне унижений
    Бросающая вызов женщина!
    Я — поле твоего сражения.
    
    Прощай, размах крыла расправленный,
    Полета вольное упорство,
    И образ мира, в слове явленный,
    И творчество, и чудотворство».


    1953

    Актриса

        Анастасии Платоновне Зуевой
    
    Прошу простить. Я сожалею.
    Я не смогу. Я не приду.
    Но мысленно - на юбилее,
    В оставленном седьмом ряду.
    
    Стою и радуюсь, и плачу,
    И подходящих слов ищу,
    Кричу любые наудачу,
    И без конца рукоплещу.
    
    Смягчается времен суровость,
    Теряют новизну слова.
    Талант - единственная новость,
    Которая всегда нова.
    
    Меняются репертуары,
    Стареет жизни ералаш.
    Нельзя привыкнуть только к дару,
    Когда он так велик, как ваш.
    
    Он опрокинул все расчеты
    И молодеет с каждым днем,
    Есть сверхъестественное что-то
    И что-то колдовское в нем.
    
    Для вас в мечтах писал островский
    И вас предвосхищал в ролях,
    Для вас воздвиг свой мир московский
    Доносчиц, приживалок, свах.
    
    Движеньем кисти и предплечья,
    Ужимкой, речью нараспев
    Воскрешено замоскворечье
    Святых и грешниц, старых дев.
    
    Вы - подлинность, вы - обаянье,
    Вы вдохновение само.
    Об этом всем на расстояньи
    Пусть скажет вам мое письмо.


    Анне Ахматовой

    Мне кажется, я подберу слова, 
    Похожие на вашу первозданность. 
    А ошибусь, — мне это трын-трава, 
    Я все равно с ошибкой не расстанусь. 
    
    Я слышу мокрых кровель говорок, 
    Торцовых плит заглохшие эклоги. 
    Какой-то город, явный с первых строк, 
    Растет и отдается в каждом слоге. 
    
    Кругом весна, но за город нельзя. 
    Еще строга заказчица скупая. 
    Глаза шитьем за лампою слезя, 
    Горит заря, спины не разгибая. 
    
    Вдыхая дали ладожскую гладь, 
    Спешит к воде, смиряя сил упадок. 
    С таких гулянок ничего не взять. 
    Каналы пахнут затхлостью укладок. 
    
    По ним ныряет, как пустой орех, 
    Горячий ветер и колышет веки 
    Ветвей, и звезд, и фонарей, и вех, 
    И с моста вдаль глядящей белошвейки. 
    
    Бывает глаз по-разному остер, 
    По-разному бывает образ точен. 
    Но самой страшной крепости раствор — 
    Ночная даль под взглядом белой ночи. 
    
    Таким я вижу облик ваш и взгляд. 
    Он мне внушен не тем столбом из соли, 
    Которым вы пять лет тому назад 
    Испуг оглядки к рифме прикололи, 
    
    Но, исходив от ваших первых книг, 
    Где крепли прозы пристальной крупицы, 
    Он и во всех, как искры проводник, 
    Событья былью заставляет биться. 


    1929

    * * *

    Артиллерист стоит у кормила,
    И земля, зачерпывая бортом скорбь,
    Несется под давлением в миллиард атмосфер,
    Озверев, со всеми батареями в пучину.
    
    Артиллерист-вольноопределяющийся, скромный и простенький.
    Он не видит опасных отрогов,
    Он не слышит слов с капитанского мостика,
    Хоть и верует этой ночью в бога;
    
    И не знает, что ночь, дрожа по всей обшивке
    Лесов, озер, церковных приходов и школ,
    Вот-вот срежется, спрягая в разбивку
    С кафедры на ветер брошенный глагол: zаw*
    
    Голосом перосохшей гаубицы,
    И вот-вот провалится голос,
    Что земля, терпевшая обхаживанья солнца
    И ставшая солнце обхаживать потом,
    С этой ночи вращается вокруг пушки японской
    И что он, вольноопределяющийся, правит винтом.
    
    Что, не боясь попасть на гауптвахту,
    О разоруженьи молят облака,
    И вселенная стонет от головокруженья,
    Расквартированная наспех в разможженных головах,
    Она ощутила их сырость впервые,
    Они ей неслышны, живые.
    
    * Жить (греч)


    Бабье лето

    Лист смородины груб и матерчат.
    В доме хохот и стекла звенят,
    В нем шинкуют, и квасят, и перчат,
    И гвоздики кладут в маринад.
    Лес забрасывает, как насмешник,
    Этот шум на обрывистый склон,
    Где сгоревший на солнце орешник
    Словно жаром костра опален.
    Здесь дорога спускается в балку,
    Здесь и высохших старых коряг,
    И лоскутницы осени жалко,
    Все сметающей в этот овраг.
    И того, что вселенная проще,
    Чем иной полагает хитрец,
    Что как в воду опущена роща,
    Что приходит всему свой конец.
    
    Что глазами бессмысленно хлопать,
    Когда все пред тобой сожжено
    И осенняя белая копоть
    Паутиною тянет в окно.
    
    Ход из сада в заборе проломан
    И теряется в березняке.
    В доме смех и хозяйственный гомон,
    Тот же гомон и смех вдалеке.


    Балашов

    По будням медник подле вас
    Клепал, лудил, паял,
    А впрочем - масла подливал
    В огонь, как пай к паям.
    
    И без того душило грудь,
    И песнь небес: "Твоя, твоя!"
    И без того лилась в жару
    В вагон, на саквояж.
    
    Сквозь дождик сеялся хорал
    На гроб и в шляпы молокан,
    А впрочем - ельник подбирал
    К прощальным облакам.
    
    И без того взошел, зашел
    В больной душе, щемя, мечась,
    Большой, как солнце, Балашов
    В осенний ранний час.
    
    Лазурью июльскою облит,
    Базар синел и дребезжал.
    Юродствующий инвалид
    Пиле, гундося, подражал.
    
    Мой друг, ты спросишь, кто велит,
    Чтоб жглась юродивого речь?
    В природе лип, в природе плит,
    В природе лета было жечь.


    Лето 1917

    Баллада (Бывает, курьером на борзом...)

    Бывает, курьером на борзом
    Расскачется сердце, и точно
    Отрывистость азбуки морзе,
    Черты твои в зеркале срочны.
    
    Поэт или просто глашатай,
    Герольд или просто поэт,
    В груди твоей - топот лошадный
    И сжатость огней и ночных эстафет.
    
    Кому сегодня шутится?
    Кому кого жалеть?
    С платка текла распутица,
    И к ливню липла плеть.
    
    Был ветер заперт наглухо
    И штемпеля влеплял,
    Как оплеухи наглости,
    Шалея, конь в поля.
    
    Бряцал мундштук закушенный,
    Врывалась в ночь лука,
    Конь оглушал заушиной
    Раскаты большака.
    
    Не видно ни зги, но затем в отдаленьи
    Движенье: лакей со свечой в колпаке.
    Мельчая, коптят тополя, и аллея
    Уходит за пчельник, истлев вдалеке.
    
    Салфетки белей алебастр балюстрады.
    Похоже, огромный, как тень, брадобрей
    Мокает в пруды дерева и ограды
    И звякает бритвой об рант галерей.
    
    Bпустите, мне надо видеть графа.
    Bы спросите, кто я? Здесь жил органист.
    Он лег в мою жизнь пятеричной оправой
    Ключей и регистров. Он уши зарниц
    Крюками прибил к проводам телеграфа.
    Bы спросите, кто я? На розыск Кайяфы
    Отвечу: путь мой был тернист.
    
    Летами тишь гробовая
    Стояла, и поле отхлебывало
    Из черных котлов, забываясь,
    Лапшу светоносного облака.
    
    А зимы другую основу
    Сновали, и вот в этом крошеве
    Я - черная точка дурного
    В валящихся хлопьях хорошего.
    
    Я - пар отстучавшего града, прохладой
    В исходную высь воспаряющий. Я -
    Плодовая падаль, отдавшая саду
    Все счеты по службе, всю сладость и яды,
    Чтоб, музыкой хлынув с дуги бытия,
    В приемную ринуться к вам без доклада.
    Я - мяч полногласья и яблоко лада.
    Bы знаете, кто мне закон и судья.
    
    Bпустите, мне надо видеть графа.
    О нем есть баллады. Он предупрежден.
    Я помню, как плакала мать, играв их,
    Как вздрагивал дом, обливаясь дождем.
    
    Позднее узнал я о мертвом Шопене.
    Но и до того, уже лет в шесть,
    Открылась мне сила такого сцепленья,
    Что можно подняться и землю унесть.
    
    Куда б утекли фонари околотка
    С пролетками и мостовыми, когда б
    Их марево не было, как на колодку,
    Набито на гул колокольных октав?
    
    Но вот их снимали, и, в хлопья облекшись,
    Пускались сновать без оглядки дома,
    И плотно захлопнутой нотной обложкой
    Bалилась в разгул листопада зима.
    
    Ей недоставало лишь нескольких звеньев,
    Чтоб выполнить раму и вырасти в звук,
    И музыкой - зеркалом исчезновенья
    Качнуться, выскальзывая из рук.
    
    В колодец ее обалделого взгляда
    Бадьей погружалась печаль, и, дойдя
    До дна, подымалась оттуда балладой
    И рушилась былью в обвязке дождя.
    
    Жестоко продрогши и до подбородков
    Закованные в железо и мрак,
    Прыжками, прыжками, коротким галопом
    Летели потоки в глухих киверах.
    
    Их кожаный строй был, как годы, бороздчат,
    Их шум был, как стук на монетном дворе,
    И вмиг запружалась рыдванами площадь,
    Деревья мотались, как дверцы карет.
    
    Насколько терпелось канавам и скатам,
    Покамест чекан принимала руда,
    Удар за ударом, трудясь до упаду,
    Дукаты из слякоти била вода.
    
    Потом начиналась работа граверов,
    И черви, разделав сырье под орех,
    Вгрызались в сознанье гербом договора,
    За радугой следом ползя по коре.
    
    Но лето ломалось, и всею махиной
    На август напарывались дерева,
    И в цинковой кипе фальшивых цехинов
    Тонули крушенья шаги и слова.
    
    Но вы безответны. B другой обстановке
    Недолго б длился мой конфуз.
    Но я набивался и сам на неловкость,
    Я знал, что на нее нарвусь.
    
    Я знал, что пожизненный мой собеседник,
    Меня привлекая страшнейшей из тяг,
    Молчит, крепясь из сил последних,
    И вечно числится в нетях.
    
    Я знал, что прелесть путешествий
    И каждый новый женский взгляд
    Лепечут о его соседстве
    И отрицать его велят.
    
    Но как пронесть мне этот ворох
    Признаний через ваш порог?
    Я трачу в глупых разговорах
    Все, что дорогой приберег.
    
    Зачем же, земские ярыги
    И полицейские крючки,
    Вы обнесли стеной религий
    Отца и мастера тоски?
    
    Зачем вы выдумали послух,
    Безбожие и ханжество,
    Когда он лишь меньшой из взрослых
    И сверстник сердца моего.


    1916, 1928

    Баллада (Дрожат гаражи автобазы...)

    Дрожат гаражи автобазы, 
    Нет-нет, как кость, взблеснет костел. 
    Над парном падают топазы, 
    Слепых зарниц бурлит котел. 
    В саду — табак, на тротуаре — 
    Толпа, в толпе — гуденье пчел, 
    Разрывы туч, обрывки арий, 
    Недвижный Днепр, ночной Подол. 
    
    «Пришел», — летит от вяза к вязу, 
    И вдруг становится тяжел 
    Как бы достигший высшей фазы 
    Бессонный запах метиол. 
    «Пришел», — летит от пары к паре, 
    «Пришел», — стволу лепечет ствол. 
    Потоп зарниц, гроза в разгаре, 
    Недвижный Днепр, ночной Подол. 
    
    Удар, другой, пассаж, — и сразу 
    В шаров молочный ореол 
    Шопена траурная фраза 
    Вплывает, как больной орел. 
    Под ним — угар араукарий, 
    Но глух, как будто что обрел, 
    Обрывы донизу обшаря, 
    Недвижный Днепр, ночной Подол. 
    
    Полет орла как ход рассказа. 
    В нем все соблазны южных смол 
    И все молитвы и экстазы 
    За сильный и за слабый пол. 
    Полет — сказанье об Икаре. 
    Но тихо с круч ползет подзол, 
    И глух, как каторжник на Каре, 
    Недвижный Днепр, ночной Подол. 
    
    Вам в дар баллада эта, Гарри. 
    Воображенья произвол 
    Не тронул строк о вашем даре: 
    Я видел все, что в них привел. 
    Запомню и не разбазарю: 
    Метель полночных метиол. 
    Концерт и парк на крутояре. 
    Недвижный Днепр, ночной Подол.


    1930

    Бальзак

    Париж в златых тельцах, в дельцах,
    B дождях, как мщенье, долгожданных.
    По улицам летит пыльца.
    Разгневанно цветут каштаны.
    
    Жара покрыла лошадей
    И щелканье бичей глазурью
    И, как горох на решете,
    Дрожит в оконной амбразуре.
    
    Беспечно мчатся тильбюри.
    Своя довлеет злоба дневи.
    До завтрашней ли им зари?
    Разгневанно цветут деревья.
    
    А их заложник и должник,
    Куда он скрылся? Ах, алхимик!
    Он, как над книгами, поник
    Над переулками глухими.
    
    Почти как тополь, лопоух,
    Он смотрит вниз, как в заповедник,
    И ткет парижу, как паук,
    Заупокойную обедню.
    
    Его бессонные зенки
    Устроены, как веретена.
    Он вьет, как нитку из пеньки,
    Историю сего притона.
    
    Чтоб выкупиться из ярма
    Ужасного заимодавца,
    Он должен сгинуть задарма
    И дать всей нитке размотаться.
    
    Зачем же было брать в кредит
    Париж с его толпой и биржей,
    И поле, и в тени ракит
    Непринужденность сельских пиршеств?
    
    Он грезит волей, как лакей,
    Как пенсией старик бухгалтер,
    А весу в этом кулаке,
    Что в каменщиковой кувалде.
    
    Когда, когда ж, утерши пот
    И сушь кофейную отвеяв,
    Он оградится от забот
    Шестой главою от Матфея?


    Без названия (Недотрога, тихоня в быту..)

    Недотрога, тихоня в быту,
    Ты сейчас вся огонь, вся горенье,
    Дай запру я твою красоту
    В темном тереме стихотворенья.
    
    Посмотри, как преображена
    Огневой кожурой абажура
    Конура, край стены, край окна,
    Наши тени и наши фигуры.
    
    Ты с ногами сидишь на тахте,
    Под себя их поджав по-турецки.
    Все равно, на свету, в темноте,
    Ты всегда рассуждаешь по-детски.
    
    Замечтавшись, ты нижешь на шнур
    Горсть на платье скатившихся бусин.
    Слишком грустен твой вид, чересчур
    Разговор твой прямой безыскусен.
    
    Пошло слово любовь, ты права.
    Я придумаю кличку иную.
    Для тебя я весь мир, все слова,
    Если хочешь, переименую.
    
    Разве хмурый твой вид передаст
    Чувств твоих рудоносную залежь,
    Сердца тайно светящийся пласт?
    Ну так что же глаза ты печалишь?


    1956

    Безвременно умершему

    Немые индивиды,
    И небо, как в степи.
    Не кайся, не завидуй,
    Покойся с миром, спи.
    
    Как прусской пушке берте
    Не по зубам париж,
    Ты не узнаешь смерти,
    Хоть через час сгоришь.
    
    Эпохи революций
    Bозобновляют жизнь
    Народа, где стрясутся,
    В громах других отчизн.
    
    Страницы века громче
    Отдельных правд и кривд.
    Мы этой книги кормчей
    Простой уставный шрифт.
    
    Затем-то мы и тянем,
    Что до скончанья дней
    Идем вторым изданьем,
    Душой и телом в ней.
    
    Но тут нас не оставят.
    Лет через пятьдесят,
    Как ветка пустит паветвь,
    Найдут и воскресят.
    
    Побег не обезлиствел,
    Зарубка зарастет.
    Так вот в самоубийстве ль
    Спасенье и исход?
    
    Деревьев первый иней
    Убористым сучьем
    Вчерне твоей кончине
    Достойно посвящен.
    
    Кривые ветки ольшин
    Как реквием в стихах.
    И это все; и больше
    Не скажешь впопыхах.
    
    Теперь темнеет рано,
    Но конный небосвод
    С пяти несет охрану
    Окраин, рощ и вод.
    
    Из комнаты с венками
    Вечерний виден двор
    И выезд звезд верхами
    В сторожевой дозор.
    
    Прощай. Нас всех рассудит
    Невинность новичка.
    Покойся. Спи. Да будет
    Земля тебе легка.


    Белая ночь

    Мне далекое время мерещится,
    Дом на Стороне Петербургской.
    Дочь степной небогатой помещицы,
    Ты — на курсах, ты родом из Курска.
    
    Ты — мила, у тебя есть поклонники.
    Этой белой ночью мы оба,
    Примостимся на твоем подоконнике,
    Смотрим вниз с твоего небоскреба.
    
    Фонари, точно бабочки газовые,
    Утро тронуло первою дрожью.
    То, что тихо тебе я рассказываю,
    Так на спящие дали похоже.
    
    Мы охвачены тою же самою
    Оробелою верностью тайне,
    Как раскинувшийся панорамою
    Петербург за Невою бескрайней.
    
    Там, вдали, под дремучим урочищам,
    Этой ночью весеннею белой,
    Соловьи славословьем грохочущим
    Оглашают лесные пределы.
    
    Ошалелое щелканье катится,
    Голос маленькой птички летящей
    Пробуждает восторг и сумятицу
    В глубине очарованной чащи.
    
    В те места босоногою странницей
    Пробирается ночь вдоль забора,
    И за ней с подоконника тянется
    След подслушанного разговора.
    
    В отголосках беседы услышанной
    По садам, огороженным тесом,
    Ветви яблоневые и вишневые
    Одеваются цветом белесым.
    
    И деревья, как призраки, белые
    Высыпают толпой на дорогу,
    Точно знаки прощальные делая
    Белой ночи, видавшей так много.


    Белые стихи

              И в этот миг прошли в мозгу все
              мысли единственные, нужные.
              Прошли и умерли...
                                   (Александр Блок)
    
    
    Он встал. B столовой било час. Он знал,
    Теперь конец всему. Он встал и вышел.
    Шли облака. Меж строк и как-то вскользь
    Стучала трость по плитам тротуара,
    И где-то громыхали дрожки. Год
    Назад бальзак был понят сединой.
    Шли облака. Стучала трость. Лило.
    
    Он мог сказать: "Я знаю, старый друг,
    Как ты дошел до этого. Я знаю,
    Каким ключом ты отпер эту дверь,
    Как ту взломал, как глядывал сквозь эту
    И подсмотрел все то, что увидал".
    
    Из-под ладоней мокрых облаков,
    Из-под теней, из-под сырых фасадов,
    Мотаясь, вырывалась в фонарях
    Захватанная мартом мостовая.
    "И даже с чьим ты адресом в руках
    Стирал ступени лестниц, мне известно".
    И ветер гнал ботву по рельсам рынка.
    "Сто ганских с кашлем зябло по утрам
    И, волосы расчесывая, драло
    Гребенкою. Сто ганских в зеркалах
    Бросало в дрожь. Сто ганских пило кофе.
    А надо было богу доказать,
    Что ганская одна, как он задумал..."
    На том конце, где громыхали дрожки,
    Запел петух. "Что Ганская одна,
    Как говорила подпись Ганской в письмах,
    Как сон, как смерть". Светало. B том конце,
    Где громыхали дрожки, пробуждались.
    Как поздно отпираются кафе,
    И как свежа печать сырой газеты!
    Ничто не мелко, жирен всякий шрифт,
    Как жир галош и шин, облитых солнцем.
    Как празден дух проведшего без сна
    Такую ночь! Как голубо пылает
    Фитиль в мозгу! Как ласков огонек!
    Как непоследовательно насмешлив!
    Он вспомнил всех. Напротив у молочной,
    Рыжел навоз. Чирикал воробей.
    Он стал искать той ветки, на которой
    На части разрывался, вне себя
    От счастья, этот щебет. Bпрочем, вскоре
    Он заключил, что ветка над окном,
    Ввиду того ли, что в его виду
    Перед окошком не было деревьев,
    Иль от чего еще. Он вспомнил всех.
    О том, что справа сад, он догадался
    По тени вяза, легшей на панель.
    Она блистала, как и подстаканник.
    Вдруг с непоследовательностью в мыслях,
    Приличною не спавшему, ему
    Подумалось на миг такое что-то,
    Что трудно передать. B горящий мозг
    Вошли слова: любовь, несчастье, счастье,
    Судьба, событье, похожденье, рок,
    Случайность, фарс и фальшь. Bошли и вышли.
    
    По выходе никто б их не узнал,
    Как девушек, остриженных машинкой
    И пощаженных тифом. Он решил,
    Что этих слов никто не понимает,
    Что это не названия картин,
    Не сцены, но разряды матерьялов.
    Что в них есть шум и вес сыпучих тел,
    И сумрак всех букетов москательной.
    Что мумией изображают кровь,
    Но можно иней начертить сангиной,
    И что в душе, в далекой глубине,
    Сидит такой завзятый рисовальщик
    И иногда рисует lunе dе мiеl*
    Куском беды, крошащейся меж пальцев,
    Куском здоровья бешеный кошмар,
    Обломком бреда светлое блаженство.
    В пригретом солнцем синем картузе,
    Обдернувшись, он стал спиной к окошку.
    Он продавал жестяных саламандр.
    Он торговал осколками лазури,
    И ящерицы бегали, блеща,
    По яркому песку вдоль водостоков,
    И щебетали птицы. Шел народ,
    И дети разевали рты на диво.
    Кормилица царицей проплыла.
    За март, в апрель просилось ожерелье,
    И жемчуг, и глаза, кровь с молоком
    Лица и рук, и бус, и сарафана.
    
    Еще по кровлям ездил снег. Еще
    Весна смеялась, вспенив снегу с солнцем.
    Десяток парниковых огурцов
    Был слишком слаб, чтоб в марте дать понятье
    О зелени. Но март их понимал
    И всем трубил про молодость и свежесть.
    
    Из всех картин, что память сберегла,
    Припомнилась одна: ночное поле.
    Казалось, в звезды, словно за чулок,
    Мякина забивается и колет.
    Глаза, казалось, млечный путь пылит.
    Казалось, ночь встает без сил с омета
    И сор со звезд сметает. Степь неслась
    Рекой безбрежной к морю, и со степью
    Неслись стога и со стогами ночь.
    
    На станции дежурил крупный храп,
    Как пласт, лежавший на листе железа.
    На станции ревели мухи. Дождь
    Звенел об зымзу, словно о подойник.
    Из четырех громадных летних дней
    Сложило сердце эту память правде.
    По рельсам плыли, прорезая мглу,
    Столбы сигналов, ударяя в тучи,
    
    И резали глаза. Бессонный мозг
    Тянуло в степь, за шпалы и сторожки.
    На станции дежурил храп, и дождь
    Ленился и вздыхал в листве. Мой ангел,
    Ты будешь спать: мне обещала ночь!
    Мой друг, мой дождь, нам некуда спешить.
    У нас есть время. У меня в карманах
    Орехи. Есть за чем с тобой в степи
    Полночи скоротать. Ты видел? Понял?
    Ты понял? Да? Не правда ль, это то?
    Та бесконечность? То обетованье?
    И стоило расти, страдать и ждать.
    И не было ошибкою родиться?
    На станции дежурил крупный храп.
    Зачем же так печально опаданье
    Безумных знаний этих? Что за грусть
    Роняет поцелуи, словно август,
    Которого ничем не оторвать
    От лиственницы? Жаркими губами
    Пристал он к ней, она и он в слезах,
    Он совершенно мокр, мокры и иглы...
    
    * Медовый месяц (франц.)


    Бессонница

    Который час? Темно. Наверно, третий.
    Опять мне, видно, глаз сомкнуть не суждено.
    Пастух в поселке щелкнет плетью на рассвете.
    Потянет холодом в окно,
    Которое во двор обращено.
    А я один.
    Неправда, ты
    Всей белизны своей сквозной волной
    Со мной.


    Близнец на корме

               Константину Локс
    
    Как топи укрывают рдест,
    Так никнут над мечтою веки...
    Сородичем попутных звезд
    Уйду однажды и навеки.
    
    Крутой мы обогнем уступ
    Живых, заночевавших криптий,
    Моим глаголом, пеплом губ,
    Тогда найденыша засыпьте.
    
    Уж пригороды позади.
    Свежо... С звездой попутной дрогну.
    Иные тянутся в груди,
    Иные вырастают стогна.
    
    Наложницы смежилась грудь,
    И полночи обогнут профиль,
    Колышется, коснеет ртуть
    Туманных станов, кранов, кровель.
    
    Тогда, в зловещей полутьме,
    Сквозь залетейские миазмы,
    Близнец мне виден на корме,
    Застывший в безвременной астме.


    Близнецы

    Сердца и спутники, мы коченеем,
    Мы близнецами одиночных камер.
    Чьея ж косы горящим водолеем,
    Звездою ложа в высоте я замер?
    
    Вокруг иных влюбленных верный хаос,
    Чья над уснувшей бездыханна стража,
    Твоих покровов мнущийся канаус
    Не перервут созвездные миражи.
    
    Земля успенья твоего не вычет
    Из возносящихся над снегом пилястр,
    И коченеющий близнец граничит
    С твоею мукой, стерегущий кастор.
    
    Я оглянусь. За сном оконных фуксий
    Близнец родной свой лунный стан просыпал.
    Не та же ль ночь на брате, на поллуксе,
    Не та же ль ночь сторожевых манипул?
    
    Под ним лучи. Чеканом блещет поножь,
    А он плывет, не тронув снов пятою.
    Но где тот стан, что ты гнетешь и гонишь,
    Гнетешь и гнешь, и стонешь высотою?


    Бобыль

    Грустно в нашем саду.
    Он день ото дня краше.
    В нем и в этом году
    Жить бы полною чашей.
    Но обитель свою
    Разлюбил обитатель.
    Он отправил семью,
    И в краю неприятель.
    И один, без жены,
    Он весь день у соседей,
    Точно с их стороны
    Ждет вестей о победе.
    А повадится в сад
    И на пункт ополченский,
    Так глядит на закат
    B направленьи к смоленску.
    Там в вечерней красе
    Мимо вязьмы и гжатска
    Протянулось шоссе
    Пятитонкой солдатской.
    Он еще не старик
    И укор молодежи,
    А его дробовик
    Лет на двадцать моложе.


    Болезни Земли

    О, еще! Раздастся ль только хохот 
    Перламутром, Иматрой бацилл, 
    Мокрым гулом, тьмой стафилококков, 
    И блеснут при молниях резцы, 
    
    Так — шабаш! Нешаткие титаны 
    Захлебнутся в черных сводах дня. 
    Тени стянет трепетом tetanus, 
    И медянок запылит столбняк. 
    
    Вот и ливень. Блеск водобоязни, 
    Вихрь, обрывки бешеной слюны. 
    Но откуда? С тучи, с поля, с Клязьмы 
    Или с сардонической сосны? 
    
    Чьи стихи настолько нашумели, 
    Что и гром их болью изумлен? 
    Надо быть в бреду по меньшей мере, 
    Чтобы дать согласье быть землей.


    Борису Пильняку

    Иль я не знаю, что, в потемки тычась,
    Вовек не вышла б к свету темнота,
    И я - урод, и счастье сотен тысяч
    Не ближе мне пустого счастья ста?
    
    И разве я не мерюсь пятилеткой,
    Не падаю, не подымаюсь с ней?
    Но как мне быть с моей грудною клеткой
    И с тем, что всякой косности косней?
    
    Напрасно в дни великого совета,
    Где высшей страсти отданы места,
    Оставлена вакансия поэта:
    Она опасна, если не пуста.


    1931

    Брюсову

    Я поздравляю вас, как я отца
    Поздравил бы при той же обстановке.
    Жаль, что в Большом театре под сердца
    Не станут стлать, как под ноги, циновки.
    
    Жаль, что на свете принято скрести
    У входа в жизнь одни подошвы: жалко,
    Что прошлое смеется и грустит,
    А злоба дня размахивает палкой.
    
    Вас чествуют. Чуть-чуть страшит обряд,
    Где вас, как вещь, со всех сторон покажут
    И золото судьбы посеребрят,
    И, может, серебрить в ответ обяжут.
    
    Что мне сказать? Что Брюсова горька
    Широко разбежавшаяся участь?
    Что ум черствеет в царстве дурака?
    Что не безделка - улыбаться, мучась?
    
    Что сонному гражданскому стиху
    Вы первый настежь в город дверь открыли?
    Что ветер смел с гражданства шелуху
    И мы на перья разодрали крылья?
    
    Что вы дисциплинировали взмах
    Взбешенных рифм, тянувшихся за глиной,
    И были домовым у нас в домах
    И дьяволом недетской дисциплины?
    
    Что я затем, быть может, не умру,
    Что, до смерти теперь устав от гили,
    Вы сами, было время, поутру
    Линейкой нас не умирать учили?
    
    Ломиться в двери пошлых аксиом,
    Где лгут слова и красноречье храмлет?..
    О! весь Шекспир, быть может, только в том,
    Что запросто болтает с тенью Гамлет.
    
    Так запросто же!
    Дни рожденья есть.
    Скажи мне, тень, что ты к нему желала б?
    Так легче жить. А то почти не снесть
    Пережитого слышащихся жалоб.


    1923

    * * *

    Будущее! Облака встрепанный бок!
    Шапка седая! Гроза молодая!
    Райское яблоко года, когда я
    Буду, как бог.
    
    Я уже пережил это. Я предал.
    Я это знаю. Я это отведал.
    Зоркое лето. Безоблачный зной.
    Жаркие папоротники.Ни звука.
    Муха не сядет. И зверь не сигнет.
    Птица не порхнет - палящее лето.
    Лист не шелохнет - и пальмы стеной.
    Папоротники и пальмы, и это
    Дерево. Это, корзины ранета
    Раненной тенью вонзенное в зной,
    Дерево девы и древо запрета.
    Это и пальмы стеною, и "Ну-ка,
    Что там, была не была, подойду-ка".
    Пальмы стеною и кто-то иной,
    Кто-то как сила, и жажда, и мука,
    Кто-то, как хохот и холод сквозной -
    По лбу и в волосы всей пятерней, -
    И утюгом по лужайке - гадюка.
    Синие линии пиний. Ни звука.
    Папоротники и пальмы стеной.


    * * *

    Быть знаменитым некрасиво.
    Не это подымает ввысь.
    Не надо заводить архива,
    Над рукописями трястись.
    
    Цель творчества - самоотдача,
    А не шумиха, не успех.
    Позорно, ничего не знача,
    Быть притчей на устах у всех.
    
    Но надо жить без самозванства,
    Так жить, чтобы в конце концов
    Привлечь к себе любовь пространства,
    Услышать будущего зов.
    
    И надо оставлять пробелы
    В судьбе, а не среди бумаг,
    Места и главы жизни целой
    Отчеркивая на полях.
    
    И окунаться в неизвестность,
    И прятать в ней свои шаги,
    Как прячется в тумане местность,
    Когда в ней не видать ни зги.
    
    Другие по живому следу
    Пройдут твой путь за пядью пядь,
    Но пораженья от победы
    Ты сам не должен отличать.
    
    И должен ни единой долькой
    Не отступаться от лица,
    Но быть живым, живым и только,
    Живым и только до конца.


    1956

    В больнице

    Стояли как перед витриной, 
    Почти запрудив тротуар. 
    Носилки втолкнули в машину. 
    В кабину вскочил санитар. 
    
    И скорая помощь, минуя 
    Панели, подъезды, зевак, 
    Сумятицу улиц ночную, 
    Нырнула огнями во мрак. 
    
    Милиция, улицы, лица 
    Мелькали в свету фонаря. 
    Покачивалась фельдшерица 
    Со склянкою нашатыря. 
    
    Шел дождь, и в приемном покое 
    Уныло шумел водосток, 
    Меж тем как строка за строкою 
    Марали опросный листок. 
    
    Его положили у входа. 
    Все в корпусе было полно. 
    Разило парами иода, 
    И с улицы дуло в окно. 
    
    Окно обнимало квадратом 
    Часть сада и неба клочок. 
    К палатам, полам и халатам 
    Присматривался новичок. 
    
    Как вдруг из расспросов сиделки, 
    Покачивавшей головой, 
    Он понял, что из переделки 
    Едва ли он выйдет живой. 
    
    Тогда он взглянул благодарно 
    В окно, за которым стена 
    Была точно искрой пожарной 
    Из города озарена. 
    
    Там в зареве рдела застава, 
    И, в отсвете города, клен 
    Отвешивал веткой корявой 
    Больному прощальный поклон. 
    
    «О господи, как совершенны 
    Дела твои,— думал больной,— 
    Постели, и люди, и стены, 
    Ночь смерти и город ночной.
    
    Я принял снотворного дозу 
    И плачу, платок теребя. 
    О боже, волнения слезы 
    Мешают мне видеть тебя. 
    
    Мне сладко при свете неярком, 
    Чуть падающем на кровать, 
    Себя и свой жребий подарком 
    Бесценным твоим сознавать. 
    
    Кончаясь в больничной постели, 
    Я чувствую рук твоих жар. 
    Ты держишь меня, как изделье, 
    И прячешь, как перстень, в футляр».


    1956

    В низовьях

    Илистых плавней желтый янтарь,
    Блеск чернозема.
    Жители чинят снасть, инвентарь,
    Лодки, паромы.
    В этих низовьях ночи  восторг,
    Светлые зори.
    Пеной по отмели шорх-шорх
    Черное море.
    Птица в болотах, по рекам  налим,
    Уймища раков.
    В том направлении берегом  крым,
    В этом очаков.
    За николаевом к низу  лиман.
    Вдоль поднебесья
    Степью на запад  зыбь и туман.
    Это к одессе.
    Было ли это?  Какой это стиль?
    Где эти годы?
    Можно ль вернуть эту жизнь, эту быль,
    Эту свободу?
    Ах, как скучает по пахоте плуг,
    Пашня  по плугу,
    Море  по бугу, по северу  юг,
    Все  друг по другу!
    
    Миг долгожданный уже на виду,
    За поворотом.
    Дали предчувствуют. B этом году
    Слово за флотом.
    


    * * *

    В разгаре хлебная уборка,
    А урожай - как никогда.
    Гласит недаром поговорка:
    Берут навалом города.
    
    Как в океане небывалом,
    В загаре и пыли до лба
    Штурвальщица крутым увалом
    Уходит на версты в хлеба.
    
    Людей и при царе Горохе,
    Когда владычествовал цеп,
    Везде, всегда, во все эпохи
    К авралу звал поспевший хлеб.
    
    Толпились в поле и соломе,
    Тонули в гаме голоса.
    Локомобили экономий
    Плевались дымом в небеса.
    
    Без слов, без шуток, без ухмылок,
    Батрачкам наперегонки,
    Снопы к отверстьям молотилок
    Подбрасывали батраки.
    
    Всех вместе сталкивала спешка,
    Но и в разгаре молотьбы
    Мужчина оставался пешкой,
    А женщина - рабой судьбы.
    
    Теперь такая же горячка, -
    Цена ее не такова,
    И та, что встарь была батрачкой,
    Себе и делу голова.
    
    Не может скрыть сердечной тайны
    Душа штурвалыцицы такой.
    Ее мечтанья стук комбайна
    Выбалтывает за рекой.
    
    И суть не в красноречьи чисел,
    А в том, что человек окреп.
    Тот, кто от хлеба так зависел,
    Стал сам царем своих судеб.
    
    Везде, повсюду, в Брянске, в Канске,
    В степях, в копях, в домах, в умах -
    Какой во всем простор гигантский!
    Какая ширь! Какой размах!


    Вакханалия

    Город. Зимнее небо.
    Тьма. Пролеты ворот.
    У Бориса и Глеба
    Свет, и служба идет.
    
    Лбы молящихся, ризы
    И старух шушуны
    Свечек пламенем снизу
    Слабо озарены.
    
    А на улице вьюга
    Все смешала в одно,
    И пробиться друг к другу
    Никому не дано.
    
    В завываньи бурана
    Потонули: тюрьма,
    Экскаваторы, краны,
    Новостройки, дома,
    
    Клочья репертуара
    На афишном столбе
    И деревья бульвара
    В серебристой резьбе.
    
    И великой эпохи
    След на каждом шагу
    B толчее, в суматохе,
    В метках шин на снегу,
    
    B ломке взглядов, симптомах
    Вековых перемен,
    B наших добрых знакомых,
    В тучах мачт и антенн,
    
    На фасадах, в костюмах,
    В простоте без прикрас,
    B разговорах и думах,
    Умиляющих нас.
    
    И в значеньи двояком
    Жизни, бедной на взгляд,
    Но великой под знаком
    Понесенных утрат.
    
    "Зимы", "Зисы" и "Татры",
    Сдвинув полосы фар,
    Подъезжают к театру
    И слепят тротуар.
    
    Затерявшись в метели,
    Перекупщики мест
    Осаждают без цели
    Театральный подъезд.
    
    Все идут вереницей,
    Как сквозь строй алебард,
    Торопясь протесниться
    На "Марию Стюарт".
    
    Молодежь по записке
    Добывает билет
    И великой артистке
    Шлет горячий привет.
    
    За дверьми еще драка,
    А уж средь темноты
    Вырастают из мрака
    Декораций холсты.
    
    Словно выбежав с танцев
    И покинув их круг,
    Королева шотландцев
    Появляется вдруг.
    
    Все в ней жизнь, все свобода,
    И в груди колотье,
    И тюремные своды
    Не сломили ее.
    
    Стрекозою такою
    Родила ее мать
    Ранить сердце мужское,
    Женской лаской пленять.
    
    И за это быть, может,
    Как огонь горяча,
    Дочка голову сложит
    Под рукой палача.
    
    В юбке пепельно-сизой
    Села с краю за стол.
    Рампа яркая снизу
    Льет ей свет на подол.
    
    Нипочем вертихвостке
    Похождений угар,
    И стихи, и подмостки,
    И париж, и Ронсар.
    
    К смерти приговоренной,
    Что ей пища и кров,
    Рвы, форты, бастионы,
    Пламя рефлекторов?
    
    Но конец героини
    До скончанья времен
    Будет славой отныне
    И молвой окружен.
    
    То же бешенство риска,
    Та же радость и боль
    Слили роль и артистку,
    И артистку и роль.
    
    Словно буйство премьерши
    Через столько веков
    Помогает умершей
    Убежать из оков.
    
    Сколько надо отваги,
    Чтоб играть на века,
    Как играют овраги,
    Как играет река,
    
    Как играют алмазы,
    Как играет вино,
    Как играть без отказа
    Иногда суждено,
    
    Как игралось подростку
    На народе простом
    В белом платье в полоску
    И с косою жгутом.
    
    И опять мы в метели,
    А она все метет,
    И в церковном приделе
    Свет, и служба идет.
    
    Где-то зимнее небо,
    Проходные дворы,
    И окно ширпотреба
    Под горой мишуры.
    
    Где-то пир. Где-то пьянка.
    Именинный кутеж.
    Мехом вверх, наизнанку
    Свален ворох одеж.
    
    Двери с лестницы в сени,
    Смех и мнений обмен.
    Три корзины сирени.
    Ледяной цикламен.
    
    По соседству в столовой
    Зелень, горы икры,
    В сервировке лиловой
    Семга, сельди, сыры,
    
    И хрустенье салфеток,
    И приправ острота,
    И вино всех расцветок,
    И всех водок сорта.
    
    И под говор стоустый
    Люстра топит в лучах
    Плечи, спины и бюсты,
    И сережки в ушах.
    
    И смертельней картечи
    Эти линии рта,
    Этих рук бессердечье,
    Этих губ доброта.
    
    И на эти-то дива
    Глядя, как маниак,
    Кто-то пьет молчаливо
    До рассвета коньяк.
    
    Уж над ним межеумки
    Проливают слезу.
    На шестнадцатой рюмке
    Ни в одном он глазу.
    
    За собою упрочив
    Право зваться немым,
    Он средь женщин находчив,
    Средь мужчин нелюдим.
    
    В третий раз разведенец
    И дожив до седин,
    Жизнь своих современниц
    Оправдал он один.
    
    Дар подруг и товарок
    Он пустил в оборот
    И вернул им в подарок
    Целый мир в свой черед.
    
    Но для первой же юбки
    Он порвет повода,
    И какие поступки
    Совершит он тогда!
    
    Средь гостей танцовщица
    Помирает с тоски.
    Он с ней рядом садится,
    Это ведь двойники.
    
    Эта тоже открыто
    Может лечь на ура
    Королевой без свиты
    Под удар топора.
    
    И свою королеву
    Он на лестничный ход
    От печей перегрева
    Освежиться ведет.
    
    Хорошо хризантеме
    Стыть на стуже в цвету.
    Но назад уже время
    B духоту, в тесноту.
    
    С табаком в чайных чашках
    Весь в окурках буфет.
    Стол в конфетных бумажках.
    Наступает рассвет.
    
    И своей балерине,
    Перетянутой так,
    Точно стан на пружине,
    Он шнурует башмак.
    
    Между ними особый
    Распорядок с утра,
    И теперь они оба
    Точно брат и сестра.
    
    Перед нею в гостиной
    Не встает он с колен.
    На дела их картины
    Смотрят строго со стен.
    
    Впрочем, что им, бесстыжим,
    Жалость, совесть и страх
    Пред живым чернокнижьем
    B их горячих руках?
    
    Море им по колено,
    И в безумьи своем
    Им дороже вселенной
    Миг короткий вдвоем.
    
    Цветы ночные утром спят,
    Не прошибает их поливка,
    Хоть выкати на них ушат.
    В ушах у них два-три обрывка
    
    Того, что тридцать раз подряд
    Пел телефонный аппарат.
    
    Так спят цветы садовых гряд
    В плену своих ночных фантазий.
    Они не помнят безобразья,
    Творившегося час назад.
    Состав земли не знает грязи.
    Все очищает аромат,
    
    Который льет без всякой связи
    Десяток роз в стеклянной вазе.
    
    Прошло ночное торжество.
    Забыты шутки и проделки.
    На кухне вымыты тарелки.
    Никто не помнит ничего.


    Вальс с чертовщиной

    Только заслышу польку вдали,
    Кажется, вижу в замочною скважину:
    Лампы задули, сдвинули стулья,
    Пчелками кверху порх фитили,
    Масок и ряженых движется улей.
    Это за щелкой елку зажгли.
    
    Великолепие выше сил
    Туши и сепии и белил,
    Синих, пунцовых и золотых
    Львов и танцоров, львиц и франтих.
    Реянье блузок, пенье дверей,
    Рев карапузов, смех матерей.
    Финики, книги, игры, нуга,
    Иглы, ковриги, скачки, бега.
    
    В этой зловещей сладкой тайге
    Люди и вещи на равной ноге.
    Этого бора вкусный цукат
    К шапок разбору рвут нарасхват.
    Душно от лакомств. Елка в поту
    Клеем и лаком пьет темноту.
    
    Все разметала, всем истекла,
    Вся из металла и из стекла.
    Искрится сало, брызжет смола
    Звездами в залу и зеркала
    И догорает дотла. Мгла.
    Мало-помалу толпою усталой
    Гости выходят из-за стола.
    
    Шали, и боты, и башлыки.
    Вечно куда-нибудь их занапастишь.
    Ставни, ворота и дверь на крюки,
    В верхнюю комнату форточку настежь.
    Улицы зимней синий испуг.
    Время пред третьими петухами.
    И возникающий в форточной раме
    Дух сквозняка, задувающий пламя,
    Свечка за свечкой явственно вслух:
    Фук. Фук. Фук. Фук.
    


    Вальс со слезой

    Как я люблю ее в первые дни
    Только что из лесу или с метели!
    Ветки неловкости не одолели.
    Нитки ленивые, без суетни,
    Медленно переливая на теле,
    Виснут серебряною канителью.
    Пень под глухой пеленой простыни.
    
    Озолотите ее, осчастливьте
    И не смигнет. Но стыдливая скромница
    В фольге лиловой и синей финифти
    Вам до скончания века запомнится.
    Как я люблю ее в первые дни,
    Всю в паутине или в тени!
    
    Только в примерке звезды и флаги,
    И в бонбоньерки не клали малаги.
    Свечки не свечки, даже они
    Штифтики грима, а не огни.
    Это волнующаяся актриса
    С самыми близкими в день бенефиса.
    Как я люблю ее в первые дни
    Перед кулисами в кучке родни.
    
    Яблоне — яблоки, елочке — шишки.
    Только не этой. Эта в покое.
    Эта совсем не такого покроя.
    Это — отмеченная избранница.
    Вечер ее вековечно протянется.
    Этой нимало не страшно пословицы.
    Ей небывалая участь готовится:
    В золоте яблок, как к небу пророк,
    Огненной гостьей взмыть в потолок.
    
    Как я люблю ее в первые дни,
    Когда о елке толки одни!


    Вдохновенье

    По заборам бегут амбразуры,
    Образуются бреши в стене,
    Когда ночь оглашается фурой
    Повестей, неизвестных весне.
    
    Без клещей приближенье фургона
    Вырывает из ниш костыли
    Только гулом свершенных прогонов,
    Подымающих пыль издали.
    
    Этот грохот им слышен впервые.
    Завтра, завтра понять я вам дам,
    Как рвались из ворот мостовые,
    Вылетая по жарким следам.
    
    Как в росистую хвойную скорбкость
    Скипидарной, как утро, струи
    Погружали постройки свой корпус
    И лицо окунал конвоир.
    
    О, теперь и от лип не в секрете:
    Город пуст по зарям оттого,
    Что последний из смертных в карете
    Под стихом и при нем часовой.
    
    В то же утро, ушам не поверя,
    Протереть не успевши очей,
    Сколько бедных, истерзанных перьев
    Рвется к окнам из рук рифмачей!


    Венеция

    Я был разбужен спозаранку
    Щелчком оконного стекла.
    Размокшей каменной баранкой
    В воде Венеция плыла.
    
    Все было тихо, и, однако,
    Во сне я слышал крик, и он
    Подобьем смолкнувшего знака
    Еще тревожил небосклон.
    
    Он вис трезубцем Скорпиона
    Над гладью стихших мандолин
    И женщиною оскорбленной,
    Быть может, издан был вдали.
    
    Теперь он стих и черной вилкой
    Торчал по черенок во мгле.
    Большой канал с косой ухмылкой
    Оглядывался, как беглец.
    
    Туда, голодные, противясь,
    Шли волны, шлендая с тоски,
    И гондолы* рубили привязь,
    Точа о пристань тесаки.
    
    Вдали за лодочной стоянкой
    В остатках сна рождалась явь.
    Венеция венецианкой
    Бросалась с набережных вплавь.
    
    * В отступление от обычая
    восстанавливаю итальянское ударение - П.


    1913, 1928

    * * *

    Весеннею порою льда
    И слез, весной бездонной,
    Весной бездонною, когда
    В Москве — конец сезона,
    Вода доходит в холода
    По пояс небосклону,
    Отходят рано поезда,
    Пруды — желто-лимонны,
    И проводы, как провода,
    Оттянуты в затоны.
    
    Когда ручьи поют романс
    О непролазной грязи,
    И вечер явно не про нас
    Таинственен и черномаз,
    И неба безобразье —
    Как речь сказителя из масс
    И женщин до потопа,
    Как обаянье без гримас
    И отдых углекопа.
    
    Когда какой-то брод в груди,
    И лошадью на броде
    В нас что-то плачет: пощади,
    Как площади отродье.
    Но столько в лужах позади
    Затопленных мелодий,
    Что вставил вал, и заводи
    Машину половодья.
    
    Какой в нее мне вставить вал?
    Весна моя, не сетуй.
    Печали час твоей совпал
    С преображеньем света.
    
    Струитесь, черные ручьи.
    Родимые, струитесь.
    Примите в заводи свои
    Околицы строительств.
    Их марева — как облака
    Зарей неторопливой.
    Как август, жаркие века
    Скопили их наплывы.
    
    В краях заката стаял лед.
    И по воде, оттаяв,
    Гнездом сполоснутым плывет
    Усадьба без хозяев.
    Прощальных слез не осуша
    И плакав вечер целый,
    Уходит с Запада душа,
    Ей нечего там делать.
    
    Она уходит, как весной
    Лимонной желтизною
    Закатной заводи лесной
    Пускаются в ночное.
    Она уходит в перегной
    Потопа, как при Ное,
    И ей не боязно одной
    Бездонною весною.
    
    Пред нею край, где в поясной
    Поклон не вгонят стона,
    Из сердца девушки сенной
    Не вырежут фестона.
    Пред ней заря, пред ней и мной
    Зарей желто-лимонной —
    Простор, затопленный весной,
    Весной, весной бездонной.
    
    И так как с малых детских лет
    Я ранен женской долей,
    И след поэта — только след
    Ее путей, не боле,
    И так как я лишь ей задет
    И ей у нас раздолье,
    То весь я рад сойти на нет
    В революционной воле.


    * * *

    Весенний день тридцатого апреля
    С рассвета отдается детворе.
    Захваченный примеркой ожерелья,
    Он еле управляется к заре.
    
    Как горы мятой ягоды под марлей,
    Всплывает город из-под кисеи.
    По улицам шеренгой куцых карлиц
    Бульвары тянут сумерки свои.
    
    Вечерний мир всегда бутон кануна,
    У этого ж — особенный почин.
    Он расцветет когда-нибудь коммуной
    В скрещеньи многих майских годовщин.
    
    Он долго будет днем переустройства,
    Предпраздничных уборок и затей,
    Как были до него березы Троицы
    И, как до них, дрогни панатеней.
    
    Все так же будут бить песок размякший
    И на иллюминованный карниз
    Подтаскивать кумач и тес. Все так же
    По сборным пунктам развозить актрис.
    
    И будут бодро по трое матросы
    Гулять по скверам, огибая дерн.
    И к ночи месяц в улицы вотрется,
    Как мертвый город и остывший горн.
    
    Но с каждой годовщиной все махровей
    Тугой задаток розы будет цвесть,
    Все явственнее прибывать здоровье,
    И все заметней искренность и честь.
    
    Все встрепаннее, все многолепестней
    Ложиться будут первого числа
    Живые нравы, навыки и песни
    В луга и пашни и на промысла.
    
    Пока, как запах мокрых центифолий,
    Не вырвется, не выразится вслух,
    Не сможет не сказаться поневоле
    Созревших лет перебродивший дух.


    Весенний дождь

    Усмехнулся черемухе, всхлипнул, смочил
    Лак экипажей, деревьев трепет.
    Под луною на выкате гуськом скрипачи
    Пробираются к театру. Граждане, в цепи!
    
    Лужи на камне. Как полное слез
    Горло - глубокие розы, в жгучих,
    Влажных алмазах. Мокрый нахлест
    Счастья - на них, на ресницах, на тучах.
    
    Впервые луна эти цепи и трепет
    Платьев и власть восхищенных уст
    Гипсовою эпопеею лепит,
    Лепит никем не лепленный бюст.
    
    В чьем это сердце вся кровь его быстро
    Хлынула к славе, схлынув со щек?
    Вон она бьется: руки министра
    Рты и аорты сжали в пучок.
    
    Это не ночь, не дождь и не хором
    Рвущееся: "Керенский, ура!",
    Это слепящий выход на форум
    Из катакомб, безысходных вчера.
    
    Это не розы, не рты, не ропот
    Толп, это здесь, пред театром - прибой
    Заколебавшейся ночи Европы,
    Гордой на наших асфальтах собой.


    Лето 1917

    Весенняя распутица

    Огни заката догорали.
    Распутицей в бору глухом
    В далекий хутор на Урале
    Тащился человек верхом.
    
    Болтала лошадь селезенкой,
    И звону шлепавших подков
    Дорогой вторила вдогонку
    Вода в воронках родников.
    
    Когда же опускал поводья
    И шагом ехал верховой,
    Прокатывало половодье
    Вблизи весь гул и грохот свой.
    
    Смеялся кто-то, плакал кто-то,
    Крошились камни о кремни,
    И падали в водовороты
    С корнями вырванные пни.
    
    А на пожарище заката,
    В далекой прочерни ветвей,
    Как гулкий колокол набата,
    Неистовствовал соловей.
    
    Где ива вдовий свой повойник
    Клонила, свесивши в овраг,
    Как древний соловей-разбойник
    Свистал он на семи дубах.
    
    Какой беде, какой зазнобе
    Предназначался этот пыл?
    В кого ружейной крупной дробью
    Он по чащобе запустил?
    
    Казалось, вот он выйдет лешим
    С привала беглых каторжан
    Навстречу конным или пешим
    Заставам здешних партизан.
    
    Земля и небо, лес и поле
    Ловили этот редкий звук,
    Размеренные эти доли
    Безумья, боли, счастья, мук.


    Весна (Весна, я с улицы...)

    Весна, я с улицы, где тополь удивлен,
    Где даль пугается, где дом упасть боится,
    Где воздух синь, как узелок с бельем
    У выписавшегося из больницы.
    
    Где вечер пуст, как прерванный рассказ,
    Оставленный звездой без продолженья
    К недоуменью тысяч шумных глаз,
    Бездонных и лишенных выраженья.


    1918

    Весна (Все нынешней весной особое...)

    Все нынешней весной особое,
    Живее воробьев шумиха.
    Я даже выразить не пробую,
    Как на душе светло и тихо.
    
    Иначе думается, пишется,
    И громкою октавой в хоре
    Земной могучий голос слышится
    Освобожденных территорий.
    
    Весеннее дыханье родины
    Смывает след зимы с пространства
    И черные от слез обводины
    С заплаканных очей славянства.
    
    Везде трава готова вылезти,
    И улицы старинной Праги
    Молчат, одна другой извилистей,
    Но заиграют, как овраги.
    
    Сказанья Чехии, Моравии
    И Сербии с весенней негой,
    Сорвавши пелену бесправия,
    Цветами выйдут из-под снега.
    
    Все дымкой сказочной подернется,
    Подобно завиткам по стенам
    В боярской золоченой горнице
    И на Василии Блаженном.
    
    Мечтателю и полуночнику
    Москва милей всего на свете.
    Он дома, у первоисточника
    Всего, чем будет цвесть столетье.


    1944

    Весна (Что почек, что клейких...)

                1
    
    Что почек, что клейких заплывших огарков
    Налеплено к веткам! Затеплен
    Апрель. Возмужалостью тянет из парка,
    И реплики леса окрепли.
    
    Лес стянут по горлу петлею пернатых
    Гортаней, как буйвол арканом,
    И стонет в сетях, как стенает в сонатах
    Стальной гладиатор органа.
    
    Поэзия! Греческой губкой в присосках
    Будь ты, и меж зелени клейкой
    Тебя б положил я на мокрую доску
    Зеленой садовой скамейки.
    
    Расти себе пышные брыжжи и фижмы,
    Вбирай облака и овраги,
    А ночью, поэзия, я тебя выжму
    Во здравие жадной бумаги.
    
                2
    
    Весна! Не отлучайтесь
    Сегодня в город. Стаями
    По городу, как чайки,
    Льды раскричались, таючи.
    
    Земля, земля волнуется,
    И катятся, как волны,
    Чернеющие улицы,-
    Им, ветреницам, холодно.
    
    По ним плывут, как спички,
    Сгорая и захлебываясь,
    Сады и электрички,-
    Им, ветреницам, холодно.
    
    От кружки плывут, как спички,
    Сгорая и захлебываясь,
    Сады и электрички,-
    Им, ветреницам, холодно.
    
    От кружки синевы со льдом,
    От пены буревестников
    Вам дурно станет. Впрочем, дом
    Кругом затоплен песнью.
    
    И бросьте размышлять о тех,
    Кто выехал рыбачить.
    По городу гуляет грех
    И ходят слезы падших.
    
                3
    
    Разве только грязь видна вам,
    А не скачет таль в глазах?
    Не играет по канавам -
    Словно в яблоках рысак?
    
    Разве только птицы цедят,
    В синем небе щебеча,
    Ледяной лимон обеден
    Сквозь соломину луча?
    
    Оглянись, и ты увидишь
    До зари, весь день, везде,
    С головой Москва, как Китеж,-
    В светло-голубой воде.
    
    Отчего прозрачны крыши
    И хрустальны колера?
    Как камыш, кирпич колыша,
    Дни несутся в вечера.
    
    Город, как болото, топок,
    Струпья снега на счету,
    И февраль горит, как хлопок,
    Захлебнувшийся в спирту.
    
    Белым пламенем измучив
    Зоркость чердаков, в косом
    Переплете птиц и сучьев -
    Воздух гол и невесом.
    
    В эти дни теряешь имя,
    Толпы лиц сшибают с ног.
    Знай, твоя подруга с ними,
    Но и ты не одинок.


    1914

    Весна в лесу

    Отчаянные холода
    Задерживают таянье.
    Весна позднее, чем всегда,
    Но и зато нечаянней.
    
    С утра амурится петух,
    И нет прохода курице.
    Лицом поворотясь на юг,
    Сосна на солнце жмурится.
    
    Хотя и парит и печет,
    Еще недели целые
    Дороги сковывает лед
    Корою почернелою.
    
    В лесу еловый мусор, хлам,
    И снегом всё завалено.
    Водою с солнцем пополам
    Затоплены проталины.
    
    И небо в тучах как в пуху
    Над грязной вешней жижицей
    Застряло в сучьях наверху
    И от жары не движется.


    1956

    * * *

    Весна, ты сырость рудника в висках.
    Мигренью руд горшок цветочный полон.
    Зачахли льды. Но гиацинт запах
    Той болью руд, которою зацвел он.
    
    Сошелся клином свет. И этот клин
    Обыкновенно рвется из-под ребер,
    Как полы листьев лип и пелерин
    В лоскутья рвутся дождевою дробью.
    
    Где ж начинаются пустые небеса,
    Когда, куда ни глянь, без передышки
    В шаги, во взгляды, в сны и в голоса
    Земле врываться, век стуча задвижкой!
    
    За нею на ходу, по вечерам
    И по ухабам ночи волочится,
    Как цепь надорванная пополам,
    Заржавленная, древняя столица.
    
    Она гремит, как только кандалы
    Греметь умеют шагом арестанта,
    Она гремит и под прикрытьем мглы
    Уходит к подгородным полустанкам.


    Ветер (Кому быть живым и хвалимым)

        Четыре отрывка о Блоке
    
    Кому быть живым и хвалимым,
    Кто должен быть мертв и хулим, —
    Известно у нас подхалимам
    Влиятельным только одним.
    
    Не знал бы никто, может статься,
    В почете ли Пушкин иль нет,
    Без докторских их диссертаций,
    На все проливающих свет.
    
    Но Блок, слава богу, иная,
    Иная, по счастью, статья.
    Он к нам не спускался с Синая,
    Нас не принимал в сыновья.
    
    Прославленный не по програме
    И вечный вне школ и систем,
    Он не изготовлен руками
    И нам не навязан никем.
    ____
    
    Он ветрен, как ветер. Как ветер,
    Шумевший в имении в дни,
    Как там еще Филька-фалетер
    Скакал в голове шестерни.
    
    И жил еще дед-якобинец,
    Кристальной души радикал,
    От коего ни на мизинец
    И ветреник внук не отстал.
    
    Тот ветер, проникший под ребра
    И в душу, в течение лет
    Недоброю славой и доброй
    Помянут в стихах и воспет.
    
    Тот ветер повсюду. Он — дома,
    В деревьях, в деревне, в дожде,
    В поэзии третьего тома,
    В «Двенадцати», в смерти, везде.
    ____
    
    Широко, широко, широко
    Раскинулись речка и луг.
    Пора сенокоса, толока,
    Страда, суматоха вокруг.
    Косцам у речного протока
    Заглядываться недосуг.
    
    Косьба разохотила Блока,
    Схватил косовище барчук.
    Ежа чуть не ранил с наскоку,
    Косой полоснул двух гадюк.
    
    Но он не доделал урока.
    Упреки: лентяй, лежебока!
    О детство! О школы морока!
    О песни пололок и слуг!
    
    А к вечеру тучи с востока.
    Обложены север и юг.
    И ветер жестокий не к сроку
    Влетает и режется вдруг
    О косы косцов, об осоку,
    Резучую гущу излук.
    
    О детство! О школы морока!
    О песни пололок и слуг!
    Широко, широко, широко
    Раскинулись речка и луг.
    ____
    
    Зловещ горизонт и внезапен,
    И в кровоподтеках заря,
    Как след незаживших царапин
    И кровь на ногах косаря.
    
    Нет счета небесным порезам,
    Предвестникам бурь и невзгод,
    И пахнет водой и железом
    И ржавчиной воздух болот.
    
    В лесу, на дороге, в овраге,
    В деревне или на селе
    На тучах такие зигзаги
    Сулят непогоду земле.
    
    Когда ж над большою столицей
    Край неба так ржав и багрян,
    С державою что-то случится,
    Постигнет страну ураган.
    
    Блок на небе видел разводы.
    Ему предвещал небосклон
    Большую грозу, непогоду,
    Великую бурю, циклон.
    
    Блок ждал этой бури и встряски,
    Ее огневые штрихи
    Боязнью и жаждой развязки
    Легли в его жизнь и стихи.


    Ветер (Я кончился...)

    Я кончился, а ты жива.
    И ветер, жалуясь и плача,
    Раскачивает лес и дачу.
    Не каждую сосну отдельно,
    А полностью все дерева
    Со всею далью беспредельной,
    Как парусников кузова
    На глади бухты корабельной.
    И это не из удальства
    Или из ярости бесцельной,
    А чтоб в тоске найти слова
    Тебе для песни колыбельной.


    1953

    * * *

    Вечерело. Повсюду ретиво
    Рос орешник. Мы вышли на скат.
    Нам открылась картина на диво.
    Отдышась, мы взглянули назад.
    
    По краям пропастей куролеся,
    Там, как прежде, при нас, напролом
    Совершало подъем мелколесье,
    Попирая гнилой бурелом.
    
    Там, как прежде, в фарфоровых гнездах
    Колченого хромал телеграф,
    И дышал и карабкался воздух,
    Грабов головы кверху задрав.
    
    Под прорешливой сенью орехов
    Там, как прежде, в петлистой красе
    По заре вечеревшей проехав,
    Колесило и рдело шоссе.
    
    Каждый спуск и подъем что-то чуял,
    Каждый столб вспоминал про разбой,
    И, все тулево вытянув, буйвол
    Голым дьяволом плыл под арбой.
    
    А вдали, где, как змеи на яйцах,
    Тучи в кольца свивались, — грозней,
    Чем былые набеги ногайцев,
    Стлались цепи китайских теней.
    
    То был ряд усыпальниц, в завесе
    Заметенных снегами путей
    За кулисы того поднебесья,
    Где томился и мерк Прометей.
    
    Как усопших представшие души,
    Были все лединки налицо.
    Солнце тут же японскою тушью
    Переписывало мертвецов.
    
    И тогда, вчетвером на отвесе,
    Как один, заглянули мы вниз.
    Мельтеша, точно чернь на эфесе,
    В глубине шевелился Тифлис.
    
    Он так полно осмеивал сферу
    Глазомера и все естество,
    Что возник и остался химерой,
    Точно град не от мира сего.
    
    Точно там, откупаяся данью,
    Длился век, когда жизнь замерла
    И горячие серные бани
    Из-за гор воевал Тамерлан.
    
    Будто вечер, как встарь, его вывел
    На равнину под персов обстрел.
    Он малиною кровель червивел
    И, как древнее войско, пестрел.


    * * *

    Во всем мне хочется дойти
    До самой сути.
    В работе, в поисках пути,
    В сердечной смуте.
    
    До сущности протекших дней,
    До их причины,
    До оснований, до корней,
    До сердцевины.
    
    Всё время схватывая нить
    Судеб, событий,
    Жить, думать, чувствовать, любить,
    Свершать открытья.
    
    О, если бы я только мог
    Хотя отчасти,
    Я написал бы восемь строк
    О свойствах страсти.
    
    О беззаконьях, о грехах,
    Бегах, погонях,
    Нечаянностях впопыхах,
    Локтях, ладонях.
    
    Я вывел бы ее закон,
    Ее начало,
    И повторял ее имен
    Инициалы.
    
    Я б разбивал стихи, как сад.
    Всей дрожью жилок
    Цвели бы липы в них подряд,
    Гуськом, в затылок.
    
    В стихи б я внес дыханье роз,
    Дыханье мяты,
    Луга, осоку, сенокос,
    Грозы раскаты.
    
    Так некогда Шопен вложил
    Живое чудо
    Фольварков, парков, рощ, могил
    В свои этюды.
    
    Достигнутого торжества
    Игра и мука -
    Натянутая тетива
    Тугого лука.


    1956

    Возможность

    В девять, по левой, как выйти со Страстного,
    На сырых фасадах - ни единой вывески.
    Солидные предприятья, но улица - из снов ведь!
    Щиты мешают спать, и их велели вынести.
    
    Суконщики, С.Я., то есть сыновья суконщиков
    (Форточки наглухо, конторщики в отлучке).
    Спит, как убитая, Тверская, только кончик
    Сна высвобождая, точно ручку.
    
    К ней-то и прикладывается памятник Пушкину,
    И дело начинает пахнуть дуэлью,
    Когда какой-то из новых воздушный
    Поцелуй ей шлет, легко взмахнув метелью.
    
    Во-первых, он помнит, как началось бессмертье
    Тотчас по возвращеньи с дуэли, дома,
    И трудно отвыкнуть. И во-вторых, и в-третьих,
    Она из Гончаровых, их общая знакомая!


    1914

    Вокзал

    Вокзал, несгораемый ящик
    Разлук моих, встреч и разлук,
    Испытанный друг и указчик,
    Начать - не исчислить заслуг.
    
    Бывало, вся жизнь моя - в шарфе,
    Лишь подан к посадке состав,
    И пышут намордники гарпий,
    Парами глаза нам застлав.
    
    Бывало, лишь рядом усядусь -
    И крышка. Приник и отник.
    Прощай же, пора, моя радость!
    Я спрыгну сейчас, проводник.
    
    Бывало, раздвинется запад
    В маневрах ненастий и шпал
    И примется хлопьями цапать,
    Чтоб под буфера не попал.
    
    И глохнет свисток повторенный,
    А издали вторит другой,
    И поезд метет по перронам
    Глухой многогорбой пургой.
    
    И вот уже сумеркам невтерпь,
    И вот уж, за дымом вослед,
    Срываются поле и ветер,-
    О, быть бы и мне в их числе!


    1913, 1928

    Волны

    Здесь будет все: пережитое,
    И то, чем я еще живу,
    Мои стремленья и устои,
    И виденное наяву.
    
    Передо мною волны моря.
    Их много. Им немыслим счет.
    Их тьма. Они шумят в миноре.
    Прибой, как вафли, их печет.
    
    Весь берег, как скотом, исшмыган.
    Их тьма, их выгнал небосвод.
    Он их гуртом пустил на выгон
    И лег за горкой на живот.
    
    Гуртом, сворачиваясь в трубки,
    Во весь разгон моей тоски
    Ко мне бегут мои поступки,
    Испытанного гребешки.
    
    Их тьма, им нет числа и сметы,
    Их смысл досель еще не полн,
    Но все их сменою одето,
    Как пенье моря пеной волн.
            _____
    
    Здесь будет спор живых достоинств,
    И их борьба, и их закат,
    И то, чем дарит жаркий пояс
    И чем умеренный богат.
    
    И в тяжбе борющихся качеств
    Займет по первенству куплет
    За сверхъестественную зрячесть
    Огромный берег Кобулет.
    
    Обнявший, как поэт в работе,
    Что в жизни порознь видно двум,—
    Одним концом — ночное Поти,
    Другим — светающий Батум.
    
    Умеющий — так он всевидящ —
    Унять, как временную блажь,
    Любое, с чем к нему ни выйдешь,
    Огромный восьмиверстный пляж.
    
    Огромный пляж из голых галек,
    На все глядящий без пелен
    И зоркий, как глазной хрусталик,
    Незастекленный небосклон.
            _____
    
    Мне хочется домой, в огромность
    Квартиры, наводящей грусть.
    Войду, сниму пальто, опомнюсь,
    Огнями улиц озарюсь.
    
    Перегородок тонкоребрость
    Пройду насквозь, пройду, как свет.
    Пройду, как образ входит в образ
    И как предмет сечет предмет.
    
    Пускай пожизненность задачи,
    Врастающей в заветы дней,
    Зовется жизнию сидячей,—
    И по такой, грущу по ней.
    
    Опять знакомостью напева
    Пахнут деревья и дома.
    Опять направо и налево
    Пойдет хозяйничать зима.
    
    Опять к обеду на прогулке
    Наступит темень, просто страсть.
    Опять научит переулки
    Охулки на руки не класть.
    
    Опять повалят с неба взятки,
    Опять укроет к утру вихрь
    Осин подследственных десятки
    Сукном сугробов снеговых.
    
    Опять опавшей сердца мышцей
    Услышу и вложу в слова,
    Как ты ползешь и как дымишься,
    Встаешь и строишься, Москва.
    
    И я приму тебя, как упряжь,
    Тех ради будущих безумств,
    Что ты, как стих, меня зазубришь,
    Как быль, запомнишь наизусть.
            _____
    
    Здесь будет облик гор в покое.
    Обман безмолвья, гул во рву;
    Их тишь; стесненное, крутое
    Волненье первых рандеву.
    
    Светало. За Владикавказом
    Чернело что-то. Тяжело
    Шли тучи. Рассвело не разом.
    Светало, но не рассвело.
    
    Верст за шесть чувствовалась тяжесть
    Обвившей выси темноты,
    Хоть некоторые, куражась,
    Старались скинуть хомуты.
    
    Каким-то сном несло оттуда.
    Как в печку вмазанный казан,
    Горшком отравленного блюда
    Внутри дымился Дагестан.
    
    Он к нам катил свои вершины
    И, черный сверху до подошв,
    Так и рвался принять машину
    Не в лязг кинжалов, так под дождь
    
    В горах заваривалась каша.
    За исполином исполин,
    Один другого злей и краше,
    Спирали выход из долин.
            _____
    
    Зовите это как хотите,
    Но все кругом одевший лес
    Бежал, как повести развитье,
    И сознавал свой интерес.
    
    Он брал не фауной фазаньей,
    Не сказочной осанкой скал,—
    Он сам пленял, как описанье,
    Он что-то знал и сообщал.
    
    Он сам повествовал о плене
    Вещей, вводимых не на час,
    Он плыл отчетом поколений,
    Служивших за сто лет до нас.
    
    Шли дни, шли тучи, били зорю,
    Седлали, повскакавши с тахт,
    И — в горы рощами предгорья,
    И вон из рощ, как этот тракт.
    
    И сотни новых вслед за теми,
    Тьмы крепостных и тьмы служак,
    Тьмы ссыльных,— имена и семьи,
    За родом род, за шагом шаг.
    
    За годом год, за родом племя,
    К горам во мгле, к горам под стать
    Горянкам за чадрой в гареме,
    За родом род, за пядью пядь.
    
    И в неизбывное насилье
    Колонны, шедшие извне,
    На той войне черту вносили,
    Не виданную на войне.
    
    Чем движим был поток их? Тем ли,
    Что кто-то посылал их в бой?
    Или, влюбляясь в эту землю,
    Он дальше влекся сам собой?
    
    Страны не знали в Петербурге,
    И злясь, как на сноху свекровь,
    Жалели сына в глупой бурке
    За чертову его любовь.
    
    Она вселяла гнев в отчизне,
    Как ревность в матери,— но тут
    Овладевали ей, как жизнью,
    Или как женщину берут.
            _____
    
    Вот чем лесные дебри брали,
    Когда на рубеже их царств
    Предупрежденьем о Дарьяле
    Со дна оврага вырос Ларс.
    
    Все смолкло, сразу впав в немилость,
    Все стало гулом: сосны, мгла...
    Все громкой тишиной дымилось,
    Как звон во все колокола.
    
    Кругом толпились гор отроги,
    И новые отроги гор
    Входили молча по дороге
    И уходили в коридор.
    
    А в их толпе у парапета
    Из-за угла, как пешеход,
    Прошедший на рассвете Млеты,
    Показывался небосвод.
    
    Он дальше шел. Он шел отселе,
    Как всякий шел. Он шел из мглы
    Удушливых ушей ущелья —
    Верблюдом сквозь ушко иглы.
    
    Он шел с котомкой по дну балки,
    Где кости круч и облака
    Торчат, как палки катафалка,
    И смотрят в клетку рудника.
    
    На дне той клетки едким натром
    Травится Терек, и руда
    Орет пред всем амфитеатром
    От боли, страха и стыда.
    
    Он шел породой, бьющей настежь
    Из преисподней на простор,
    А эхо, как шоссейный мастер,
    Сгребало в пропасть этот сор.
    
    Уж замка тень росла из крика
    Обретших слово, а в горах,
    Как мамкой пуганый заика,
    Мычал и таял Девдорах.
    
    Мы были в Грузии. Помножим
    Нужду на нежность, ад на рай,
    Теплицу льдам возьмем подножьем,
    И мы получим этот край.
    
    И мы поймем, в сколь тонких дозах
    С землей и небом входят в смесь
    Успех, и труд, и долг, и воздух,
    Чтоб вышел человек, как здесь.
    
    Чтобы, сложившись средь бескормиц,
    И поражений, и неволь,
    Он стал образчиком, оформясь
    Во что-то прочное, как соль.
            _____
    
    Кавказ был весь как на ладони
    И весь как смятая постель,
    И лед голов синел бездонней
    Тепла нагретых пропастей.
    
    Туманный, не в своей тарелке,
    Он правильно, как автомат,
    Вздымал, как залпы перестрелки,
    Злорадство ледяных громад.
    
    И, в эту красоту уставясь
    Глазами бравших край бригад,
    Какую ощутил я зависть
    К наглядности таких преград!
    
    О, если б нам подобный случай,
    И из времен, как сквозь туман,
    На нас смотрел такой же кручей
    Наш день, наш генеральный план!
    
    Передо мною днем и ночью
    Шагала бы его пята,
    Он мял бы дождь моих пророчеств
    Подошвой своего хребта.
    
    Ни с кем не надо было б грызться.
    Не заподозренный никем,
    Я вместо жизни виршеписца
    Повел бы жизнь самих поэм.
            _____
    
    Ты рядом, даль социализма.
    Ты скажешь — близь? Средь тесноты,
    Во имя жизни, где сошлись мы,—
    Переправляй, но только ты.
    
    Ты куришься сквозь дым теорий,
    Страна вне сплетен и клевет,
    Как выход в свет и выход к морю,
    И выход в Грузию из Млет.
    
    Ты — край, где женщины в Путивле
    Зегзицами не плачут впредь,
    И я всей правдой их счастливлю,
    И ей не надо прочь смотреть.
    
    Где дышат рядом эти обе,
    А крючья страсти не скрипят
    И не дают в остатке дроби
    К беде родившихся ребят.
    
    Где я не получаю сдачи
    Разменным бытом с бытия,
    Но значу только то, что трачу,
    А трачу все, что знаю я.
    
    Где голос, посланный вдогонку
    Необоримой новизне,
    Весельем моего ребенка
    Из будущего вторит мне.
            _____
    
    Здесь будет все: пережитое
    В предвиденьи и наяву,
    И те, которых я не стою,
    И то, за что средь них слыву.
    
    И в шуме этих категорий
    Займут по первенству куплет
    Леса аджарского предгорья
    У взморья белых Кобулет.
    
    Еще ты здесь, и мне сказали,
    Где ты сейчас и будешь в пять,
    Я б мог застать тебя в курзале,
    Чем даром языком трепать.
    
    Ты б слушала и молодела,
    Большая, смелая, своя,
    О человеке у предела,
    Которому не век судья.
    
    Есть в опыте больших поэтов
    Черты естественности той,
    Что невозможно, их изведав,
    Не кончить полной немотой.
    
    В родстве со всем, что есть, уверясь
    И знаясь с будущим в быту,
    Нельзя не впасть к концу, как в ересь,
    В неслыханную простоту.
    
    Но мы пощажены не будем,
    Когда ее не утаим.
    Она всего нужнее людям,
    Но сложное понятней им.
            _____
    
    Октябрь, а солнце что твой август,
    И снег, ожегший первый холм,
    Усугубляет тугоплавкость
    Катящихся, как вафли, волн.
    
    Когда он платиной из тигля
    Просвечивает сквозь листву,
    Чернее лиственницы иглы,—
    И снег ли то, по существу?
    
    Он блещет снимком лунной ночи,
    Рассматриваемой в обед,
    И сообщает пошлость Сочи
    Природе скромных Кобулет.
    
    И все ж то знак: зима при дверях,
    Почтим же лета эпилог.
    Простимся с ним, пойдем на берег
    И ноги окунем в белок.
            _____
    
    Растет и крепнет ветра натиск,
    Растут фигуры на ветру.
    Растут и, кутаясь и пятясь,
    Идут вдоль волн, как на смотру.
    
    Обходят линию прибоя,
    Уходят в пены перезвон,
    И с ними, выгнувшись трубою,
    Здоровается горизонт.


    1931

    Воробьевы горы

    Грудь под поцелуи, как под рукомойник!
    Ведь не век, не сряду лето бьет ключем.
    Ведь не ночь за ночью низкий рев гармоник
    Подымаем с пыли, топчем и влечем.
    
    Я слыхал про старость. - Страшны прорицанья!
    Рук к звездам не вскинет ни один бурун.
    Говорят, - не веришь: на лугах лица нет,
    У прудов нет сердца, Бога нет в бору.
    
    Расколышь же душу! Всю сегодня выпень.
    Это - полдень мира. Где глаза твои?
    Видишь, в высях мысли сбились в белый кипень
    Дятлов, туч и шишек, жара и хвои.
    
    Здесь пресеклись рельсы городских трамваев.
    Дальше служат сосны. - Дальше им нельзя.
    Дальше - воскресенье. Ветки отрывая,
    Разбежится просек, по траве скользя.
    
    Просевая полдень, Тройцын день, гулянье,
    Просит роща верить: мир всегда таков,
    Так задуман чащей, так внушен поляне,
    Так на нас, на ситцы пролит с облаков.


    * * *

    Все наденут сегодня пальто
    И заденут за поросли капель,
    Но из них не заметит никто,
    Что опять я ненастьями запил.
    
    Засребрятся малины листы,
    Запрокинувшись кверху изнанкой,
    Солнце грустно сегодня, как ты,-
    Солнце нынче, как ты, северянка.
    
    Все наденут сегодня пальто,
    Но и мы проживем без убытка.
    Нынче нам не заменит ничто
    Затуманившегося напитка.


    1913, 1928

    * * *

    Все наклоненья и залоги
    Изжеваны до одного.
    Хватить бы соды от изжоги!
    Так вот итог твой, мастерство?
    
    На днях я вышел книгой в праге.
    Она меня перенесла
    B те дни, когда с заказом на дом
    От зарев, догоравших рядом,
    Я верил на слово бумаге,
    Облитой лампой ремесла.
    
    Бывало, снг несет вкрутую,
    Что только в голову придет.
    Я сумраком его грунтую
    Свой дом, и холст, и обиход.
    
    Bсю зиму пишет он этюды,
    И у прохожих на виду
    Я их переношу оттуда,
    Таю, копирую, краду.
    
    Казалось альфой и омегой -
    Мы с жизнью на один покрой;
    И круглый год, в снегу, без снега,
    Она жила, как alter еgo,1
    И я назвал ее сестрой.
    
    Землею был так полон взор мой,
    Что зацветал, как курослеп
    С сурепкой мелкой неврасцеп,
    И пил корнями жженый, черный
    Цикорный сок густого дерна,
    И только это было формой,
    И это - лепкою судеб.
    
    Как вдруг - издание из праги.
    Как будто реки и овраги
    Задумали на полчаса
    Наведаться из грек в варяги,
    В свои былые адреса.
    
    С тех пор все изменилось в корне.
    Мир стал невиданно широк.
    Так революции ль порок,
    Что я, с годами все покорней,
    Твержу, не знаю чей, урок?
    
    Откуда это? Что за притча,
    Что пепел рухнувших планет
    Родит скрипичные капричьо?
    Талантов много, духу нет.
    
    Поэт, не принимай на веру
    Примеров дантов и торкват.
    Искусство - дерзость глазомера,
    Влеченье, сила и захват.
    
    Тебя пилили на поленья
    В года, когда в огне невзгод
    В золе народонаселенья
    Оплавилось ядро: народ.
    
    Он для тебя вода и воздух,
    Он - прежний лютик луговой,
    Копной черемух белогроздых
    До облак взмывший головой.
    
    Не выставляй ему отметок.
    Растроганности грош цена.
    Грозой пади в обьятья веток,
    Дождем обдай его до дна.
    
    Не умиляйся, - не подтянем.
    Сгинь без вести, вернись без сил,
    И по репьям и по плутаньям
    Поймем, кого ты посетил.
    
    Твое творение не орден:
    Награды назначает власть.
    А ты - тоски пеньковой гордень,
    Паренья парусная снасть.


    Все сбылось

    Дороги превратились в кашу.
    Я пробираюсь в стороне.
    Я с глиной лед, как тесто квашу,
    Плетусь по жидкой размазне.
    
    Крикливо пролетает сойка
    Пустующим березняком.
    Как неготовая постройка,
    Он высится порожняком.
    
    Я вижу сквозь его пролеты
    Bсю будущую жизнь насквозь.
    Bсе до мельчайшей доли сотой
    В ней оправдалось и сбылось.
    
    Я в лес вхожу, и мне не к спеху.
    Пластами оседает наст.
    Как птице, мне ответит эхо,
    Мне целый мир дорогу даст.
    
    Среди размокшего суглинка,
    Где обнажился голый грунт,
    Щебечет птичка под сурдинку
    С пробелом в несколько секунд.
    
    Как музыкальную шкатулку,
    Ее подслушивает лес,
    Подхватывает голос гулко
    И долго ждет, чтоб звук исчез.
    
    Тогда я слышу, как верст за пять,
    У дальних землемерных вех
    Хрустят шаги, с деревьев капит
    И шлепается снег со стрех.


    * * *

    Встав из грохочущего ромба
    Передрассветных площадей,
    Напев мой опечатан пломбой
    Неизбываемых дождей.
    
    Под ясным небом не ищите
    Меня в толпе сухих коллег.
    Я смок до нитки от наитий,
    И север с детства мой ночлег.
    
    Он весь во мгле и весь - подобье
    Стихами отягченных губ,
    С порога смотрит исподлобья,
    Как ночь, на обьясненья скуп.
    
    Мне страшно этого субьекта,
    Но одному ему вдогад,
    Зачем, ненареченный некто,-
    Я где-то взят им напрокат.


    1913, 1928

    Вторая баллада

    На даче спят. B саду, до пят
    Подветренном, кипят лохмотья.
    Как флот в трехъярусном полете,
    Деревьев паруса кипят.
    Лопатами, как в листопад,
    Гребут березы и осины.
    На даче спят, укрывши спину,
    Как только в раннем детстве спят.
    
    Ревет фагот, гудит набат.
    На даче спят под шум без плоти,
    Под ровный шум на ровной ноте,
    Под ветра яростный надсад.
    Льет дождь, он хлынул с час назад.
    Кипит деревьев парусина.
    Льет дождь. На даче спят два сына,
    Как только в раннем детстве спят.
    
    Я просыпаюсь. Я объят
    Открывшимся. Я на учете.
    Я на земле, где вы живете,
    И ваши тополя кипят.
    Льет дождь. Да будет так же свят,
    Как их невинная лавина...
    Но я уж сплю наполовину,
    Как только в раннем детстве спят.
    
    Льет дождь. Я вижу сон: я взят
    Обратно в ад, где всё в комплоте,
    И женщин в детстве мучат тети,
    А в браке дети теребят.
    Льет дождь. Мне снится: из ребят
    Я взят в науку к исполину,
    И сплю под шум, месящий глину,
    Как только в раннем детстве спят.
    
    Светает. Мглистый банный чад.
    Балкон плывет, как на плашкоте.
    Как на плотах, кустов щепоти
    И в каплях потный тес оград.
    (Я видел вас раз пять подряд.)
    
    Спи, быль. Спи жизни ночью длинной.
    Усни, баллада, спи, былина,
    Как только в раннем детстве спят.


    1930

    Гамлет

    Гул затих. Я вышел на подмостки.
    Прислонясь к дверному косяку,
    Я ловлю в далеком отголоске,
    Что случится на моем веку.
    
    На меня наставлен сумрак ночи
    Тысячью биноклей на оси.
    Если только можно, Aвва Oтче,
    Чашу эту мимо пронеси.
    
    Я люблю твой замысел упрямый
    И играть согласен эту роль.
    Но сейчас идет другая драма,
    И на этот раз меня уволь.
    
    Но продуман распорядок действий,
    И неотвратим конец пути.
    Я один, все тонет в фарисействе.
    Жизнь прожить - не поле перейти.


    1946

    * * *

    Годами когда-нибудь в зале концертной
    Мне Брамса сыграют,- тоской изойду.
    Я вздрогну, и вспомню союз шестисердый,
    Прогулки, купанье и клумбу в саду.
    
    Художницы робкой, как сон, крутолобость,
    С беззлобной улыбкой, улыбкой взахлеб,
    Улыбкой, огромной и светлой, как глобус,
    Художницы облик, улыбку и лоб.
    
    Мне Брамса сыграют,- я вздрогну, я сдамся,
    Я вспомню покупку припасов и круп,
    Ступеньки террасы и комнат убранство,
    И брата, и сына, и клумбу, и дуб.
    
    Художница пачкала красками траву,
    Роняла палитру, совала в халат
    Набор рисовальный и пачки отравы,
    Что "Басмой" зовутся и астму сулят.
    
    Мне Брамса сыграют,- я сдамся, я вспомню
    Упрямую заросль, и кровлю, и вход,
    Балкон полутемный и комнат питомник,
    Улыбку, и облик, и брови, и рот.
    
    И сразу же буду слезами увлажен
    И вымокну раньше, чем выплачусь я.
    Горючая давность ударит из скважин,
    Околицы, лица, друзья и семья.
    
    И станут кружком на лужке интермеццо,
    Руками, как дерево, песнь охватив,
    Как тени, вертеться четыре семейства
    Под чистый, как детство, немецкий мотив.


    1931

    Голос души

    Все в шкафу раскинь,
    И все теплое
    Собери, - в куски
    Рвут вопли его.
    
    Прочь, не трать труда,
    Держишь, - вытащу,
    Разорвешь - беда ль:
    Станет ниток сшить.
    
    Человек! Не страх?
    Делать нечего.
    Я - душа. Bо прах
    Опрометчивый!
    
    Мне ли прок в тесьме,
    Мне ли в платьице.
    Человек, ты смел?
    Так поплатишься!
    
    Поражу глаза
    Дикой мыслью я -
    - это я сказал!
    - нет, мои слова.
    
    Головой твоей
    Ваших выше я,
    Не бывавшая
    И не бывшая.


    Город (Уже за версту...)

    Уже за версту, 
    В капиллярах ненастья и вереска, 
    Густ и солон тобою туман. 
    Ты горишь, как лиман, 
    Обжигая пространства, как пересыпь, 
    Огневой солончак 
    Растекающихся по стеклу 
    Фонарей, — каланча, 
    Пронизавшая заревом мглу! 
    
    Навстречу курьерскому, от города, как от моря, 
    По воздуху мчатся огромные рощи. 
    Это галки, кресты и сады, и подворья 
    В перелетном клину пустырей. 
    Все скорей и скорей вдоль вагонных дверей, 
    И — за поезд 
    Во весь карьер. 
    
    Это вещие ветки, 
    Божась чердаками, 
    Вылетают на тучу. 
    Это черной божбою 
    Бьется пригород Тьмутараканью в пахучей. 
    Это Люберцы или Любань. Это гам 
    Шпор и блюдец, и тамбурных дверец, и рам 
    О чугунный перрон. Это сонный разброд 
    Бутербродов с цикорной бурдой и ботфорт. 
    
    Это смена бригад по утрам. Это спор 
    Забытья с голосами колес и рессор. 
    Это грохот утрат о возврат. Это звон 
    Перецепок у цели о весь перегон. 
    
    Ветер треплет ненастья наряд и вуаль. 
    Даль скользит со словами: навряд и едва ль — 
    От расспросов кустов, полустанков и птах, 
    И лопат, и крестьянок в лаптях на путях. 
    Воедино сбираются дни сентября. 
    В эти дни они в сборе. Печальный обряд. 
    Обирают убранство. Дарят, обрыдав. 
    Это всех, обреченных земле, доброта. 
    
    Это горсть повестей, скопидомкой-судьбой 
    Занесенная в поздний прибой и отбой 
    Подмосковных платформ. Это доски мостков 
    Под кленовым листом. Это шелковый скоп 
    Шелестящих красот и крылатых семян 
    Для засева прудов. Всюду рябь и туман. 
    Всюду скарб на возах. Всюду дождь. Всюду скорбь 
    Это — наш городской гороскоп. 
    
    Уносятся шпалы, рыдая. 
    Листвой оглушенною свист замутив, 
    Скользит, задевая парами за ивы, 
    Захлебывающийся локомотив. 
    
    Считайте места. Пора. Пора. 
    Окрестности взяты на буфера. 
    Окно в слезах. Огни. Глаза. 
    Народу! Народу! Сопят тормоза. 
    
    Где-то с шумом падает вода. 
    Как в платок боготворимой, где-то 
    Дышат ночью тучи, провода, 
    Дышат зданья, дышит гром и лето. 
    
    Где-то с шумом падает вода. 
    Где-то, где-то, раздувая ноздри, 
    Скачут случай, тайна и беда, 
    За собой погоню заподозрив. 
    
    Где-то ночь, весь ливень расструив, 
    На двоих наскакивает в чайной. 
    Где же третья? А из них троих 
    Больше всех она гналась за тайной. 
    
    Громом дрожек, с аркады вокзала, 
    На краю заповедных рощ, 
    Ты развернут, роман небывалый, 
    Сочиненный осенью, в дождь 
    
    Фонарями, — и сказ свой ширишь 
    О страдалице бельэтажей, 
    О любви и о жертве, сиречь, 
    О рассроченном платеже. 
    
    Что сравнится с женскою силой? 
    Как она безумно смела! 
    Мир, как дом, сняла, заселила, 
    Корабли за собой сожгла. 
    
    Я опасаюсь, небеса, 
    Как их, ведут меня к тем самым 
    Жилым и скользким корпусам, 
    Где стены — с тенью Мопассана. 
    
    Где за болтами жив Бальзак, 
    Где стали предсказаньем шкапа, 
    Годами в форточку вползав, 
    Гнилой декабрь и жуткий запад. 
    
    Как неудавшийся пасьянс, 
    Как выпад карты неминучей. 
    Honny soit qui mal y pense: 
    Нас только ангел мог измучить. 
    
    В углах улыбки, на щеке, 
    На прядях — алая прохлада. 
    Пушатся уши и жакет. 
    Перчатки — пара шоколадок. 
    
    В коленях — шелест тупиков, 
    Тех тупиков, где от проходок, 
    От ветра, метел и пинков 
    Боярышник вкушает отдых. 
    
    Где горизонт, как рубикон, 
    Где сквозь агонию громленой 
    Рябины, в дождь бегут бегом 
    Свистки и тучи, и вагоны. 


    1916

    Гроза моментальная навек

    А затем прощалось лето
    С полустанком. Снявши шапку,
    Сто слепящих фотографий
    Ночью снял на память гром.
    
    Меркла кисть сирени. B это
    Время он, нарвав охапку
    Молний, с поля ими трафил
    Озарить управский дом.
    
    И когда по кровле зданья
    Разлилась волна злорадства
    И, как уголь по рисунку,
    Грянул ливень всем плетнем,
    
    Стал мигать обвал сознанья:
    Вот, казалось, озарятся
    Даже те углы рассудка,
    Где теперь светло, как днем!


    Да будет

    Рассвет расколыхнет свечу, 
    Зажжет и пустит в цель стрижа. 
    Напоминанием влечу: 
    Да будет так же жизнь свежа! 
    
    Заря, как выстрел в темноту. 
    Бабах! — и тухнет на лету 
    Пожар ружейного пыжа. 
    Да будет так же жизнь свежа. 
    
    Еще снаружи — ветерок, 
    Что ночью жался к нам, дрожа. 
    Зарей шел дождь, и он продрог. 
    Да будет так же жизнь свежа. 
    
    Он поразительно смешон! 
    Зачем совался в сторожа? 
    Он видел — вход не разрешен. 
    Да будет так же жизнь свежа. 
    
    Повелевай, пока на взмах 
    Платка — пока ты госпожа, 
    Пока — покамест мы впотьмах, 
    Покамест не угас пожар. 


    1919

    * * *

             Мой друг, ты спросишь, кто велит,
                   Чтоб жглась юродивого речь?
    
    Давай ронять слова,
    Как сад - янтарь и цедру,
    Рассеянно и щедро,
    Едва, едва, едва.
    
    Не надо толковать,
    Зачем так церемонно
    Мареной и лимоном
    Обрызнута листва.
    
    Кто иглы заслезил
    И хлынул через жерди
    На ноты, к этажерке
    Сквозь шлюзы жалюзи.
    
    Кто коврик за дверьми
    Рябиной иссурьмил,
    Рядном сквозных, красивых
    Трепещущих курсивов.
    
    Ты спросишь, кто велит,
    Чтоб август был велик,
    Кому ничто не мелко,
    Кто погружен в отделку
    
    Кленового листа
    И с дней Экклезиаста
    Не покидал поста
    За теской алебастра?
    
    Ты спросишь, кто велит,
    Чтоб губы астр и далий
    Сентябрьские страдали?
    Чтоб мелкий лист ракит
    С седых кариатид
    Слетал на сырость плит
    Осенних госпиталей?
    
    Ты спросишь, кто велит?
    - Всесильный бог деталей,
    Всесильный бог любви,
    Ягайлов и Ядвиг.
    
    Не знаю, решена ль
    Загадка зги загробной,
    Но жизнь, как тишина
    Осенняя,- подробна.


    Два письма

    		1 
    
    Любимая, безотлагательно, 
    Не дав заре с пути рассесться, 
    Ответь чем свет с его подателем 
    О ходе твоего процесса. 
    
    И, если это только мыслимо, 
    Поторопи зарю, а лень ей — 
    Воспользуйся при этом высланным 
    Курьером умоисступленья. 
    
    Дождь, верно, первым выйдет из лесу 
    И выспросит, где тор, где топко. 
    Другой ему вдогонку вызвался, 
    И это — под его диктовку. 
    
    Наверно, бурю безрассудств его 
    Сдадут деревья в руки из рук, 
    Моя ж рука давно отсутствует: 
    Под ней жилой кирпичный призрак. 
    
    Я не бывал на тех урочищах, 
    Она ж ведет себя, как прадед, 
    И, знаменьем сложась пророчащим, 
    Тот дом по голой кровле гладит. 
    
    1921
    
    		2 
    
    На днях, в тот миг, как в ворох корпии 
    Был дом под Костромой искромсан, 
    Удар того же грома копию 
    Мне свел с каких-то незнакомцев. 
    
    Он свел ее с их губ, с их лацканов, 
    С их туловищ и туалетов, 
    В их лицах было что-то адское, 
    Их цвет был светло-фиолетов. 
    
    Он свел ее с их губ и лацканов, 
    С их блюдечек и физиономий, 
    Но, сделав их на миг мулатскими, 
    Не сделал ни на миг знакомей. 
    
    В ту ночь я жил в Москве и в частности 
    Не ждал известий от бесценной, 
    Когда порыв зарниц негаснущих 
    Прибил к стене мне эту сцену. 
    
    1921


    Двор

    Мелко исписанный инеем двор!
    Ты - точно приговор к ссылке
    На недоед, недосып, недобор,
    На недопой и на боль в затылке.
    
    Густо покрытый усышкой листвы,
    С солью из низко нависших градирен!
    Bидишь, полозьев чернеются швы,
    Мерзлый нарыв мостовых расковырян.
    
    Двор, ты заметил? Bчера он набряк,
    Вскрылся сегодня, и ветра порывы
    Bалятся, выпав из лап октября,
    И зарываются в конские гривы.
    
    Двор! Этот ветер, как кучер в мороз,
    Рвется вперед и по брови нафабрен
    Скрипом пути и, как к козлам, прирос
    К кручам гудящих окраин и фабрик.
    
    Руки враскидку, крючки назади,
    Стан казакином, как облако, вспучен,
    Окрик и свист, берегись, осади,-
    Двор! Этот ветер морозный - как кучер.
    
    Двор! Этот ветер тем родственен мне,
    Что со всего околотка с налету
    Он налипает билетом к стене:
    "Люди, там любят и ищут работы!
    
    Люди, там ярость сановней моей!
    Там даже я преклоняю колени.
    Люди, как море в краю лопарей,
    Льдами щетинится их вдохновение.
    
    Крепкие тьме* полыханьем огней!
    Крепкие стуже стрельбою поленьев!
    Стужа в их книгах - студеней моей,
    Их откровений - темнее затменье.
    
    Мздой облагает зима, как баскак,
    Окна и печи, но стужа в их книгах -
    Ханский указ на вощеных брусках
    О наложении зимнего ига.
    
    Огородитесь от вьюги в стихах
    Шубой; от неба - свечою; трехгорным -
    От дуновенья надежд, впопыхах
    Двинутых ими на род непокорный".
    
    * Крепкий кому - подвластный,
    обязанный данью или податью.


    1916, 1928

    Девочка

              Ночевала тучка золотая
              На груди утеса великана.
                             М. Лермонтов
    
    Из сада, с качелей, с бухты-барахты
       Вбегает ветка в трюмо!
    Огромная, близкая, с каплей смарагда
       На кончике кисти прямой.
    
    Сад застлан, пропал за ее беспорядком,
       За бьющей в лицо кутерьмой.
    Родная, громадная, с сад, а характером
       Сестра! Второе трюмо!
    
    Но вот эту ветку вносят в рюмке
       И ставят к раме трюмо.
    Кто это,- гадает,- глаза мне рюмит
       Тюремной людской дремой?
    
    


    Лето 1917

    Десятилетье Пресни

    (Отрывок)
    
    Усыпляя, влачась и сплющивая
    Плащи тополей и стоков,
    Тревога подула с грядущего,
    Как с юга дует сирокко.
    
    Швыряя шафранные факелы
    С дворцовых пьедесталов,
    Она горящею паклею
    Седое ненастье хлестала.
    
    Тому грядущему, быть ему
    Или не быть ему?
    Но медных макбетовых ведьм в дыму -
    Видимо-невидимо.
    
    . . . . . . . . . . . . . .
    
    Глушь доводила до бесчувствия
    Дворы, дворы, дворы... И с них,
    С их глухоты - с их захолустья,
    Завязывалась ночь портних
    (Иных и настоящих), прачек,
    И спертых воплей караул,
    Когда - с Канатчиковой дачи
    Декабрь веревки вил, канатчик,
    Из тел, и руки в дуги гнул,
    Середь двора; когда посул
    Свобод прошел, и в стане стачек
    Стоял годами говор дул.
    
    Снег тек с расстегнутых енотов,
    С подмокших, слипшихся лисиц
    На лед оконных переплетов
    И часто на плечи жилиц.
    
    Тупик, спускаясь, вел к реке,
    И часто на одном коньке
    К реке спускался вне себя
    От счастья, что и он, дробя
    Кавалерийским следом лед,
    Как парные коньки, несет
    К реке,- счастливый карапуз,
    Счастливый тем, что лоск рейтуз
    Приводит в ужас все вокруг,
    Что все - таинственность, испуг,
    И сокровенье,- и что там,
    На старом месте старый шрам
    Ноябрьских туч; что, приложив
    К устам свой палец, полужив,
    Стоит знакомый небосклон,
    И тем, что за ночь вырос он.
    В те дни, как от побоев слабый,
    Пал на землю тупик. Исчез,
    Сумел исчезнуть от масштаба
    Разбастовавшихся небес.
    
    Стояли тучи под ружьем
    И, как в казармах батальоны,
    Команды ждали. Нипочем
    Стесненной стуже были стоны.
    
    Любила снег ласкать пальба,
    И улицы обыкновенно
    Невинны были, как мольба,
    Как святость - неприкосновенны.
    Кавалерийские следы
    Дробили льды. И эти льды
    Перестилались снежным слоем
    И вечной памятью героям
    Стоял декабрь. Ряды окон,
    Не освещенных в поздний час,
    Имели вид сплошных попон
    С прорезами для конских глаз.


    1915

    * * *

    Дик прием был, дик приход,
    Еле ноги доволок.
    Как воды набрала в рот,
    Взор уперла в потолок.
    
    Ты молчала. Ни за кем
    Не рвался с такой тугой.
    Если губы на замке,
    Вешай с улицы другой.
    
    Нет, не на дверь, не в пробой,
    Если на сердце запрет,
    Но на весь одной тобой
    Немутимо белый свет.
    
    Чтобы знал, как балки брус
    По-над лбом проволоку,
    Что в глаза твои упрусь,
    В непрорубную тоску.
    
    Чтоб бежал с землей знакомств,
    Видев издали, с пути
    Гарь на солнце под замком,
    Гниль на веснах взаперти.
    
    Не вводи души в обман,
    Оглуши, завесь, забей.
    Пропитала, как туман,
    Груду белых отрубей.
    
    Если душным полднем желт
    Мышью пахнущий овин,
    Обличи, скажи, что лжет
    Лжесвидетельство любви.


    До всего этого была зима

    В занавесках кружевных
    Воронье.
    Ужас стужи уж и в них
    Заронен.
    
    Это кружится октябрь,
    Это жуть
    Подобралась на когтях
    К этажу.
    
    Что ни просьба, что ни стон,
    То, кряхтя,
    Заступаются шестом
    За октябрь.
    
    Ветер за руки схватив,
    Дерева
    Гонят лестницей с квартир
    По дрова.
    
    Снег всё гуще, и с колен -
    В магазин
    С восклицаньем: "Сколько лет,
    Сколько зим!"
    
    Сколько раз он рыт и бит,
    Сколько им
    Сыпан зимами с копыт
    Кокаин!
    
    Мокрой солью с облаков
    И с удил
    Боль, как пятна с башлыков,
    Выводил.


    Лето 1917

    Дождь

    Надпись на "Книге степи"
    
    Она со мной. Наигрывай,
    Лей, смейся, сумрак рви!
    Топи, теки эпиграфом
    К такой, как ты, любви!
    
    Снуй шелкопрядом тутовым
    И бейся об окно.
    Окутывай, опутывай,
    Еще не всклянь темно!
    
    - Ночь в полдень, ливень - гребень ей!
    На щебне, взмок - возьми!
    И - целыми деревьями
    В глаза, в виски, в жасмин!
    
    Осанна тьме египетской!
    Хохочут, сшиблись,- ниц!
    И вдруг пахнуло выпиской
    Из тысячи больниц.
    
    Теперь бежим сощипывать,
    Как стон со ста гитар,
    Омытый мглою липовой
    Садовый Сен-Готард.


    Лето 1917

    Дорога

    То насыпью, то глубью лога,
    То по прямой за поворот
    Змеится лентою дорога
    Безостановочно вперед.
    
    По всем законам  перспективы
    Эа придорожные поля
    Бегут мощеные извивы,
    Не слякотя и не пыля.
    
    Вот путь перебежал плотину,
    На пруд не посмотревши вбок,
    Который выводок утиный
    Переплывает поперек.
    
    Вперед то под гору, то в гору
    Бежит прямая магистраль,
    Как разве только жизни в пору
    Всё время рваться вверх и вдаль.
    
    Чрез тысячи фантасмагорий,
    И местности и времена,
    Через преграды и подспорья
    Несется к цели и она.
    
    А цель ее в гостях и дома —
    Всё пережить и всё пройти,
    Как оживляют даль изломы
    Мимоидущего пути.


    1957

    * * *

    Достатком, а там и пирами
    И мебелью стиля жакоб 
    Иссушат, убьют темперамент, 
    Гудевший, как ветвь жуком. 
    
    Он сыплет искры с зубьев, 
    Когда, сгребя их в ком, 
    Ты бесов самолюбья 
    Терзаешь гребешком. 
    
    В осанке твоей: «С кой стати?», 
    Любовь, а в губах у тебя 
    Насмешливое: «Оставьте, 
    Вы хуже малых ребят». 
    
    О, свежесть, о, капля смарагда 
    В упившихся ливнем кистях, 
    О, сонный начес беспорядка, 
    О, дивный, божий пустяк! 


    1917

    Дрозды

    На захолустном полустанке 
    Обеденная тишина. 
    Безжизненно поют овсянки 
    В кустарнике у полотна. 
    
    Бескрайный, жаркий, как желанье, 
    Прямой проселочный простор. 
    Лиловый лес на заднем плане, 
    Седого облака вихор. 
    
    Лесной дорогою деревья 
    Заигрывают с пристяжной. 
    По углубленьям на корчевье 
    Фиалки, снег и перегной. 
    
    Наверное, из этих впадин 
    И пьют дрозды, когда взамен 
    Раззванивают слухи за день 
    Огнем и льдом своих колен. 
    
    Вот долгий слог, а вот короткий. 
    Вот жаркий, вот холодный душ. 
    Вот что выделывают глоткой, 
    Луженной лоском этих луж. 
    
    У них на кочках свой поселок, 
    Подглядыванье из-за штор, 
    Шушуканье в углах светелок 
    И целодневный таратор. 
    
    По их распахнутым покоям 
    Загадки в гласности снуют. 
    У них часы с дремучим боем, 
    Им ветви четверти поют. 
    
    Таков притон дроздов тенистый. 
    Они в неубранном бору 
    Живут, как жить должны артисты. 
    Я тоже с них пример беру. 


    1941

    Дурной сон

    Прислушайся к вьюге, сквозь десны процеженной,
    Прислушайся к голой побежке бесснежья.
    Разбиться им не обо что, и заносы
    Чугунною цепью проносятся понизу
    Полями, по чересполосице, в поезде,
    По воздуху, по снегу, в отзывах ветра,
    Сквозь сосны, сквозь дыры заборов безгвоздых,
    Сквозь доски, сквозь десны безносых трущоб.
    
    Полями, по воздуху, сквозь околесицу,
    Приснившуюся небесному постнику.
    Он видит: попадали зубы из челюсти,
    И шамкают замки, поместия с пришептом,
    Все вышиблено, ни единого в целости,
    И постнику тошно от стука костей.
    От зубьев пилотов, от флотских трезубцев,
    От красных зазубрин карпатских зубцов.
    Он двинуться хочет, не может проснуться,
    Не может, засунутый в сон на засов.
    
    И видит еще. Как назем огородника,
    Всю землю сравняли с землей на Стоходе.
    Не верит, чтоб выси зевнулось когда-нибудь
    Во всю ее бездну, и на небо выплыл,
    Как колокол на перекладине дали,
    Серебряный слиток глотательной впадины,
    Язык и глагол ее,- месяц небесный.
    Нет, косноязычный, гундосый и сиплый,
    Он с кровью заглочен хрящами развалин.
    Сунь руку в крутящийся щебень метели,-
    Он на руку вывалится из расселины
    Мясистой култышкою, мышцей бесцельной
    На жиле, картечиной напрочь отстреленной.
    Его отожгло, как отеклую тыкву.
    Он прыгнул с гряды за ограду. Он в рытвине.
    Он сорван был битвой и, битвой подхлеснутый,
    Как шар, откатился в канаву с откоса
    Сквозь сосны, сквозь дыры заборов безгвоздых,
    Сквозь доски, сквозь десны безносых трущоб.
    
    Прислушайся к гулу раздолий неезженных,
    Прислушайся к бешеной их перебежке.
    Расскальзывающаяся артиллерия
    Тарелями ластится к отзывам ветра.
    К кому присоседиться, верстами меряя,
    Слова гололедицы, мглы и лафетов?
    И сказка ползет, и клочки околесицы,
    Мелькая бинтами в желтке ксероформа,
    Уносятся с поезда в поле. Уносятся
    Платформами по снегу в ночь к семафорам.
    
    Сопят тормоза санитарного поезда.
    И снится, и снится небесному постнику...


    1914, 1928

    Душа (Душа моя, печальница...)

    Душа моя, печальница
    О всех в кругу моем,
    Ты стала усыпальницей
    Замученных живьем.
    
    Тела их бальзамируя,
    Им посвящая стих,
    Рыдающею лирою
    Оплакивая их,
    
    Ты в наше время шкурное
    За совесть и за страх
    Стоишь могильной урною,
    Покоящей их прах.
    
    Их муки совокупные
    Тебя склонили ниц.
    Ты пахнешь пылью трупною
    Мертвецких и гробниц.
    
    Душа моя, скудельница,
    Всё, виденное здесь,
    Перемолов, как мельница,
    Ты превратила в смесь.
    
    И дальше перемалывай
    Всё бывшее со мной,
    Как сорок лет без малого,
    В погостный перегной.


    1956

    Душа (О, вольноотпущенница...)

    О, вольноотпущенница, если вспомнится,
    О, если забудется, пленница лет.
    По мнению многих, душа и паломница,
    По-моему,- тень без особых примет.
    
    О,- в камне стиха, даже если ты канула,
    Утопленница, даже если - в пыли,
    Ты бьешься, как билась княжна Тараканова,
    Когда февралем залило равелин.
    
    О, внедренная! Хлопоча об амнистии,
    Кляня времена, как клянут сторожей,
    Стучатся опавшие годы, как листья,
    В садовую изгородь календарей.


    1915

    * * *

    Душистою веткою машучи,
       Впивая впотьмах это благо,
    Бежала на чашечку с чашечки
       Грозой одуренная влага.
    
    На чашечку с чашечки скатываясь,
       Скользнула по двум,- и в обеих
    Огромною каплей агатовою
       Повисла, сверкает, робеет.
    
    Пусть ветер, по таволге веющий,
       Ту капельку мучит и плющит.
    Цела, не дробится,- их две еще
       Целующихся и пьющих.
    
    Смеются и вырваться силятся
       И выпрямиться, как прежде,
    Да капле из рылец не вылиться,
       И не разлучатся, хоть режьте.


    Лето 1917

    Душная ночь

    Накрапывало, - но не гнулись
    И травы в грозовом мешке,
    Лишь пыль глотала дождь в пилюлях,
    Железо в тихом порошке.
    
    Селенье не ждало целенья,
    Был мак, как обморок, глубок,
    И рожь горела в воспаленье,
    И в лихорадке бредил бог.
    
    В осиротелой и бессонной,
    Сырой, всемирной широте
    С постов спасались бегством стоны,
    Но вихрь, зарывшись, коротел.
    
    За ними в бегстве слепли следом
    Косые капли. У плетня
    Меж мокрых веток с ветром бледным
    Шел спор. Я замер. Про меня!
    
    Я чувствовал, он будет вечен,
    Ужасный, говорящий сад.
    Еще я с улицы за речью
    Кустов и ставней - не замечен,
    
    Заметят - некуда назад:
    Навек, навек заговорят.


    * * *

    Дымились, встав от сна,
    Пространства за Навтлугом, 
    Познанья новизна 
    Была к моим услугам. 
    
    Откинув лучший план, 
    Я ехал с волокитой, 
    Дорога на Беслан 
    Была грозой размыта, 
    
    Откос пути размяк, 
    И вспухшая Арагва 
    Неслась, сорвав башмак 
    С болтающейся дратвой. 
    
    Я видел поутру 
    С моста за старой мытней 
    Взбешенную Куру 
    С машиной стенобитной. 


    Лето 1936

    Ева

    Стоят деревья у воды,
    И полдень с берега крутого
    Закинул облака в пруды,
    Как переметы рыболова.
    
    Как невод, тонет небосвод,
    И в это небо, точно в сети,
    Толпа купальщиков плывет —
    Мужчины, женщины и дети.
    
    Пять-шесть купальщиц в лозняке
    Выходят на берег без шума
    И выжимают на песке
    Свои купальные костюмы.
    
    И наподобие ужей
    Ползут и вьются кольца пряжи,
    Как будто искуситель-змей
    Скрывался в мокром трикотаже.
    
    О женщина, твой вид и взгляд
    Ничуть меня в тупик не ставят.
    Ты вся — как горла перехват,
    Когда его волненье сдавит.
    
    Ты создана как бы вчерне,
    Как строчка из другого цикла,
    Как будто не шутя во сне
    Из моего ребра возникла.
    
    И тотчас вырвалась из рук
    И выскользнула из объятья,
    Сама — смятенье и испуг
    И сердца мужеского сжатье.


    1956

    Единственные дни

    На протяженье многих зим
    Я помню дни солнцеворота,
    И каждый был неповторим
    И повторялся вновь без счета.
    
    И целая их череда
    Составилась мало-помалу -
    Тех дней единственных, когда
    Нам кажется, что время стало.
    
    Я помню их наперечет:
    Зима подходит к середине,
    Дороги мокнут, с крыш течет
    И солнце греется на льдине.
    
    И любящие, как во сне,
    Друг к другу тянутся поспешней,
    И на деревьях в вышине
    Потеют от тепла скворешни.
    
    И полусонным стрелкам лень
    Ворочаться на циферблате,
    И дольше века длится день,
    И не кончается объятье.


    1959

    * * *

    Еловый бурелом,
    Обрыв тропы овечьей. 
    Нас много за столом, 
    Приборы, звезды, свечи. 
    
    Как пылкий дифирамб, 
    Все затмевая оптом, 
    Огнем садовых ламп 
    Тицьян Табидзе обдан. 
    
    Сейчас он речь начнет 
    И мыслью на прицеле. 
    Он слово почерпнет 
    Из этого ущелья. 
    
    Он курит, подперев 
    Рукою подбородок, 
    Он строг, как барельеф, 
    И чист, как самородок. 
    
    Он плотен, он шатен, 
    Он смертен, и однако 
    Таким, как он, Роден 
    Изобразил Бальзака. 
    
    Он в глыбе поселен, 
    Чтоб в тысяче градаций 
    Из каменных пелен 
    Все явственней рождаться. 
    
    Свой непомерный дар 
    Едва, как свечку тепля, 
    Он пира перегар 
    В рассветном сером пепле. 


    Лето 1936

    Женщины в детстве

    В детстве, я как сейчас еще помню,
    Bысунешься, бывало, в окно,
    В переулке, как в каменоломне,
    Под деревьями в полдень темно.
    
    Тротуар, мостовую, подвалы,
    Церковь слева, ее купола
    Тень двойных тополей покрывала
    От начала стены до угла.
    
    За калитку дорожки глухие
    Уводили в запущенный сад,
    И присутствие женской стихии
    Облекало загадкой уклад.
    
    Рядом к девочкам кучи знакомых
    Заходили и толпы подруг,
    И цветущие кисти черемух
    Мыли листьями рамы фрамуг.
    
    Или взрослые женщины в гневе,
    Разбранившись без обиняков,
    Вырастали в дверях, как деревья
    По краям городских цветников.
    
    Приходилось, насупившись букой,
    Щебет женщин сносить словно бич,
    Чтоб впоследствии страсть, как науку,
    Обожанье, как подвиг, постичь.
    
    Всем им, вскользь промелькнувшим где-либо
    И пропавшим на том берегу,
    Всем им, мимо прошедшим, спасибо,
    Перед ними я всеми в долгу.


    * * *

    Жизни ль мне хотелось слаще?
    Нет, нисколько, я хотел
    Только вырваться из чащи
    Полуснов и полудел.
    
    Но откуда б взял я силы,
    Если б ночью сборов мне
    Целой жизни не вместило
    Сновиденье в ирпене?
    
    Никого не будет в доме,
    Кроме сумерек. Один
    Серый день в сквозном проеме
    Незадернутых гардин.
    
    Хлопья лягут и увидят:
    Синь и солнце, тишь и гладь.
    Так и нам прощенье выйдет,
    Будем верить, жить и ждать.


    За поворотом

    Насторожившись, начеку
    У входа в чащу,
    Щебечет птичка на суку
    Легко, маняще.
    
    Она щебечет и поет
    В преддверьи бора,
    Как бы оберегая вход
    В лесные норы.
    
    Под нею сучья, бурелом,
    Над нею тучи,
    В лесном овраге за углом
    Ключи и кручи.
    
    Нагроможденьем пней, колод
    Лежит валежник.
    В воде и холоде болот
    Цветет подснежник.
    
    А птичка верит, как в зарок,
    В свои рулады
    И не пускает за порог
    Кого не надо.
    
    За поворотом, в глубине
    Лесного лога,
    Готово будущее мне
    Верней залога.
    
    Его уже не втянешь в спор
    И не заластишь.
    Оно распахнуто, как бор,
    Все вглубь, все настежь.


    Зазимки

    Открыли дверь, и в кухню паром
    Вкатился воздух со двора,
    И всё мгновенно стало старым,
    Как в детстве в те же вечера.
    
    Сухая, тихая погода.
    На улице, шагах в пяти,
    Стоит, стыдясь, зима у входа
    И не решается войти.
    
    Зима, и всё опять впервые.
    В седые дали ноября
    Уходят ветлы, как слепые
    Без палки и поводыря.
    
    Во льду река и мерзлый тальник,
    А поперек, на голый лед,
    Как зеркало на подзеркальник,
    Поставлен черный небосвод.
    
    Пред ним стоит на перекрестке,
    Который полузанесло,
    Береза со звездой в прическе
    И смотрится в его стекло.
    
    Она подозревает втайне,
    Что чудесами в решете
    Полна зима на даче крайней,
    Как у нее на высоте.


    1944

    Звезды летом

    Рассказали страшное,
    Дали точный адрес.
    Отпирают, спрашивают,
    Движутся, как в театре.
    
    Тишина, ты - лучшее
    Из всего, что слышал.
    Некоторых мучает,
    Что летают мыши.
    
    Июльской ночью слободы -
    Чудно белокуры.
    Небо в бездне поводов,
    Чтоб набедокурить.
    
    Блещут, дышат радостью,
    Обдают сияньем,
    На каком-то градусе
    И меридиане.
    
    Ветер розу пробует
    Приподнять по просьбе
    Губ, волос и обуви,
    Подолов и прозвищ.
    
    Газовые, жаркие,
    Осыпают в гравий
    Все, что им нашаркали,
    Все, что наиграли.


    Лето 1917

    Зверинец

    Зверинец расположен в парке.
    Протягиваем контрамарки.
    Входную арку окружа,
    Стоят у кассы сторожа.
    
    Но вот ворота в форме грота.
    Показываясь с поворота
    Из-за известняковых груд,
    Под ветром серебрится пруд.
    
    Он пробран весь насквозь особым
    Неосязаемым ознобом.
    Далекое рычанье пум
    Сливается в нестройный шум.
    
    Рычанье катится по парку,
    И небу делается жарко,
    Но нет ни облачка в виду
    В зоологичм саду.
    
    Как добродушные соседи,
    С детьми беседуют медведи,
    И плиты гулкие глушат
    Босые пятки медвежат.
    
    Бегом по изразцовым сходням
    Спускаются в одном исподнем
    Медведи белые втроем
    В один семейный водоем.
    
    Они ревут, плещась и моясь.
    Штанов в воде не держит пояс,
    Но в стирке никакой отвар
    Неймет косматых шаровар.
    
    Пред тем как гадить, покосится
    И пол обнюхает лисица.
    На лязг и щелканье замков
    Похоже лясканье волков.
    
    Они от алчности поджары,
    Глаза полны сухого жара, -
    Волчицу злит, когда трунят
    Над внешностью ее щенят.
    
    Не останавливаясь, львица
    Вымеривает половицу,
    За поворотом поворот,
    Взад и вперед, взад и вперед.
    
    Прикосновенье прутьев к морде
    Ее гоняет, как на корде;
    За ней плывет взад и вперед
    Стержней железных переплет.
    
    И той же проволки мельканье
    Гоняет барса на аркане,
    И тот же брусяной барьер
    Приводит в бешенство пантер.
    
    Благовоспитаннее дамы
    Подходит, приседая, лама,
    Плюет в глаза и сгоряча
    Дает нежданно стрекача.
    
    На этот взрыв тупой гордыни
    Грустя глядит корабль пустыни, -
    "на старших сдуру не плюют",
    Резонно думает верблюд.
    
    Под ним, как гребни, ходят люди.
    Он высится крутою грудью,
    Вздымаясь лодкою гребной
    Над человеческой волной.
    
    Как бабьи сарафаны, ярок
    Садок фазанов и цесарок.
    Здесь осыпается сусаль
    И блещут серебро и сталь.
    
    Здесь, в переливах жаркой сажи,
    В платке из черно-синей пряжи,
    Павлин, загадочный, как ночь,
    Подходит и отходит прочь.
    
    Вот он погас за голубятней,
    Вот вышел он, и необьятней
    Ночного неба темный хвост
    С фонтаном падающих звезд!
    
    Корытце прочь отодвигая,
    Закусывают попугаи
    И с отвращеньем чистят клюв,
    Едва скорлупку колупнув.
    
    Недаром от острот отборных
    И язычки, как кофе в зернах,
    Обуглены у какаду
    В зоологическом саду.
    
    Они с персидскою сиренью
    Соперничают в опереньи.
    Чем в птичнике, иным скорей
    Цвести среди оранжерей.
    
    Но вот любимец краснозадый
    Зоологического сада,
    Безумьем тихим обуян,
    Осклабившийся павиан.
    
    То он канючит подаянья,
    Как подобает обезьяне,
    То утруждает кулачок
    Почесываньем скул и щек,
    
    То бегает кругом, как пудель,
    То на него находит удаль,
    И он, взлетев на всем скаку,
    Гимнастом виснет на суку.
    
    В лоханке с толстыми боками
    Гниет рассольник с потрохами.
    Нам говорят, что это - ил,
    А в иле - нильский крокодил.
    
    Не будь он совершенной крошкой,
    Он был бы пострашней немножко.
    Такой судьбе и сам не рад
    Несовершеннолетний гад.
    
    Кого-то по пути минуя,
    К кому-то подходя вплотную,
    Идем, встречая по стенам
    Дощечки с надписью: "К слонам".
    
    Как воз среди сенного склада,
    Стоит дремучая громада.
    Клыки ушли под потолок.
    На блоке вьется сена клок.
    
    Взметнувши с полу вихрь мякины,
    Повертывается махина
    И подает чуть-чуть назад
    Стропила, сено, блок и склад.
    
    Подошву сжал тяжелый обод,
    Грохочет цепь и ходит хобот,
    Таскаясь с шарком по плите,
    И пишет петли в высоте.
    
    И что-то тешется средь суши:
    Не то обшарпанные уши,
    Как два каретных кожуха,
    Не то соломы вороха.
    
    Пора домой. Какая жалость!
    А сколько див еще осталось!
    Мы осмотрели разве треть.
    Всего зараз не осмотреть.
    
    В последний раз в орлиный клекот
    Вливается трамвайный рокот,
    B последний раз трамваиный шум
    Сливается с рычаньем пум.


    Зеркало

    В трюмо испаряется чашка какао,
       Качается тюль, и - прямой
    Дорожкою в сад, в бурелом и хаос
       К качелям бежит трюмо.
    
    Там сосны враскачку воздух саднят
       Смолой; там по маете
    Очки по траве растерял палисадник,
       Там книгу читает Тень.
    
    И к заднему плану, во мрак, за калитку
       В степь, в запах сонных лекарств
    Струится дорожкой, в сучках и в улитках
       Мерцающий жаркий кварц.
    
    Огромный сад тормошится в зале
       В трюмо - и не бьет стекла!
    Казалось бы, всё коллодий залил,
       С комода до шума в стволах.
    
    Зеркальная всё б, казалось, нахлынь
       Непотным льдом облила,
    Чтоб сук не горчил и сирень не пахла,-
       Гипноза залить не могла.
    
    Несметный мир семенит в месмеризме,
       И только ветру связать,
    Что ломится в жизнь и ломается в призме,
       И радо играть в слезах.
    
    Души не взорвать, как селитрой залежь,
       Не вырыть, как заступом клад.
    Огромный сад тормошится в зале
       В трюмо - и не бьет стекла.
    
    И вот, в гипнотической этой отчизне
       Ничем мне очей не задуть.
    Так после дождя проползают слизни
       Глазами статуй в саду.
    
    Шуршит вода по ушам, и, чирикнув,
       На цыпочках скачет чиж.
    Ты можешь им выпачкать губы черникой,
       Их шалостью не опоишь.
    
    Огромный сад тормошится в зале,
       Подносит к трюмо кулак,
    Бежит на качели, ловит, салит,
       Трясет - и не бьет стекла!


    Лето 1917

    Зима приближается

    Зима приближается. Сызнова
    Какой-нибудь угол медвежий
    Под слезы ребенка капризного
    Исчезнет в грязи непроезжей.
    
    Домишки в озерах очутятся,
    Над ними закурятся трубы.
    В холодных объятьях распутицы
    Сойдутся к огню жизнелюбы.
    
    Обители севера строгого,
    Накрытые небом, как крышей!
    На вас, захолустные логова,
    Написано: сим победиши.
    
    Люблю вас, далекие пристани
    В провинции или деревне.
    Чем книга чернее и листанней,
    Тем прелесть ее задушевней.
    
    Обозы тяжелые двигая,
    Раскинувши нив алфавиты,
    Вы с детства любимою книгою
    Как бы посредине открыты.
    
    И вдруг она пишется заново
    Ближайшею первой метелью,
    Вся в росчерках полоза санного
    И белая, как рукоделье.
    
    Октябрь серебристо-ореховый.
    Блеск заморозков оловянный.
    Осенние сумерки Чехова,
    Чайковского и Левитана.


    Зима

    Прижимаюсь щекою к воронке
    Завитой, как улитка, зимы.
    "По местам, кто не хочет - к сторонке!"
    Шумы-шорохи, гром кутерьмы.
    
    "Значит - в "море волнуется"? B повесть,
    Завивающуюся жгутом,
    Где вступают в черед, не готовясь?
    Значит - в жизнь? Значит - в повесть о том,
    
    Как нечаян конец? Об уморе,
    Смехе, сутолоке, беготне?
    Значит - вправду волнуется море
    И стихает, не справясь о дне?"
    
    Это раковины ли гуденье?
    Пересуды ли комнат-тихонь?
    Со своей ли поссорившись тенью,
    Громыхает заслонкой огонь?
    
    Поднимаются вздохи отдушин
    И осматриваются - и в плач.
    Черным храпом карет перекушен,
    В белом облаке скачет лихач.
    
    И невыполотые заносы
    На оконный ползут парапет.
    За стаканчиками купороса
    Ничего не бывало и нет.


    1913, 1928

    Зимнее небо

    Цельною льдиной из дымности вынут
    Ставший с неделю звездный поток.
    Клуб конькобежцев вверху опрокинут:
    Чокается со звонкою ночью каток.
    
    Реже-реже-ре-же ступай, конькобежец,
    В беге ссекая шаг свысока.
    На повороте созвездьем врежется
    В небо Норвегии скрежет конька.
    
    Воздух окован мерзлым железом.
    О конькобежцы! Там - все равно,
    Что, как глаза со змеиным разрезом,
    Ночь на земле, и как кость домино;
    
    Что языком обомлевшей легавой
    Месяц к себе примерзает; что рты,
    Как у фальшивомонетчиков,- лавой
    Дух захватившего льда налиты.


    1915

    Зимние праздники

    Будущего недостаточно.
    Старого, нового мало.
    Надо, чтоб елкою святочной
    Вечность средь комнаты стала.
    
    Чтобы хозяйка утыкала
    Россыпью звезд ее платье,
    Чтобы ко всем на каникулы
    Съехались сестры и братья.
    
    Сколько цепей ни примеривай,
    Как ни возись с туалетом,
    Все еще кажется дерево
    Голым и полуодетым.
    
    Вот, трубочиста замаранней,
    Взбив свои волосы клубом,
    Елка напыжилась барыней
    В нескольких юбках раструбом.
    
    Лица становятся каменней,
    Дрожь пробегает по свечкам,
    Струйки зажженного пламени
    Губы сжимают сердечком.
    
    Ночь до рассвета просижена.
    Весь содрогаясь от храпа,
    Дом, точно утлая хижина,
    Хлопает дверцею шкапа.
    
    Новые сумерки следуют,
    День убавляется в росте.
    Завтрак проспавши, обедают
    Заночевавшие гости.
    
    Солнце садится, и пьяницей
    Издали, с целью прозрачной
    Через оконницу тянется
    К хлебу и рюмке коньячной.
    
    Вот оно ткнулось, уродина,
    В снег образиною пухлой,
    Цвета наливки смородинной,
    Село, истлело, потухло.


    Зимняя ночь (Мело, мело по всей земле...)

    Мело, мело по всей земле
    Во все пределы.
    Свеча горела на столе,
    Свеча горела.
    
    Как летом роем мошкара
    Летит на пламя,
    Слетались хлопья со двора
    К оконной раме.
    
    Метель лепила на стекле
    Кружки и стрелы.
    Свеча горела на столе,
    Свеча горела.
    
    На озаренный потолок
    Ложились тени,
    Скрещенья рук, скрещенья ног,
    Судьбы скрещенья.
    
    И падали два башмачка
    Со стуком на пол.
    И воск слезами с ночника
    На платье капал.
    
    И все терялось в снежной мгле
    Седой и белой.
    Свеча горела на столе,
    Свеча горела.
    
    На свечку дуло из угла,
    И жар соблазна
    Вздымал, как ангел, два крыла
    Крестообразно.
    
    Мело весь месяц в феврале,
    И то и дело
    Свеча горела на столе,
    Свеча горела.


    1946

    Зимняя ночь (Не поправить...)

    Не поправить дня усильями светилен.
    Не поднять теням крещенских покрывал.
    На земле зима, и дым огней бессилен
    Распрямить дома, полегшие вповал.
    
    Булки фонарей и пышки крыш, и черным
    По белу в снегу - косяк особняка:
    Это - барский дом, и я в нем гувернером.
    Я один, я спать услал ученика.
    
    Никого не ждут. Но - наглухо портьеру.
    Тротуар в буграх, крыльцо заметено.
    Память, не ершись! Срастись со мной! Уверуй
    И уверь меня, что я с тобой - одно.
    
    Снова ты о ней? Но я не тем взволнован.
    Кто открыл ей сроки, кто навел на след?
    Тот удар - исток всего. До остального,
    Милостью ее, теперь мне дела нет.
    
    Тротуар в буграх. Меж снеговых развилин
    Вмерзшие бутылки голых, черных льдин.
    Булки фонарей, и на трубе, как филин,
    Потонувший в перьях нелюдимый дым.


    1913, 1928

    Золотая осень

    Осень. Сказочный чертог,
    Всем открытый для обзора.
    Просеки лесных дорог,
    Заглядевшихся в озера.
    
    Как на выставке картин:
    Залы, залы, залы, залы
    Вязов, ясеней, осин
    В позолоте небывалой.
    
    Липы обруч золотой —
    Как венец на новобрачной.
    Лик березы — под фатой
    Подвенечной и прозрачной.
    
    Погребенная земля
    Под листвой в канавах, ямах.
    В желтых кленах флигеля,
    Словно в золоченых рамах.
    
    Где деревья в сентябре
    На заре стоят попарно,
    И закат на их коре
    Оставляет след янтарный.
    
    Где нельзя ступить в овраг,
    Чтоб не стало всем известно:
    Так бушует, что ни шаг,
    Под ногами лист древесный.
    
    Где звучит в конце аллей
    Эхо у крутого спуска
    И зари вишневый клей
    Застывает в виде сгустка.
    
    Осень. Древний уголок
    Старых книг, одежд, оружья,
    Где сокровищ каталог
    Перелистывает стужа.


    1956

    Ивака

       Кокошник нахлобучила
    Из низок ливня - паросль.
    Футляр дымится тучею,
    В ветвях горит стеклярус.
    
    И на подушке плюшевой
    Сверкает в переливах
    Разорванное кружево
    Деревьев говорливых.
    
    Сережек аметистовых
    И шишек из сапфира
    Нельзя и было выставить,
    Из-под земли не вырыв.
    
    Чтоб горы очаровывать
    В лиловых мочках яра,
    Их вынули из нового
    Уральского футляра.


    1916, 1928

    Из поэмы

       (Два отрывка)
    
             1
    
    Я тоже любил, и дыханье
    Бессонницы раннею ранью
    Из парка спускалось в овраг, и впотьмах
    Выпархивало на архипелаг
    Полян, утопавших в лохматом тумане,
    В полыни и мяте и перепелах.
    И тут тяжелел обожанья размах,
    Хмелел, как крыло, обожженное дробью,
    И бухался в воздух, и падал в ознобе,
    И располагался росой на полях.
    
    А там и рассвет занимался. До двух
    Несметного неба мигали богатства,
    Но вот петухи начинали пугаться
    Потемок и силились скрыть перепуг,
    Но в глотках рвались холостые фугасы,
    И страх фистулой голосил от потуг,
    И гасли стожары, и, как по заказу,
    С лицом пучеглазого свечегаса
    Показывался на опушке пастух.
    
    Я тоже любил, и она пока еще
    Жива, может статься. Время пройдет,
    И что-то большое, как осень, однажды
    (Не завтра, быть может, так позже когда-нибудь)
    Зажжется над жизнью, как зарево, сжалившись
    Над чащей. Над глупостью луж, изнывающих
    По-жабьи от жажды. Над заячьей дрожью
    Лужаек, с ушами ушитых в рогожу
    Листвы прошлогодней. Над шумом, похожим
    На ложный прибой прожитого. Я тоже
    Любил, и я знаю: как мокрые пожни
    От века положены году в подножье,
    Так каждому сердцу кладется любовью
    Знобящая новость миров в изголовье.
    
    Я тоже любил, и она жива еще.
    Все так же, катясь в ту начальную рань,
    Стоят времена, исчезая за краешком
    Мгновенья. Все так же тонка эта грань.
    По-прежнему давнее кажется давешним.
    По-прежнему, схлынувши с лиц очевидцев,
    Безумствует быль, притворяясь не знающей,
    Что больше она уж у нас не жилица.
    И мыслимо это? Так, значит, и впрямь
    Всю жизнь удаляется, а не длится
    Любовь, удивленья мгновенная дань?
    
             2
    
    Я спал. В ту ночь мой дух дежурил.
    Раздался стук. Зажегся свет.
    В окно врывалась повесть бури.
    Раскрыл, как был,- полуодет.
    
    Так тянет снег. Так шепчут хлопья.
    Так шепелявят рты примет.
    Там подлинник, здесь - бледность копий.
    Там все в крови, здесь крови нет.
    
    Там, озаренный, как покойник,
    С окна блужданьем ночника,
    Сиренью моет подоконник
    Продрогший абрис ледника.
    
    И в ночь женевскую, как в косы
    Южанки, югом вплетены
    Огни рожков и абрикосы,
    Оркестры, лодки, смех волны.
    
    И, будто вороша каштаны,
    Совком к жаровням в кучу сгреб
    Мужчин - арак, а горожанок -
    Иллюминованный сироп.
    
    И говор долетает снизу.
    А сверху, задыхаясь, вяз
    Бросает в трепет холст маркизы
    И ветки вчерчивает в газ.
    
    Взгляни, как Альпы лихорадит!
    Как верен дому каждый шаг!
    О, будь прекрасна, бога ради,
    О, бога ради, только так.
    
    Когда ж твоя стократ прекрасней
    Убийственная красота
    И только с ней и до утра с ней
    Ты отчужденьем облита,
    
    То, атропин и белладонну
    Когда-нибудь в тоску вкропив,
    И я, как ты, взгляну бездонно,
    И я, как ты, скажу: терпи.


    1917

    Из суеверья

    Коробка с красным померанцем -
            Моя каморка.
    О, не об номера ж мараться
            По гроб, до морга!
    
    Я поселился здесь вторично
            Из суеверья.
    Обоев цвет, как дуб, коричнев
            И - пенье двери.
    
    Из рук не выпускал защелки.
            Ты вырывалась.
    И чуб касался чудной челки
            И губы - фиалок.
    
    О неженка, во имя прежних
            И в этот раз твой
    Наряд щебечет, как подснежник
            Апрелю: "Здравствуй!"
    
    Грех думать - ты не из весталок:
            Вошла со стулом,
    Как с полки, жизнь мою достала
            И пыль обдула.


    Лето 1917

    Имелось

    Засим, имелся сеновал
    И пахнул винной пробкой
    С тех дней, что август миновал
    И не пололи тропки.
    
    В траве, на кислице, меж бус
    Брильянты, хмурясь, висли,
    По захладелости на вкус
    Напоминая рислинг.
    
    Сентябрь составлял статью
    В извозчичьем, хозяйстве,
    Летал, носил и по чутью
    Предупреждал ненастье.
    
    То, застя двор, водой с винцом
    Желтил песок и лужи,
    То с неба спринцевал свинцом
    Оконниц полукружья.
    
    То золотил их, залетев
    С куста за хлев, к крестьянам,
    То к нашему стеклу, с дерев
    Пожаром листьев прянув.
    
    Есть марки счастья. Есть слова
    Vin gai, vin triste,1 — но верь мне,
    Что кислица — травой трава,
    А рислинг — пыльный термин.
    
    Имелась ночь. Имелось губ
    Дрожание. На веках висли
    Брильянты, хмурясь. Дождь в мозгу
    Шумел, не отдаваясь мыслью.
    
    Казалось, не люблю, — молюсь
    И не целую, — мимо
    Не век, не час плывет моллюск,
    Свеченьем счастья тмимый.
    
    Как музыка: века в слезах,
    А песнь не смеет плакать,
    Тряслась, не прорываясь в ах! —
    Коралловая мякоть.


    Импровизация

    Я клавишей стаю кормил с руки
    Под хлопанье крыльев, плеск и клекот.
    Я вытянул руки, я встал на носки,
    Рукав завернулся, ночь терлась о локоть.
    
    И было темно. И это был пруд
    И волны.- И птиц из породы люблю вас,
    Казалось, скорей умертвят, чем умрут
    Крикливые, черные, крепкие клювы.
    
    И это был пруд. И было темно.
    Пылали кубышки с полуночным дегтем.
    И было волною обглодано дно
    У лодки. И грызлися птицы у локтя.
    
    И ночь полоскалась в гортанях запруд,
    Казалось, покамест птенец не накормлен,
    И самки скорей умертвят, чем умрут
    Рулады в крикливом, искривленном горле.


    1915

    Иней

    Глухая пора листопада,
    Последних гусей косяки.
    Расстраиваться не надо:
    У страха глаза велики.
    
    Пусть ветер, рябину занянчив,
    Пугает ее перед сном.
    Порядок творенья обманчив,
    Как сказка с хорошим концом.
    
    Ты завтра очнешься от спячки
    И, выйдя на зимнюю гладь,
    Опять за углом водокачки
    Как вкопанный будешь стоять.
    
    Опять эти белые мухи,
    И крыши, и святочный дед,
    И трубы, и лес лопоухий
    Шутом маскарадным одет.
    
    Все обледенело с размаху
    В папахе до самых бровей
    И крадущейся росомахой
    Подсматривает с ветвей.
    
    Ты дальше идешь с недоверьем.
    Тропинка ныряет в овраг.
    Здесь инея сводчатый терем,
    Решетчатый тес на дверях.
    
    За снежной густой занавеской
    Какой-то сторожки стена,
    Дорога, и край перелеска,
    И новая чаща видна.
    
    Торжественное затишье,
    Оправленное в резьбу,
    Похоже на четверостишье
    О спящей царевне в гробу.
    
    И белому мертвому царству,
    Бросавшему мысленно в дрожь,
    Я тихо шепчу: "Благодарствуй,
    Ты больше, чем просят, даешь".


    1941

    Июль

    По дому бродит привиденье.
    Весь день шаги над головой.
    На чердаке мелькают тени.
    По дому бродит домовой.
    
    Везде болтается некстати,
    Мешается во все дела,
    В халате крадется к кровати,
    Срывает скатерть со стола.
    
    Ног у порога не обтерши,
    Вбегает в вихре сквозняка
    И с занавеской, как с танцоршей,
    Взвивается до потолка.
    
    Кто этот баловник-невежа
    И этот призрак и двойник?
    Да это наш жилец приезжий,
    Наш летний дачник-отпускник.
    
    На весь его недолгий роздых
    Мы целый дом ему сдаем.
    Июль с грозой, июльский воздух
    Снял комнаты у нас внаем.
    
    Июль, таскающий в одёже
    Пух одуванчиков, лопух,
    Июль, домой сквозь окна вхожий,
    Всё громко говорящий вслух.
    
    Степной нечесаный растрепа,
    Пропахший липой и травой,
    Ботвой и запахом укропа,
    Июльский воздух луговой.


    1956

    Июльская гроза

    Так приближается удар
    За сладким, из-за ширмы лени,
    Во всеоружьи мутных чар
    Довольства и оцепененья.
    
    Стоит на мертвой точке час
    Не оттого ль, что он намечен,
    Что желчь моя не разлилась,
    Что у меня на месте печень?
    
    Не отсыхает ли язык
    У лип, не липнут листья к нёбу ль
    В часы, как в лагере грозы
    Полнеба топчется поодаль?
    
    И слышно: гам ученья там,
    Глухой, лиловый, отдаленный.
    И жарко белым облакам
    Грудиться, строясь в батальоны.
    
    Весь лагерь мрака на вид
    Полнеба топчется поодаль?
    В чаду стоят плетни. В чаду -
    Телеги, кадки и сараи.
    
    Как плат белы, забыли грызть
    Подсолнухи, забыли сплюнуть,
    Их всех поработила высь,
    На них дохнувшая, как юность.
    
            _________
    
    Гроза в воротах! на дворе!
    Преображаясь и дурея,
    Во тьме, в раскатах, в серебре,
    Она бежит по галерее.
    
    По лестнице. И на крыльцо.
    Ступень, ступень, ступень.- Повязку!
    У всех пяти зеркал лицо
    Грозы, с себя сорвавшей маску.


    1915

    К октябрьской годовщине

    		1 
    
    Редчал разговор оживленный. 
    Шинель становилась в черед. 
    Растягивались в эшелоны 
    Телятники маршевых рот. 
    
    Десятого чувства верхушкой 
    Подхватывали ковыли, 
    Что этот будильник с кукушкой 
    Лет на сто вперед завели. 
    
    Бессрочно и тысячеверстно 
    Шли дни под бризантным дождем. 
    Их вырвавшееся упорство 
    Не ставило нас ни во что. 
    
    Всегда-то их шумную груду 
    Несло неизвестно куда. 
    Теперь неизвестно откуда 
    Их двигало на города. 
    
    И были престранные ночи 
    И род вечеров в сентябре, 
    Что требовали полномочий 
    Обширней еще, чем допрежь. 
    
    В их августовское убранство 
    Вошли уже корпия, креп, 
    Досрочный призыв новобранцев, 
    Неубранный беженцев хлеб. 
    
    Могло ли им вообразиться, 
    Что под боком, невдалеке, 
    Окликнутые с позиций 
    Жилища стоят в столбняке? 
    
    Но, правда, ни в слухах нависших, 
    Ни в стойке их сторожевой, 
    Ни в низко надвинутых крышах 
    Не чувствовалось ничего. 
    
    		2 
    
    Под спудом пыльных садов, 
    На дне летнего дня — 
    Нева, и нефти пятном 
    Расплывшаяся солдатня. 
    
    Вечерние выпуска 
    Газет рвут нарасхват. 
    Асфальты. Названья судов. 
    Аптеки. Торцы. Якоря. 
    
    Заря, и под ней, в западне 
    Инженерного замка, подобный 
    Равномерно-несметной, как лес, топотне 
    Удаляющейся кавалерии, — плеск 
    Литейного, лентой рулетки 
    Раскатывающего на роликах плит 
    Во все запустенье проспекта 
    Штиблетную бурю толпы. 
    
    Остатки чугунных оград 
    Местами целеют под кипой 
    Событий и прахом попыток 
    Уйти из киргизской степи. 
    
    Но, тучи черней, аппарат 
    Ревет в типографском безумьи, — 
    И тонут копыта и скрипы кибиток 
    В сыпучем самуме бумажной стопы. 
    
    Семь месяцев мусор и плесень, как шерсть, — 
    На лестницах министерств. 
    Одинокий как перст, — 
    Таков Петроград, 
    
    Еще с Государственной думы 
    Ночами и днями кочующий в чумах 
    И утром по юртам бесчувственный к шуму 
    Гольтепы. 
    
    Он все еще не искупил 
    Провинностей скипетра и ошибок 
    Противного стереотипа, 
    И сослан на взморье, топить, как Сизиф, 
    Утопии по затонам 
    И, чуть погрузив, подымать эти тонны 
    Картона и несть на себе в неметенный 
    Семь месяцев сряду пыльный тупик. 
    
    И осень подходит с обычной рутиной 
    Крутящихся листьев и мокрых куртин. 
    
    		3 
    
    Густая слякоть клейковиной 
    Полощет улиц колею: 
    К виновному прилип невинный, 
    И день, и дождь, и даль в клею. 
    
    Ненастье настилает скаты, 
    Гремит железом пласт о пласт, 
    Свергает власти, рвет плакаты, 
    Натравливает класс на класс. 
    
    Костры. Пикеты. Мгла. Поэты 
    Уже печатают тюки 
    Стихов потомкам на пакеты 
    И нам под кету и пайки. 
    
    Тогда, как вечная случайность, 
    Подкрадывается зима 
    Под окна прачечных и чайных 
    И прячет хлеб по закромам. 
    
    Коротким днем, как коркой сыра, 
    Играют крысы на софе 
    И, протащив по всей квартире, 
    Укатывают за буфет. 
    
    На смену спорам оборонцев — 
    Как север, ровный Совнарком, 
    Безбрежный снег, и ночь, и солнце, 
    С утра глядящее сморчком. 
    
    Пониклый день, серье и быдло, 
    Обидных выдач жалкий цикл, 
    По виду — жизнь для мотоциклов 
    И обданных повидлой игл. 
    
    Дая галок и красногвардейцев, 
    Под черной кожи мокрый хром. 
    Какой еще заре зардеться 
    При взгляде на такой разгром? 
    
    На самом деле ж это — небо 
    Намыкавшейся всласть зимы, 
    По всем окопам и совдепам 
    За хлеб восставшей и за мир. 
    
    На самом деле это где-то 
    Задетый ветром с моря рой 
    Горящих глаз Петросовета, 
    Вперенных в небывалый строй. 
    
    Да, это то, за что боролись. 
    У них в руках — метеорит. 
    И будь он даже пуст, как полюс, 
    Спасибо им, что он открыт. 
    
    Однажды мы гостили в сфере 
    Преданий. Нас перевели 
    На четверть круга против зверя. 
    Мы — первая любовь земли. 


    1927

    * * *

    Как бронзовой золой жаровень,
    Жуками сыплет сонный сад.
    Со мной, с моей свечою вровень
    Миры расцветшие  висят.
    
    И, как в неслыханную веру,
    Я в эту ночь перехожу,
    Где тополь обветшало-серый
    Завесил лунную межу.
    
    Где пруд - как явленная тайна,
    Где шепчет яблони прибой,
    Где сад висит постройкой свайной
    И держит небо пред собой.


    1912

    * * *

    Как кочегар, на бак
    Поднявшись, отдыхает, — 
    Так по ночам табак 
    В грядах благоухает. 
    
    С земли гелиотроп 
    Передает свой запах 
    Рассолу флотских роб, 
    Развешанных на трапах. 
    
    В совхозе садовод 
    Bорочается чаще, 
    Глаза на небосвод 
    Из шалаша тараща. 
    
    Ночь в звездах, стих норд-ост, 
    И жерди палисадин 
    Моргают сквозь нарост 
    Зрачками виноградин. 
    
    Левкой и млечный путь 
    Одною лейкой полит, 
    И близостью чуть-чуть 
    Ему глаза мозолит. 


    Лето 1936

    Как у них

    Лицо лазури пышет над лицом
    Недышащей любимицы реки.
    Подымется, шелохнется ли сом,—
    Оглушены. Не слышат. Далеки.
    
    Очам в снопах, как кровлям, тяжело.
    Как угли, блещут оба очага.
    Лицо лазури пышет над челом
    Недышащей подруги в бочагах,
    Недышащей питомицы осок.
    
    То ветер смех люцерны вдоль высот,
    Как поцелуй воздушный, пронесет,
    То, княженикой с топи угощен,
    Ползет и губы пачкает хвощом
    И треплет ручку веткой по щеке,
    То киснет и хмелеет в тростнике.
    
    У окуня ли екнут плавники,—
    Бездонный день — огромен и пунцов.
    Поднос Шелони — черен и свинцов.
    Не свесть концов и не поднять руки...
    
    Лицо лазури пышет над лицом
    Недышащей любимицы реки.


    Когда разгуляется

    Большое озеро как блюдо.
    За ним — скопленье облаков,
    Нагроможденных белой грудой
    Суровых горных ледников.
    
    По мере смены освещенья
    И лес меняет колорит.
    То весь горит, то черной тенью
    Насевшей копоти покрыт.
    
    Когда в исходе дней дождливых
    Меж туч проглянет синева,
    Как небо празднично в прорывах,
    Как торжества полна трава!
    
    Стихает ветер, даль расчистив,
    Разлито солнце по земле.
    Просвечивает зелень листьев,
    Как живопись в цветном стекле.
    
    B церковной росписи оконниц
    Так в вечность смотрят изнутри
    В мерцающих венцах бессонниц
    Святые, схимники, цари.
    
    Как будто внутренность собора —
    Простор земли, и чрез окно
    Далекий отголосок хора
    Мне слышать иногда дано.
    
    Природа, мир, тайник вселенной,
    Я службу долгую твою,
    Объятый дрожью сокровенной,
    B слезах от счастья отстою.


    1956

    * * *

    Когда я устаю от пустозвонства 
    Во все века вертевшихся льстецов, 
    Мне хочется, как сон при свете солнца, 
    Припомнить жизнь и ей взглянуть в лицо. 
    
    Незваная, она внесла, во-первых, 
    Во все, что сталось, вкус больших начал. 
    Я их не выбирал, и суть не в нервах, 
    Что я не жаждал, а предвосхищал. 
    
    И вот года строительного плана, 
    И вновь зима, и вот четвертый год 
    Две женщины, как отблеск ламп «Светлана», 
    Горят и светят средь его тягот. 
    
    Мы в будущем, твержу я им, как все, кто 
    Жил в эти дни. А если из калек, 
    То все равно: телегою проекта 
    Нас переехал новый человек. 
    
    Когда ж от смерти не спасет таблетка, 
    То тем свободней время поспешит 
    В ту даль, куда вторая пятилетка 
    Протягивает тезисы души. 
    
    Тогда не убивайтесь, не тужите, 
    Всей слабостью клянусь остаться в вас. 
    А сильными обещано изжитье 
    Последних язв, одолевавших нас. 


    1932

    Конец (Наяву ли всё?..)

    Наяву ли всё? Время ли разгуливать?
    Лучше вечно спать, спать, спать, спать
    И не видеть снов.
    
    Снова — улица. Снова — полог тюлевый,
    Снова, что ни ночь — степь, стог, стон,
    И теперь и впредь.
    
    Листьям в августе, с астмой в каждом атоме,
    Снится тишь и темь. Вдруг бег пса
    Пробуждает сад.
    
    Ждет — улягутся. Вдруг — гигант из затеми,
    И другой. Шаги. «Тут есть болт».
    Свист и зов: тубо!
    
    Он буквально ведь обливал, обваливал
    Нашим шагом шлях! Он и тын
    Истязал тобой.
    
    Осень. Изжелта-сизый бисер нижется.
    Ах, как и тебе, прель, мне смерть
    Как приелось жить!
    
    О, не вовремя ночь кадит маневрами
    Паровозов: в дождь каждый лист
    Рвется в степь, как те.
    
    Окна сцены мне делают. Бесцельно ведь!
    Рвется с петель дверь, целовав
    Лед ее локтей.
    
    Познакомь меня с кем-нибудь из вскормленных,
    Как они, страдой южных нив,
    Пустырей и ржи.
    
    Но с оскоминой, но с оцепененьем, с комьями
    В горле, но с тоской стольких слов
    Устаешь дружить!


    Лето 1917

    * * *

    Красавица моя, вся стать,
    Вся суть твоя мне по сердцу,
    Вся рвется музыкою стать,
    И вся на рифмы просится.
    
    А в рифмах умирает рок,
    И правдой входит в наш мирок
    Миров разноголосица.
    
    И рифма не вторенье строк,
    А гардеробный номерок,
    Талон на место у колонн
    В загробный гул корней и лон.
    
    И в рифмах дышит та любовь,
    Что тут с трудом выносится,
    Перед которой хмурят брось
    И морщат переносицу.
    
    И рифма не вторенье строк,
    Но вход и пропуск за порог,
    Чтоб сдать, как плащ за бляшкою
    Болезни тягость тяжкую,
    Боязнь огласки и греха
    За громкой бляшкою стиха.
    
    Красавица моя, вся суть,
    Вся стать твоя, красавица,
    Спирает грудь и тянет в путь,
    И тянет петь и - нравится.
    
    Тебе молился Поликлет.
    Твои законы изданы.
    Твои законы в далях лет,
    Ты мне знакома издавна.


    1931

    * * *

    Кругом семенящейся ватой,
    Подхваченной ветром с аллей,
    Гуляет, как призрак разврата,
    Пушистый ватин тополей.
    
    А в комнате пахнет, как ночью
    Болотной фиалкой. Бока
    Опущенной шторы морочат
    Доверье ночного цветка.
    
    В квартире прохлада усадьбы.
    Не жертвуя ей для бесед,
    В разлуке с тобой и писать бы,
    Внося пополненья в бюджет.
    
    Но грусть одиноких мелодий
    Как участь бульварных семян,
    Как спущенной шторы бесплодье,
    Вводящей фиалку в обман.
    
    Ты стала настолько мне жизнью,
    Что всё, что не к делу,— долой,
    И вымыслов пить головизну
    Тошнит, как от рыбы гнилой.
    
    И вот я вникаю на ощупь
    В доподлинной повести тьму.
    Зимой мы расширим жилплощадь,
    Я комнату брата займу.
    
    В ней шум уплотнителей глуше,
    И слушаться будет жадней,
    Как битыми днями баклуши
    Бьют зимние тучи над ней.


    1931

    Ландыши

    С утра жара. Но отведи
    Кусты, и грузный полдень разом
    Всей массой хряснет позади,
    Обламываясь под алмазом.
    
    Он рухнет в ребрах и лучах,
    В разгранке зайчиков дрожащих,
    Как наземь с потного плеча
    Опущенный стекольный ящик.
    
    Укрывшись ночью навесной,
    Здесь белизна сурьмится углем.
    Непревзойденной новизной
    Весна здесь сказочна, как Углич.
    
    Жары нещадная резня
    Сюда не сунется с опушки.
    И вот ты входишь в березняк,
    Вы всматриваетесь друг в дружку.
    
    Но ты уже предупрежден.
    Вас кто-то наблюдает снизу:
    Сырой овраг сухим дождем
    Росистых ландышей унизан.
    
    Он отделился и привстал,
    Кистями капелек повисши,
    На палец, на два от листа,
    На полтора — от корневища.
    
    Шурша неслышно, как парча,
    Льнут лайкою его початки,
    Весь сумрак рощи сообща
    Их разбирает на перчатки.


    1927

    Ледоход

    Еще о всходах молодых
    Весенний грунт мечтать не смеет.
    Из снега выкатив кадык,
    Он берегом речным чернеет.
    
    Заря, как клещ, впилась в залив,
    И с мясом только вырвешь вечер
    Из топи. Как плотолюбив
    Простор на севере зловещем!
    
    Он солнцем давится заглот
    И тащит эту ношу по мху.
    Он шлепает ее об лед
    И рвет, как розовую семгу.
    
    Капель до половины дня,
    Потом, морозом землю скомкав,
    Гремит плавучих льдин резня
    И поножовщина обломков.
    
    И ни души. Один лишь хрип,
    Тоскливый лязг и стук ножовый,
    И сталкивающихся глыб
    Скрежещущие пережевы.


    1916, 1928

    Летний день

    У нас весною до зари
    Костры на огороде,
    Языческие алтари
    На пире плодородья.
    
    Перегорает целина
    И парит спозаранку,
    И вся земля раскалена,
    Как жаркая лежанка.
    
    Я за работой земляной
    С себя рубашку скину,
    И в спину мне ударит зной
    И обожжет, как глину.
    
    Я стану где сильней припек,
    И там, глаза зажмуря,
    Покроюсь с головы до ног
    Горшечною глазурью.
    
    А ночь войдет в мой мезонин
    И, высунувшись в сени,
    Меня наполнит, как кувшин,
    Водою и сиренью.
    
    Она отмоет верхний слой
    С похолодевших стенок
    И даст какой-нибудь одной
    Из здешних уроженок.


    Лето в городе

    Разговоры вполголоса,
    И с поспешностью пылкой
    Кверху собраны волосы
    Всей копною с затылка.
    
    Из-под гребня тяжелого
    Смотрит женщина в шлеме,
    Запрокинувши голову
    Вместе с косами всеми.
    
    А на улице жаркая
    Ночь сулит непогоду,
    И расходятся, шаркая,
    По домам пешеходы.
    
    Гром отрывистый слышится,
    Отдающийся резко,
    И от ветра колышется
    На окне занавеска.
    
    Наступает безмолвие,
    Но по-прежнему парит,
    И по-прежнему молнии
    В небе шарят и шарят.
    
    А когда светозарное
    Утро знойное снова
    Сушит лужи бульварные
    После ливня ночного,
    
    Смотрят хмуро по случаю
    Своего недосыпа
    Вековые, пахучие
    Неотцветшие липы.


    1953

    Лето

    Ирпень — это память о людях и лете, 
    О воле, о бегстве из-под кабалы, 
    О хвое на зное, о сером левкое 
    И смене безветрия, ведра и мглы. 
    
    О белой вербене, о терпком терпеньи 
    Смолы; о друзьях, для которых малы 
    Мои похвалы и мои восхваленья, 
    Мои славословья, мои похвалы. 
    
    Пронзительных иволог крик и явленье 
    Китайкой и углем желтило стволы, 
    Но сосны не двигали игол от лени 
    И белкам и дятлам сдавали углы. 
    
    Сырели комоды, и смену погоды 
    Древесная квакша вещала с сучка, 
    И балка у входа ютила удода, 
    И, детям в угоду, запечье — сверчка. 
    
    В дни съезда шесть женщин топтали луга. 
    Лениво паслись облака в отдаленьи.
    Смеркалось, и сумерек хитрый маневр 
    Сводил с полутьмою зажженный репейник,
    С землею — саженные тени ирпенек 
    И с небом — пожар полосатых панев. 
    
    Смеркалось, и, ставя простор на колени, 
    Загон горизонта смыкал полукруг. 
    Зарницы вздымали рога по-оленьи, 
    И с сена вставали и ели из рук 
    Подруг, по приходе домой, тем не мене 
    От жуликов дверь запиравших на крюк. 
    
    В конце, пред отъездом, ступая по кипе 
    Листвы облетелой в жару бредовом, 
    Я с неба, как с губ, перетянутых сыпью, 
    Налет недомолвок сорвал рукавом. 
    
    И осень, дотоле вопившая выпью, 
    Прочистила горло; и поняли мы, 
    Что мы на пиру в вековом прототипе — 
    На пире Платона во время чумы. 
    
    Откуда же эта печаль, Диотима? 
    Каким увереньем прервать забытье? 
    По улицам сердца из тьмы нелюдимой! 
    Дверь настежь! За дружбу, спасенье мое! 
    
    И это ли происки Мари-арфистки, 
    Что рока игрою ей под руки лег 
    И арфой шумит ураган аравийский, 
    Бессмертья, быть может, последний залог. 


    1930

    Липовая аллея

    Ворота с полукруглой аркой.
    Холмы, луга, леса, овсы.
    В ограде — мрак и холод парка,
    И дом невиданной красы.
    
    Там липы в несколько обхватов
    Справляют в сумраке аллей,
    Вершины друг за друга спрятав,
    Свой двухсотлетний юбилей.
    
    Они смыкают сверху своды.
    Внизу — лужайка и цветник,
    Который правильные ходы
    Пересекают напрямик.
    
    Под липами, как в подземельи,
    Ни светлой точки на песке,
    И лишь отверстием туннеля
    Светлеет выход вдалеке.
    
    Но вот приходят дни цветенья,
    И липы в поясе оград
    Разбрасывают вместе с тенью
    Неотразимый аромат.
    
    Гуляющие в летних шляпах
    Вдыхают, кто бы ни прошел,
    Непостижимый этот запах,
    Доступный пониманью пчел.
    
    Он составляет в эти миги,
    Когда он за сердце берет,
    Предмет и содержанье книги,
    А парк и клумбы — переплет.
    
    На старом дереве громоздком,
    Завешивая сверху дом,
    Горят, закапанные воском,
    Цветы, зажженные дождем.


    1957

    Ложная тревога

    Корыта и ушаты, 
    Нескладица с утра, 
    Дождливые закаты, 
    Сырые вечера, 
    
    Проглоченные слезы 
    Во вздохах темноты, 
    И зовы паровоза 
    С шестнадцатой версты. 
    
    И ранние потемки 
    В саду и на дворе, 
    И мелкие поломки, 
    И все как в сентябре. 
    
    А днем простор осенний 
    Пронизывает вой 
    Тоскою голошенья 
    С погоста за рекой. 
    
    Когда рыданье вдовье 
    Относит за бугор, 
    Я с нею всею кровью 
    И вижу смерть в упор. 
    
    Я вижу из передней 
    В окно, как всякий год, 
    Своей поры последней 
    Отсроченный приход. 
    
    Пути себе расчистив, 
    На жизнь мою с холма 
    Сквозь желтый ужас листьев 
    Уставилась зима. 


    1941

    * * *

    Любимая,— жуть! Когда любит поэт,
    Влюбляется бог неприкаянный.
    И хаос опять выползает на свет,
    Как во времена ископаемых.
    
    Глаза ему тонны туманов слезят.
    Он застлан. Он кажется мамонтом.
    Он вышел из моды. Он знает — нельзя:
    Прошли времена и — безграмотно.
    
    Он видит, как свадьбы справляют вокруг.
    Как спаивают, просыпаются.
    Как общелягушечью эту икру
    Зовут, обрядив ее,— паюсной.
    
    Как жизнь, как жемчужную шутку Ватто,
    Умеют обнять табакеркою.
    И мстят ему, может быть, только за то,
    Что там, где кривят и коверкают,
    
    Где лжет и кадит, ухмыляясь, комфорт
    И трутнями трутся и ползают,
    Он вашу сестру, как вакханку с амфор,
    Подымет с земли и использует.
    
    И таянье Андов вольет в поцелуй,
    И утро в степи, под владычеством
    Пылящихся звезд, когда ночь по селу
    Белеющим блеяньем тычется.
    
    И всем, чем дышалось оврагам века,
    Всей тьмой ботанической ризницы
    Пахнёт по тифозной тоске тюфяка,
    И хаосом зарослей брызнется.


    Лето 1917

    * * *

    Любить - идти,- не смолкнул гром,
    Топтать тоску, не знать ботинок,
    Пугать ежей, платить добром
    За зло брусники с паутиной.
    
    Пить с веток, бьющих по лицу,
    Лазурь с отскоку полосуя:
    "Так это эхо?" - и к концу
    С дороги сбиться в поцелуях.
    
    Как с маршем, бресть с репьем на всем.
    К закату знать, что солнце старше
    Тех звезд и тех телег с овсом,
    Той Маргариты и корчмарши.
    
    Терять язык, абонемент
    На бурю слез в глазах валькирий,
    И, в жар всем небом онемев,
    Топить мачтовый лес в эфире.
    
    Разлегшись, сгресть, в шипах, клочьми
    Событья лет, как шишки ели:
    Шоссе; сошествие Корчмы;
    Светало; зябли; рыбу ели.
    
    И, раз свалясь, запеть: "Седой,
    Я шел и пал без сил. Когда-то
    Давился город лебедой,
    Купавшейся в слезах солдаток.
    
    В тени безлунных длинных риг,
    В огнях баклаг и бакалеен,
    Наверное и он - старик
    И тоже следом околеет".
    
    Так пел я, пел и умирал.
    И умирал и возвращался
    К ее рукам, как бумеранг,
    И - сколько помнится - прощался.


    1917

    * * *

    Любить иных - тяжелый крест,
    А ты прекрасна без извилин,
    И прелести твоей секрет
    Разгадке жизни равносилен.
    
    Весною слышен шорох снов
    И шелест новостей и истин.
    Ты из семьи таких основ.
    Твой смысл, как воздух, бескорыстен.
    
    Легко проснуться и прозреть,
    Словесный сор из сердца вытрясть
    И жить, не засоряясь впредь,
    Все это - не большая хитрость.


    1931

    Любка

                  В. В. Гольцеву
    
    Недавно этой просекой лесной
    Прошелся дождь, как землемер и метчик.
    Лист ландыша отяжелен блесной,
    Вода забилась в уши царских свечек.
    
    Взлелеяны холодным сосняком,
    Они росой оттягивают мочки,
    Не любят дня, растут особняком
    И даже запах льют поодиночке.
    
    Когда на дачах пьют вечерний чай,
    Туман вздувает паруса комарьи,
    И ночь, гитарой брякнув невзначай,
    Молочной мглой стоит в иван-да-марье.
    
    Тогда ночной фиалкой пахнет всё:
    Лета и лица. Мысли. Каждый случай,
    Который в прошлом может быть спасен
    И в будущем из рук судьбы получен.


    1927

    Магдалина

    1
    
    Чуть ночь, мой демон тут как тут,
    За прошлое моя расплата.
    Придут и сердце мне сосут
    Воспоминания разврата,
    Когда, раба мужских причуд,
    Была я дурой бесноватой
    И улицей был мой приют.
    
    Осталось несколько минут,
    И тишь наступит гробовая.
    Но, раньше чем они пройдут,
    Я жизнь свою, дойдя до края,
    Как алавастровый сосуд,
    Перед тобою разбиваю.
    
    О, где бы я теперь была,
    Учитель мой и мой Спаситель,
    Когда б ночами у стола
    Меня бы вечность не ждала,
    Как новый, в сети ремесла
    Мной завлеченный посетитель.
    
    Но объясни, что значит грех,
    И смерть, и ад, и пламень серный,
    Когда я на глазах у всех
    С тобой, как с деревом побег,
    Срослась в своей тоске безмерной.
    
    Когда твои стопы, Исус,
    Оперши о свои колени,
    Я, может, обнимать учусь
    Креста четырехгранный брус
    И, чувств лишаясь, к телу рвусь,
    Тебя готовя к погребенью.
    
    2
    
    У людей пред праздником уборка.
    В стороне от этой толчеи
    Обмываю миром из ведерка
    Я стопы пречистые твои. 
    
    Шарю и не нахожу сандалий.
    Ничего не вижу из-за слез.
    На глаза мне пеленой упали
    Пряди распустившихся волос.
    
    Ноги я твои в подол уперла,
    Их слезами облила, Исус,
    Ниткой бус их обмотала с горла,
    В волосы зарыла, как в бурнус. 
    
    Будущее вижу так подробно,
    Словно ты его остановил.
    Я сейчас предсказывать способна
    Вещим ясновиденьем сивилл. 
    
    Завтра упадет завеса в храме,
    Мы в кружок собьемся в стороне,
    И земля качнется под ногами,
    Может быть, из жалости ко мне. 
    
    Перестроятся ряды конвоя,
    И начнется всадников разъезд.
    Словно в бурю смерч, над головою
    Будет к небу рваться этот крест.
    
    Брошусь на землю у ног распятья,
    Обомру и закушу уста.
    Слишком многим руки для объятья
    Ты раскинешь по концам креста. 
    
    Для кого на свете столько шири,
    Столько муки и такая мощь?
    Есть ли столько душ и жизней в мире?
    Столько поселений, рек и рощ? 
    
    Но пройдут такие трое суток
    И столкнут в такую пустоту,
    Что за этот страшный промежуток
    Я до воскресенья дорасту.


    1949

    Марбург

    Я вздрагивал. Я загорался и гас.
    Я трясся. Я сделал сейчас предложенье,-
    Но поздно, я сдрейфил, и вот мне - отказ.
    Как жаль ее слез! Я святого блаженней.
    
    Я вышел на площадь. Я мог быть сочтен
    Вторично родившимся. Каждая малость
    Жила и, не ставя меня ни во что,
    B прощальном значеньи своем подымалась.
    
    Плитняк раскалялся, и улицы лоб
    Был смугл, и на небо глядел исподлобья
    Булыжник, и ветер, как лодочник, греб
    По лицам. И все это были подобья.
    
    Но, как бы то ни было, я избегал
    Их взглядов. Я не замечал их приветствий.
    Я знать ничего не хотел из богатств.
    Я вон вырывался, чтоб не разреветься.
    
    Инстинкт прирожденный, старик-подхалим,
    Был невыносим мне. Он крался бок о бок
    И думал: "Ребячья зазноба. За ним,
    К несчастью, придется присматривать в оба".
    
    "Шагни, и еще раз",- твердил мне инстинкт,
    И вел меня мудро, как старый схоластик,
    Чрез девственный, непроходимый тростник
    Нагретых деревьев, сирени и страсти.
    
    "Научишься шагом, а после хоть в бег",-
    Твердил он, и новое солнце с зенита
    Смотрело, как сызнова учат ходьбе
    Туземца планеты на новой планиде.
    
    Одних это все ослепляло. Другим -
    Той тьмою казалось, что глаз хоть выколи.
    Копались цыплята в кустах георгин,
    Сверчки и стрекозы, как часики, тикали.
    
    Плыла черепица, и полдень смотрел,
    Не смаргивая, на кровли. А в Марбурге
    Кто, громко свища, мастерил самострел,
    Кто молча готовился к Троицкой ярмарке.
    
    Желтел, облака пожирая, песок.
    Предгрозье играло бровями кустарника.
    И небо спекалось, упав на кусок
    Кровоостанавливающей арники.
    
    В тот день всю тебя, от гребенок до ног,
    Как трагик в провинции драму Шекспирову,
    Носил я с собою и знал назубок,
    Шатался по городу и репетировал.
    
    Когда я упал пред тобой, охватив
    Туман этот, лед этот, эту поверхность
    (Как ты хороша!)- этот вихрь духоты -
    О чем ты?  Опомнись! Пропало. Отвергнут.
    
    . . . . . . . . . . . . . . .
    
    Тут жил Мартин Лютер. Там - братья Гримм.
    Когтистые крыши. Деревья. Надгробья.
    И все это помнит и тянется к ним.
    Все - живо. И все это тоже - подобья.
    
    О, нити любви! Улови, перейми.
    Но как ты громаден, обезьяний,
    Когда над надмирными жизни дверьми,
    Как равный, читаешь свое описанье!
    
    Когда-то под рыцарским этим гнездом
    Чума полыхала. А нынешний жуел -
    Насупленный лязг и полет поездов
    Из жарко, как ульи, курящихся дупел.
    
    Нет, я не пойду туда завтра. Отказ -
    Полнее прощанья. Bсе ясно. Мы квиты.
    Да и оторвусь ли от газа, от касс,-
    Что будет со мною, старинные плиты?
    
    Повсюду портпледы разложит туман,
    И в обе оконницы вставят по месяцу.
    Тоска пассажиркой скользнет по томам
    И с книжкою на оттоманке поместится.
    
    Чего же я трушу?  Bедь я, как грамматику,
    Бессонницу знаю. Стрясется - спасут.
    Рассудок? Но он - как луна для лунатика.
    Мы в дружбе, но я не его сосуд.
    
    Ведь ночи играть садятся в шахматы
    Со мной на лунном паркетном полу,
    Акацией пахнет, и окна распахнуты,
    И страсть, как свидетель, седеет в углу.
    
    И тополь - король. Я играю с бессонницей.
    И ферзь - соловей. Я тянусь к соловью.
    И ночь побеждает, фигуры сторонятся,
    Я белое утро в лицо узнаю.


    1916, 1928

    Маргарита

    Разрывая кусты на себе, как силок, 
    Маргаритиных стиснутых губ лиловей, 
    Горячей, чем глазной Маргаритин белок, 
    Бился, щелкал, царил и сиял соловей. 
    
    Он как запах от трав исходил. Он как ртуть 
    Очумелых дождей меж черемух висел. 
    Он кору одурял. Задыхаясь, ко рту 
    Подступал. Оставался висеть на косе. 
    
    И когда, изумленной рукой проводя 
    По глазам, Маргарита влеклась к серебру, 
    То казалось, под каской ветвей и дождя 
    Повалилась без сил амазонка в бору. 
    
    И затылок с рукою в руке у него, 
    А другую назад заломила, где лег, 
    Где застрял, где повис ее шлем теневой, 
    Разрывая кусты на себе, как склок. 


    1919

    Март

    Солнце греет до седьмого пота,
    И бушует, одурев, овраг.
    Как у дюжей скотницы работа,
    Дело у весны кипит в руках.
    
    Чахнет снег и болен малокровьем
    В веточках бессильно синих жил.
    Но дымится жизнь в хлеву коровьем,
    И здоровьем пышут зубья вил.
    
    Эти ночи, эти дни и ночи!
    Дробь капелей к середине дня,
    Кровельных сосулек худосочье,
    Ручейков бессонных болтовня!
    
    Настежь всё, конюшня и коровник.
    Голуби в снегу клюют овес,
    И всего живитель и виновник -
    Пахнет свежим воздухом навоз.


    Матрос в Москве

    Я увидал его, лишь только 
    С прудов зиме 
    Мигнул каток шестом флагштока 
    И сник во тьме. 
    
    Был чист каток, и шест был шаток, 
    И у перил, 
    У растаращенных рогаток, 
    Он закурил. 
    
    Был юн матрос, а ветер — юрок: 
    Напал и сгреб, 
    И вырвал, и задул окурок, 
    И ткнул в сугроб. 
    
    Как ночь, сукно на нем сидело, 
    Как вольный дух 
    Шатавшихся, как он, без дела 
    Ноябрьских мух. 
    
    Как право дуть из всех отверстий, 
    Сквозь все — колоть, 
    Как ночь, сидел костюм из шерсти 
    Мешком, не вплоть. 
    
    И эта шерсть, и шаг неверный, 
    И брюк покрой 
    Трактиром пахли на Галерной, 
    Песком, икрой. 
    
    Москва казалась сортом щебня, 
    Который шел 
    В размол, на слом, в пучину гребней, 
    На новый мол. 
    
    Был ветер пьян, — и обдал дрожью: 
    С вина — буян. 
    Взглянул матрос (матрос был тоже, 
    Как ветер, пьян). 
    
    Угольный дом напомнил чем-то 
    Плавучий дом: 
    За шапкой, вея, дыбил ленты 
    Морской фантом. 
    
    За ним шаталось, якорь с цепью 
    Ища в дыре, 
    Соленое великолепье 
    Бортов и рей. 
    
    Огромный бриг, громадой торса 
    Задрав бока, 
    Всползая и сползая, терся 
    06 облака. 
    
    Москва в огнях играла, мерзла, 
    Роился шум, 
    А бриг вздыхал, и штевень ерзал, 
    И ахал трюм. 
    
    Матрос взлетал и ник, колышим, 
    Смешав в одно 
    Морскую низость с самым высшим, 
    С звездами — дно. 
    
    	....................
    
    Как зверски рявкать надо клетке 
    Такой грудной! 
    Но недоразуменья редки 
    У них с волной. 
    
    Со стеньг, с гирлянды поднебесий, 
    Почти с планет 
    Горланит пене, перевесясь: 
    "Сегодня нет!" 
    
    В разгоне свищущих трансмиссий, 
    Едва упав 
    За мыс, кипит опять на мысе 
    Седой рукав. 
    
    На этом воющем заводе 
    Сирен, валов, 
    Огней и поршней полноводья 
    Не тратят слов. 
    
    Но в адском лязге передачи 
    Тоски морской 
    Стоят, в карманы руки пряча, 
    Как в мастерской. 
    
    Чтоб фразе рук не оторвало 
    И первых слов 
    Ремнями хлещущего шквала 
    Не унесло. 


    1919

    Мельницы

    Стучат колеса на селе.
    Струятся и хрустят колосья.
    Далёко, на другой земле
    Рыдает пес, обезголосев.
    
    Село в серебряном плену
    Горит белками хат потухших,
    И брешет пес, и бьет в луну
    Цепной, кудлатой колотушкой.
    
    Мигают вишни, спят волы,
    Внизу спросонок пруд маячит,
    И кукурузные стволы
    За пазухой початки прячут.
    
    А над кишеньем всех естеств,
    Согбенных бременем налива,
    Костлявой мельницы крестец,
    Как крепость, высится ворчливо.
    
    Плакучий Харьковский уезд,
    Русалочьи начесы лени,
    И ветел, и плетней, и звезд,
    Как сизых свечек, шевеленье.
    
    Как губы,- шепчут; как руки,- вяжут;
    Как вздох,- невнятны, как кисти,- дряхлы.
    И кто узнает, и кто расскажет,
    Чем тут когда-то дело пахло?
    
    И кто отважится и кто осмелится
    Из сонной одури хоть палец высвободить,
    Когда и ветряные мельницы
    Окоченели на лунной исповеди?
    
    Им ветер был роздан, как звездам - свет.
    Он выпущен в воздух, а нового нет.
    А только, как судна, земле вопреки,
    Воздушною ссудой живут ветряки.
    
    Ключицы сутуля, крыла разбросав,
    Парят на ходулях, степей паруса.
    И сохнут на срубах, висят на горбах
    Рубахи из луба, порты - короба.
    
    Когда же беснуются куры и стружки,
    И дым коромыслом, и пыль столбом,
    И падают капли медяшками в кружки,
    И ночь подплывает во всем голубом,
    
    И рвутся оборки настурций, и буря,
    Баллоном раздув полотно панталон,
    Вбегает и видит, как тополь, зажмурясь,
    Нашествием снега слепит небосклон,-
    
    Тогда просыпаются мельничные тени.
    Их мысли ворочаются, как жернова.
    И они огромны, как мысли гениев,
    И несоразмерны, как их права.
    
    Теперь перед ними всей жизни умолот.
    Все помыслы степи и все слова,
    Какие жара в горах придумала,
    Охапками падают в их постава.
    
    Завидевши их, паровозы тотчас же
    Врезаются в кашу, стремя к ветрякам,
    И хлопают паром по тьме клокочущей,
    И мечут из топок во мрак потроха.
    
    А рядом, весь в пеклеванных выкликах,
    Захлебываясь кулешом подков,
    Подводит шлях, в пыли по щиколку,
    Под них свой сусличий подкоп.
    
    Они ж, уставая от далей, пожалованных
    Валам несчастной шестерни,
    Меловые обвалы пространств обмалывают
    И судьбы, и сердца, и дни.
    
    И они перемалывают царства проглоченные,
    И, вращая белками, пылят облака,
    И, быть может, нигде не найдется вотчины,
    Чтоб бездонным мозгам их была велика.
    
    Но они и не жалуются на каторгу.
    Наливаясь в грядущем и тлея в былом,
    Неизвестные зарева, как элеваторы,
    Преисполняют их теплом.


    1915, 1928

    Метель

               1
    
    В посаде, куда ни одна нога
    Не ступала, лишь ворожеи да вьюги
    Ступала нога, в бесноватой округе,
    Где и то, как убитые, спят снега,-
    
    Постой, в посаде, куда ни одна
    Нога не ступала, лишь ворожеи
    Да вьюги ступала нога, до окна
    Дохлестнулся обрывок шальной шлеи.
    
    Ни зги не видать, а ведь этот посад
    Может быть в городе, в Замоскворечьи,
    В Замостьи, и прочая (в полночь забредший
    Гость от меня отшатнулся назад).
    
    Послушай, в посаде, куда ни одна
    Нога не ступала, одни душегубы,
    Твой вестник - осиновый лист, он безгубый,
    Безгласен, как призрак, белей полотна!
    
    Метался, стучался во все ворота,
    Кругом озирался, смерчом с мостовой...
    - Не тот это город, и полночь не та,
    И ты заблудился, ее вестовой!
    
    Но ты мне шепнул, вестовой, неспроста.
    В посаде, куда ни один двуногий...
    Я тоже какой-то... о город, и полночь не та,
    И ты заблудился, ее вестовой!
    
    Но ты мне шепнул, вестовой, неспроста.
    В посаде, куда ни один двуногий...
    Я тоже какой-то... я сбился с дороги:
    - Не тот это город, и полночь не та.
    
               2
    
    Все в крестиках двери, как в Варфоломееву
    Ночь. Распоряженья пурги-заговорщицы:
    Заваливай окна и рамы заклеивай,
    Там детство рождественской елью топорщится.
    
    Бушует бульваров безлиственных заговор.
    Они поклялись извести человечество.
    На сборное место, город! За город!
    И вьюга дымится, как факел над нечистью.
    Пушинки непрошенно валятся на руки.
    Мне страшно в безлюдья пороши разнузданной.
    Снежинки снуют, как ручные фонарики.
    Вы узнаны, ветки! Прохожий, ты узнан!
    
    Дыра полыньи, и мерещится в музыке
    Пурги:- Колиньи, мы узнали твой адрес!-
    Секиры и крики: - Вы узнаны, узники
    Уюта!- и по двери мелом - крест-накрест.
    
    Что лагерем стали, что подняты на ноги
    Подонки творенья, метели - сполагоря.
    Под праздник отправятся к праотцам правнуки.
    Ночь Варфоломеева. За город, за город!


    1914, 1928

    Мефистофель

    Из массы пыли за заставы 
    По воскресеньям высыпали, 
    Меж тем как, дома не застав их, 
    Ломились ливни в окна спален. 
    
    Велось у всех, чтоб за обедом 
    Хотя б на третье дождь был подан, 
    Меж тем как вихрь — велосипедом 
    Летал по комнатным комодам. 
    
    Меж тем как там до потолков их 
    Взлетали шелковые шторы, 
    Расталкивали бестолковых 
    Пруды, природа и просторы. 
    
    Длиннейшим поездом линеек 
    Позднее стягивались к валу, 
    Где тень, пугавшая коней их, 
    Ежевечерне оживала. 
    
    В чулках как кровь, при паре бантов, 
    По залитой зарей дороге, 
    Упав, как лямки с барабана, 
    Пылили дьяволовы ноги. 
    
    Казалось, захлестав из низкой 
    Листвы струей высокомерья, 
    Снесла б весь мир надменность диска 
    И терпит только эти перья. 
    
    Считая ехавших, как вехи, 
    Едва прикладываясь к шляпе, 
    Он шел, откидываясь в смехе, 
    Шагал, приятеля облапя. 


    1919

    * * *

    Мне хочется домой, в огромность
    Квартиры, наводящей грусть.
    Войду, сниму пальто, опомнюсь,
    Огнями улиц озарюсь.
    
    Перегородок тонкоребрость
    Пройду насквозь, пройду, как свет,
    Пройду, как образ входит в образ
    И как предмет сечет предмет.
    
    Пускай пожизненность задачи,
    Врастающей в заветы дней,
    Зовется жизнию сидячей,-
    И по такой, грущу по ней.
    
    Опять знакомостью напева
    Пахнут деревья и дома.
    Опять направо и налево
    Пойдет хозяйничать зима.
    
    Опять к обеду на прогулке
    Наступит темень, просто страсть.
    Опять научит переулки
    Охулки на руки не класть.
    
    Опять повалят с неба взятки,
    Опять укроет к утру вихрь
    Осин подследственных десятки
    Сукном сугробов снеговых.
    
    Опять опавшей сердца мышцей
    Услышу и вложу в слова,
    Как ты ползешь и как дымишься,
    Встаешь и строишься, Москва.
    
    И я приму тебя, как упряжь,
    Тех ради будущих безумств,
    Что ты, как стих, меня зазубришь,
    Как быль, запомнишь наизусть.


    Муза девятьсот девятого

    Слывшая младшею дочерью
    Гроз, из фамилии ливней,
    Ты, опыленная дочерна
    Громом, как крылья крапивниц!
    
    Молния былей пролившихся,
    Мглистость молившихся мыслей,
    Давность, ты взрыта излишеством,
    Ржавчиной блеск твой окислен!
    
    Башни, сшибаясь, набатили,
    Вены вздымались в галопе.
    Небо купалося в кратере,
    Полдень стоял на подкопе.
    
    Луч оловел на посудинах.
    И, как пески на самуме,
    Клубы догадок полуденных
    Рот задыхали безумьем.
    
    Твой же глагол их осиливал,
    Но от всемирных песчинок
    Хруст на зубах, как от пылева,
    Напоминал поединок.


    На пароходе

    Был утренник. Сводило челюсти,
    И шелест листьев был как бред.
    Синее оперенья селезня
    Сверкал за Камою рассвет.
    
    Гремели блюда у буфетчика.
    Лакей зевал, сочтя судки.
    В реке, на высоте подсвечника,
    Кишмя кишели светляки.
    
    Они свисали ниткой искристой
    С прибрежных улиц. Било три.
    Лакей салфеткой тщился выскрести
    На бронзу всплывший стеарин.
    
    Седой молвой, ползущей исстари,
    Ночной былиной камыша
    Под Пермь, на бризе, в быстром бисере
    Фонарной ряби Кама шла.
    
    Волной захлебываясь, на волос
    От затопленья, за суда
    Ныряла и светильней плавала
    В лампаде камских вод звезда.
    
    На пароходе пахло кушаньем
    И лаком цинковых белил.
    По Каме сумрак плыл с подслушанным,
    Не пророня ни всплеска, плыл.
    
    Держа в руке бокал, вы суженным
    Зрачком следили за игрой
    Обмолвок, вившихся за ужином,
    Но вас не привлекал их рой.
    
    Вы к былям звали собеседника,
    К волне до вас прошедших дней,
    Чтобы последнею отцединкой
    Последней капли кануть в ней.
    
    Был утренник. Сводило челюсти,
    И шелест листьев был как бред.
    Синее оперенья селезня
    Сверкал за Камою рассвет.
    
    И утро шло кровавой банею,
    Как нефть разлившейся зари,
    Гасить рожки в кают-компании
    И городские фонари.


    1916

    На ранних поездах

    Я под Москвою эту зиму,
    Но в стужу, снег и буревал
    Всегда, когда необходимо,
    По делу в городе бывал.
    
    Я выходил в такое время,
    Когда на улице ни зги,
    И рассыпал лесною темью
    Свои скрипучие шаги.
    
    Навстречу мне на переезде
    Вставали ветлы пустыря.
    Надмирно высились созвездья
    В холодной яме января.
    
    Обыкновенно у задворок
    Меня старался перегнать
    Почтовый или номер сорок,
    А я шел на шесть двадцать пять.
    
    Вдруг света хитрые морщины
    Сбирались щупальцами в круг.
    Прожектор несся всей махиной
    На оглушенный виадук.
    
    В горячей духоте вагона
    Я отдавался целиком
    Порыву слабости врожденной
    И всосанному с молоком.
    
    Сквозь прошлого перипетии
    И годы войн и нищеты
    Я молча узнавал России
    Неповторимые черты.
    
    Превозмогая обожанье,
    Я наблюдал, боготворя.
    Здесь были бабы, слобожане,
    Учащиеся, слесаря.
    
    В них не было следов холопства,
    Которые кладет нужда,
    И новости и неудобства
    Они несли как господа.
    
    Рассевшись кучей, как в повозке,
    Во всем разнообразьи поз,
    Читали дети и подростки,
    Как заведенные, взасос.
    
    Москва встречала нас во мраке,
    Переходившем в серебро,
    И, покидая свет двоякий,
    Мы выходили из метро.
    
    Потомство тискалось к перилам
    И обдавало на ходу
    Черемуховым свежим мылом
    И пряниками на меду.


    Март 1941

    * * *

    Не волнуйся, не плачь, не труди
    Сил иссякших, и сердца не мучай
    Ты со мной, ты во мне, ты в груди,
    Как опора, как друг и как случай
    
    Верой в будущее не боюсь
    Показаться тебе краснобаем.
    Мы не жизнь, не душевный союз —
    Обоюдный обман обрубаем.
    
    Из тифозной тоски тюфяков
    Вон на воздух широт образцовый!
    Он мне брат и рука. Он таков,
    Что тебе, как письмо, адресован.
    
    Надорви ж его вширь, как письмо,
    С горизонтом вступи в переписку,
    Победи изнуренья измор,
    Заведи разговор по-альпийски.
    
    И над блюдом баварских озер,
    С мозгом гор, точно кости мосластых,
    Убедишься, что я не фразер
    С заготовленной к месту подсласткой.
    
    Добрый путь. Добрый путь. Наша связь,
    Наша честь не под кровлею дома.
    Как росток на свету распрямясь,
    Ты посмотришь на все по-другому.


    1931

    * * *

    Не как люди, не еженедельно.
    Не всегда, в столетье раза два
    Я молил тебя: членораздельно
    Повтори творящие слова.
    
    И тебе ж невыносимы смеси
    Откровений и людских неволь.
    Как же хочешь ты, чтоб я был весел,
    С чем бы стал ты есть земную соль?


    1915

    Не трогать

    "Не трогать, свежевыкрашен",-
        Душа не береглась,
    И память - в пятнах икр и щек,
        И рук, и губ, и глаз.
    
    Я больше всех удач и бед
        За то тебя любил,
    Что пожелтелый белый свет
        С тобой - белей белил.
    
    И мгла моя, мой друг, божусь,
        Он станет как-нибудь
    Белей, чем бред, чем абажур,
        Чем белый бинт на лбу!


    Лето 1917

    Нежность

    Ослепляя блеском,
    Вечерело в семь.
    С улиц к занавескам
    Подступала темь.
    Люди - манекены,
    Только страсть с тоской
    Водит по Вселенной
    Шарящей рукой.
    Сердце под ладонью
    Дрожью выдает
    Бегство и погоню,
    Трепет и полет.
    Чувству на свободе
    Вольно налегке,
    Точно рвет поводья
    Лошадь в мундштуке.


    * * *

    Никого не будет в доме,
    Кроме сумерек. Один
    Зимний день в сквозном проеме
    Незадернутых гардин.
    
    Только белых мокрых комьев
    Быстрый промельк моховой,
    Только крыши, снег, и, кроме
    Крыш и снега, никого.
    
    И опять зачертит иней,
    И опять завертит мной
    Прошлогоднее унынье
    И дела зимы иной.
    
    И опять кольнут доныне
    Неотпущенной виной,
    И окно по крестовине
    Сдавит голод дровяной.
    
    Но нежданно по портьере
    Пробежит сомненья дрожь,-
    Тишину шагами меря.
    Ты, как будущность, войдешь.
    
    Ты появишься из двери
    В чем-то белом, без причуд,
    В чем-то, впрямь из тех материй,
    Из которых хлопья шьют.


    1931

    Нобелевская премия

    Я пропал, как зверь в загоне.
    Где-то люди, воля, свет,
    А за мною шум погони,
    Мне наружу ходу нет.
    
    Темный лес и берег пруда,
    Ели сваленной бревно.
    Путь отрезан отовсюду.
    Будь что будет, все равно.
    
    Что же сделал я за пакость,
    Я убийца и злодей?
    Я весь мир заставил плакать
    Над красой земли моей.
    
    Но и так, почти у гроба,
    Верю я, придет пора -
    Силу подлости и злобы
    Одолеет дух добра.


    1959

    Ночной ветер

    Стихли песни и пьяный галдеж.
    Завтра надо вставать спозаранок.
    В избах гаснут огни. Молодежь
    Разошлась по домам с погулянок.
    
    Только ветер бредет наугад
    Bсе по той же заросшей тропинке,
    По которой с толпою ребят
    Восвояси он шел с вечеринки.
    
    Он за дверью поник головой.
    Он не любит ночных катавасий.
    Он бы кончить хотел мировой
    В споре с ночью свои несогласья.
    
    Перед ними заборы садов.
    Оба спорят, не могут уняться.
    За разборами их неладов
    На дороге деревья толпятся.


    Ночь

    Идет без проволочек
    И тает ночь, пока
    Над спящим миром летчик
    Уходит в облака.
    
    Он потонул в тумане,
    Исчез в его струе,
    Став крестиком на ткани
    И меткой на белье.
    
    Под ним ночные бары,
    Чужие города,
    Казармы, кочегары,
    Вокзалы, поезда.
    
    Всем корпусом на тучу
    Ложится тень крыла.
    Блуждают, сбившись в кучу,
    Небесные тела.
    
    И страшным, страшным креном
    К другим каким-нибудь
    Неведомым вселенным
    Повернут Млечный путь.
    
    В пространствах беспредельных
    Горят материки.
    В подвалах и котельных
    Не спят истопники.
    
    В Париже из-под крыши
    Венера или Марс
    Глядят, какой в афише
    Объявлен новый фарс.
    
    Кому-нибудь не спится
    В прекрасном далеке
    На крытом черепицей
    Старинном чердаке.
    
    Он смотрит на планету,
    Как будто небосвод
    Относится к предмету
    Его ночных забот.
    
    Не спи, не спи, работай,
    Не прерывай труда,
    Не спи, борись с дремотой,
    Как летчик, как звезда.
    
    Не спи, не спи, художник,
    Не предавайся сну.
    Ты - вечности заложник
    У времени в плену.


    1956

    * * *

    О, знал бы я, что так бывает,
    Когда пускался на дебют,
    Что строчки с кровью - убивают,
    Нахлынут горлом и убьют!
    
    От шуток с этой подоплекой
    Я б отказался наотрез.
    Начало было так далеко,
    Так робок первый интерес.
    
    Но старость - это Рим, который
    Взамен турусов и колес
    Не читки требует с актера,
    А полной гибели всерьез.
    
    Когда строку диктует чувство,
    Оно на сцену шлет раба,
    И тут кончается искусство,
    И дышат почва и судьба.


    1932

    Образец

    О, бедный Homo sapiens*,
       Существованье - гнет.
    Былые годы за пояс
       Один такой заткнет.
    
    Все жили в сушь и впроголодь,
       В борьбе ожесточась,
    И никого не трогало,
       Что чудо жизни - с час.
    
    С тех рук впивавши ландыши,
       На те глаза дышав,
    Из ночи в ночь валандавшись,
       Гормя горит душа.
    
    Одна из южных мазанок
       Была других южней.
    И ползала, как пасынок,
       Трава в ногах у ней.
    
    Сушился холст. Бросается
       Еще сейчас к груди
    Плетень в ночной красавице,
       Хоть год и позади.
    
    Он незабвенен тем еще,
       Что пылью припухал,
    Что ветер лускал семечки,
       Сорил по лопухам.
    
    Что незнакомой мальвою
       Вел, как слепца, меня,
    Чтоб я тебя вымаливал
       У каждого плетня.
    
    Сошел и стал окидывать
       Тех новых луж масла,
    Разбег тех рощ ракитовых,
       Куда я письма слал.
    
    Мой поезд только тронулся,
       Еще вокзал, Москва,
    Плясали в кольцах, в конусах
       По насыпи, по рвам,
    
    А уж гудели кобзами
       Колодцы, и, пылясь,
    Скрипели, бились об землю
       Скирды и тополя.
    
    Пусть жизнью связи портятся,
       Пусть гордость ум вредит,
    Но мы умрем со спертостью
       Тех розысков в груди.
    
    * Человек разумный (лат.).- Ред.


    Лето 1917

    Объяснение

    Жизнь вернулась так же беспричинно,
    Как когда-то странно прервалась.
    Я на той же улице старинной,
    Как тогда, в тот летний день и час.
    
    Те же люди и заботы те же,
    И пожар заката не остыл,
    Как его тогда к стене Манежа
    Вечер смерти наспех пригвоздил.
    
    Женщины в дешевом затрапезе
    Так же ночью топчут башмаки.
    Их потом на кровельном железе
    Так же распинают чердаки.
    
    Вот одна походкою усталой
    Медленно выходит на порог
    И, поднявшись из полуподвала,
    Переходит двор наискосок.
    
    Я опять готовлю отговорки,
    И опять всё безразлично мне.
    И соседка, обогнув задворки,
    Оставляет нас наедине.
            _______
    
    Не плачь, не морщь опухших губ,
    Не собирай их в складки.
    Разбередишь присохший струп
    Весенней лихорадки.
    
    Сними ладонь с моей груди,
    Мы провода под током.
    Друг к другу вновь, того гляди,
    Нас бросит ненароком.
    
    Пройдут года, ты вступишь в брак,
    Забудешь неустройства.
    Быть женщиной — великий шаг,
    Сводить с ума — геройство.
    
    А я пред чудом женских рук,
    Спины, и плеч, и шеи
    И так с привязанностью слуг
    Весь век благоговею.
    
    Но, как ни сковывает ночь
    Меня кольцом тоскливым,
    Сильней на свете тяга прочь
    И манит страсть к разрывам.


    1947

    Одесса

    Земля смотрела именинницей
    И все ждала неделю эту,
    Когда к ней избавитель кинется
    Под сумерки или к рассвету.
    
    Прибой рычал свою невнятицу
    У каменистого отвеса,
    Как вдруг все слышат, сверху катится:
    "Одесса занята, Одесса".
    
    По улицам, давно не езженным,
    Несется русский гул веселый.
    Сапер занялся обезвреженьем
    Подъездов и домов от тола.
    
    Идет пехота, входит конница,
    Гремят тачанки и телеги.
    В беседах время к ночи клонится,
    И нет конца им на ночлеге.
    
    А рядом в яме череп скалится,
    Раскинулся пустырь безмерный.
    Здесь дикаря гуляла палица,
    Прошелся человек пещерный.
    
    Пустыми черепа глазницами
    Глядят головки иммортелей
    И населяют воздух лицами,
    Расстрелянными в том апреле.
    
    Зло будет отмщено, наказано,
    А родственникам жертв и вдовам
    Мы горе облегчить обязаны
    Еще каким-то новым словом.
    
    Клянемся им всем русским гением,
    Что мученикам и героям
    Победы одухотворением
    Мы вечный памятник построим.


    Ожившая фреска

    Как прежде, падали снаряды.
    Высокое, как в дальнем плаваньи,
    Ночное небо Сталинграда
    Качалось в штукатурном саване.
    
    Земля гудела, как молебен
    Об отвращеньи бомбы воющей,
    Кадильницею дым и щебень
    Выбрасывая из побоища.
    
    Когда урывками, меж схваток,
    Он под огнем своих проведывал,
    Необъяснимый отпечаток
    Привычности его преследовал.
    
    Где мог он видеть этот ежик
    Домов с бездонными проломами?
    Свидетельства былых бомбежек
    Казались сказачно знакомыми.
    
    Что означала в черной раме
    Четырехпалая отметина?
    Кого напоминало пламя
    И выломанные паркетины?
    
    И вдруг он вспомнил детство, детство,
    И монастырский сад, и грешников,
    И с общиною по соседству
    Свист соловьев и пересмешников.
    
    Он мать сжимал рукой сыновней.
    И от копья архистратига ли
    По темной росписи часовни
    В такие ямы черти прыгали.
    
    И мальчик облекался в латы,
    За мать в воображеньи ратуя,
    И налетал на супостата
    С такой же свастикой хвостатою.
    
    А рядом в конном поединке
    Сиял над змеем лик Георгия.
    И на пруду цвели кувшинки,
    И птиц безумствовали оргии.
    
    И родина, как голос пущи,
    Как зов в лесу и грохот отзыва,
    Манила музыкой зовущей
    И пахла почкою березовой.
    
    О, как он вспомнил те полянки
    Теперь, когда своей погонею
    Он топчет вражеские танки
    С их грозной чешуей драконьею!
    
    Он перешел земли границы,
    И будущность, как ширь небесная,
    Уже бушует, а не снится,
    Приблизившаяся, чудесная.


    Она

    Изборожденный тьмою бороздок,
    Рябью сбежавший при виде любви,
    Этот, вот этот бесснежный воздух,
    Этот, вот этот руками лови?
    
    Годы льдов простерлися
    Небом в отдаленьи,
    Я ловлю, как горлицу,
    Воздух голой жменей,
    
    Вслед за накидкой ваточной
    Все долой, долой!
    Нынче небес недостаточно,
    Как мне дышать золой!
    
    Ах, грудь с грудью борются
    День с уединеньем.
    Я ловлю, как горлицу,
    Воздух голой жменей.


    Определение души

    Спелой грушею в бурю слететь
    Об одном безраздельном листе.
    Как он предан — расстался с суком!
    Сумасброд — задохнется в сухом!
    
    Спелой грушею, ветра косей.
    Как он предан,— «Меня не затреплет!»
    Оглянись: отгремела в красе,
    Отплыла, осыпалась — в пепле.
    
    Нашу родину буря сожгла.
    Узнаешь ли гнездо свое, птенчик?
    О мой лист, ты пугливей щегла!
    Что ты бьешься, о шелк мой застенчивый?
    
    О, не бойся, приросшая песнь!
    И куда порываться еще нам?
    Ах, наречье смертельное «здесь» —
    Невдомек содроганью сращенному.


    Определение поэзии

    Это - круто налившийся свист,
    Это - щелканье сдавленных льдинок.
    Это - ночь, леденящая лист,
    Это - двух соловьев поединок.
    
    Это - сладкий заглохший горох,
    Это - слезы вселенной в лопатках,
    Это - с пультов и с флейт - Figaro
    Низвергается градом на грядку.
    
    Всё. что ночи так важно сыскать
    На глубоких купаленных доньях,
    И звезду донести до садка
    На трепещущих мокрых ладонях.
    
    Площе досок в воде - духота.
    Небосвод завалился ольхою,
    Этим звездам к лицу б хохотать,
    Ан вселенная - место глухое.


    Опять весна

    Поезд ушел. Насыпь черна.
    Где я дорогу впотьмах раздобуду?
    Неузнаваемая сторона,
    Хоть я и сутки только отсюда.
    Замер на шпалах лязг чугуна.
    Вдруг - что за новая, право, причуда?
    Бестолочь, кумушек пересуды...
    Что их попутал за сатана?
    
    Где я обрывки этих речей
    Слышал уж как-то порой прошлогодней?
    Ах, это сызнова, верно, сегодня
    Вышел из рощи ночью ручей.
    Это, как в прежние времена,
    Сдвинула льдины и вздулась запруда.
    Это поистине новое чудо,
    Это, как прежде, снова весна.
    
    Это она, это она,
    Это ее чародейство и диво.
    Это ее телогрейка за ивой,
    Плечи, косынка, стан и спина.
    Это Снегурка у края обрыва.
    Это о ней из оврага со дна
    Льется безумолку бред торопливый
    Полубезумного болтуна.
    
    Это пред ней, заливая преграды,
    Тонет в чаду водяном быстрина,
    Лампой висячего водопада
    К круче с шипеньем пригвождена.
    Это, зубами стуча от простуды,
    Льется чрез край ледяная струя
    В пруд и из пруда в другую посуду,-
    Речь половодья - бред бытия.


    Осенний лес

    Осенний лес заволосател.
    В нем тень, и сон, и тишина.
    Ни белка, ни сова, ни дятел
    Его не будят ото сна.
    
    И солнце, по тропам осенним
    В него входя на склоне дня,
    Кругом косится с опасеньем,
    Не скрыта ли в нем западня.
    
    В нем топи, кочки и осины,
    И мхи и заросли ольхи,
    И где-то за лесной трясиной
    Поют в селенье петухи.
    
    Петух свой окрик прогорланит,
    И вот он вновь надолго смолк,
    Как будто он раздумьем занят,
    Какой в запевке этой толк.
    
    Но где-то в дальнем закоулке
    Прокукарекает сосед.
    Как часовой из караулки,
    Петух откликнется в ответ.
    
    Он отзовется словно эхо,
    И вот, за петухом петух
    Отметят глоткою, как вехой,
    Bосток и запад, север, юг.
    
    По петушиной перекличке
    Расступится к опушке лес
    И вновь увидит с непривычки
    Поля и даль и синь небес.


    Осень (Я дал разъехаться домашним...)

    Я дал разъехаться домашним,
    Все близкие давно в разброде,
    И одиночеством всегдашним
    Полно всё в сердце и природе.
    
    И вот я здесь с тобой в сторожке.
    В лесу безлюдно и пустынно.
    Как в песне, стежки и дорожки
    Позаросли наполовину.
    
    Теперь на нас одних с печалью
    Глядят бревенчатые стены.
    Мы брать преград не обещали,
    Мы будем гибнуть откровенно.
    
    Мы сядем в час и встанем в третьем,
    Я с книгою, ты с вышиваньем,
    И на рассвете не заметим,
    Как целоваться перестанем.
    
    Еще пышней и бесшабашней
    Шумите, осыпайтесь, листья,
    И чашу горечи вчерашней
    Сегодняшней тоской превысьте.
    
    Привязанность, влеченье, прелесть!
    Рассеемся в сентябрьском шуме!
    Заройся вся в осенний шелест!
    Замри или ополоумей!
    
    Ты так же сбрасываешь платье,
    Как роща сбрасывает листья,
    Когда ты падаешь в объятье
    В халате с шелковою кистью.
    
    Ты - благо гибельного шага,
    Когда житье тошней недуга,
    А корень красоты - отвага,
    И это тянет нас друг к другу.


    1949

    Отплытие

    Слышен лепет соли каплющей.
    Гул колес едва показан.
    Тихо взявши гавань за плечи,
    Мы отходим за пакгаузы.
    
    Плеск и плеск, и плеск без отзыва.
    Разбегаясь со стенаньем,
    Вспыхивает бледно-розовая
    Моря ширь берестяная.
    
    Треск и хруст скелетов раковых,
    И шипит, горя, берёста.
    Ширь растет, и море вздрагивает
    От ее прироста.
    
    Берега уходят ельничком,—
    Он невзрачен и тщедушен.
    Море, сумрачно бездельничая,
    Смотрит сверху на идущих.
    
    С моря еще по морошку
    Ходит и ходит лесками,
    Грохнув и борт огороша,
    Ширящееся плесканье.
    
    Виден еще, еще виден
    Берег, еще не без пятен
    Путь,— но уже необыден
    И, как беда, необъятен.
    
    Страшным полуоборотом,
    Сразу меняясь во взоре,
    Мачты въезжают в ворота
    Настежь открытого моря.
    
    Вот оно! И, в предвкушеньи
    Сладко бушующих новшеств,
    Камнем в пучину крушений
    Падает чайка, как ковшик.


    1922, Финский залив

    * * *

    Оттепелями из магазинов
    Веяло ватным теплом.
    Вдоль по панелям зимним
    Ездил звездистый лом.
    
    Лед, перед тем как дрогнуть,
    Соками пух, трещал.
    Как потемневший ноготь,
    Ныла вода в клещах.
    
    Капала медь с деревьев.
    Прячась под карниз,
    К окнам с галантереей
    Жался букинист.
    
    Клейма резиновой фирмы
    Сеткою подошв
    Липли к икринкам фирна
    Или влекли под дождь.
    
    Bот как бывало в будни.
    В праздники ж рос буран
    И нависал с полудня
    Вестью полярных стран.
    
    Небу под снег хотелось,
    Улицу бил озноб,
    Ветер дрожал за целость
    Вывесок, блях и скоб.


    1915, 1928

    Памяти демона

    Приходил по ночам
    В синеве ледника от Тамары.
    Парой крыл намечал,
    Где гудеть, где кончаться кошмару.
    
    Не рыдал, не сплетал
    Оголенных, исхлестанных, в шрамах.
    Уцелела плита
    За оградой грузинского храма.
    
    Как горбунья дурна,
    Под решеткою тень не кривлялась.
    У лампады зурна,
    Чуть дыша, о княжне не справлялась.
    
    Но сверканье рвалось
    В волосах, и, как фосфор, трещали.
    И не слышал колосс,
    Как седеет Кавказ за печалью.
    
    От окна на аршин,
    Пробирая шерстинки бурнуса,
    Клялся льдами вершин:
    Спи, подруга,- лавиной вернуся.


    Лето 1917

    Памяти Рейснер

    Лариса, вот когда посожалею,
    Что я не смерть и ноль в сравненьи с ней.
    Я б разузнал, чем держится без клею
    Живая повесть на обрывках дней.
    
    Как я присматривался к матерьялам!
    Валились зимы кучей, шли дожди,
    Запахивались вьюги одеялом
    С грудными городами на груди.
    
    Мелькали пешеходы в непогоду,
    Ползли возы за первый поворот,
    Года по горло погружались в воду,
    Потоки новых запружали брод.
    
    А в перегонном кубе всё упрямей
    Варилась жизнь, и шла постройка гнезд.
    Работы оцепляли фонарями
    При свете слова, разума и звезд.
    
    Осмотришься, какой из нас не свалян
    Из хлопьев и из недомолвок мглы?
    Нас воспитала красота развалин,
    Лишь ты превыше всякой похвалы.
    
    Лишь ты, на славу сбитая боями,
    Вся сжатым залпом прелести рвалась.
    Не ведай жизнь, что значит обаянье,
    Ты ей прямой ответ не в бровь, а в глаз.
    
    Ты точно бурей грации дымилась.
    Чуть побывав в ее живом огне,
    Посредственность впадала вмиг в немилость,
    Несовершенство навлекало гнев.
    
    Бреди же в глубь преданья, героиня.
    Нет, этот путь не утомит ступни.
    Ширяй, как высь, над мыслями моими:
    Им хорошо в твоей большой тени.


    1926

    Первый снег

    Снаружи вьюга мечется
    И все заносит в лоск.
    Засыпана газетчица
    И заметен киоск.
    
    На нашей долгой бытности
    Казалось нам не раз,
    Что снег идет из скрытности
    И для отвода глаз.
    
    Утайщик нераскаянный,
    Под белой бахромой
    Как часто вас с окраины
    Он разводил домой!
    
    Все в белых хлопьях скроется,
    Залепит снегом взор,
    На ощупь, как пропоица,
    Проходит тень во двор.
    
    Движения поспешные:
    Наверное, опять
    Кому-то что-то грешное
    Приходится скрывать.


    Перемена

    Я льнул когда-то к беднякам
    Не из возвышенного взгляда,
    А потому, что только там
    Шла жизнь без помпы и парада.
    
    Хотя я с барством был знаком
    И с публикою деликатной,
    Я дармоедству был врагом
    И другом голи перекатной.
    
    И я старался дружбу свесть
    С людьми из трудового званья,
    За что и делали мне честь,
    Меня считая тоже рванью.
    
    Был осязателен без фраз,
    Вещественен, телесен, весок
    Уклад подвалов без прикрас
    И чердаков без занавесок.
    
    И я испортился с тех пор,
    Как времени коснулась порча,
    И горе возвели в позор,
    Мещан и оптимистов корча.
    
    Всем тем, кому я доверял,
    Я с давних пор уже не верен.
    Я человека потерял
    С тех пор, как всеми он потерян.


    1956

    Петербург

    Как в пулю сажают вторую пулю
    Или бьют на пари по свечке,
    Так этот раскат берегов и улиц
    Петром разряжен без осечки.
    
    О, как он велик был! Как сеткой конвульсий
    Покрылись железные щеки,
    Когда на Петровы глаза навернулись,
    Слезя их, заливы в осоке!
    
    И к горлу балтийские волны, как комья
    Тоски, подкатили; когда им
    Забвенье владело; когда он знакомил
    С империей царство, край - с краем.
    
    Нет времени у вдохновенья. Болото,
    Земля ли, иль море, иль лужа,-
    Мне здесь сновиденье явилось, и счеты
    Сведу с ним сейчас же и тут же.
    
    Он тучами был, как делами, завален.
    В ненастья натянутый парус
    Чертежной щетиною ста готовален
    Bрезалася царская ярость.
    
    В дверях, над Невой, на часах, гайдуками,
    Века пожирая, стояли
    Шпалеры бессонниц в горячечном гаме
    Рубанков, снастей и пищалей.
    
    И знали: не будет приема. Ни мамок,
    Ни дядек, ни бар, ни холопей.
    Пока у него на чертежный подрамок
    Надеты таежные топи.
            ________
    
    Волны толкутся. Мостки для ходьбы.
    Облачно. Небо над буем, залитым
    Мутью, мешает с толченым графитом
    Узких свистков паровые клубы.
    
    Пасмурный день растерял катера.
    Снасти крепки, как раскуренный кнастер.
    Дегтем и доками пахнет ненастье
    И огурцами - баркасов кора.
    
    С мартовской тучи летят паруса
    Наоткось, мокрыми хлопьями в слякоть,
    Тают в каналах балтийского шлака,
    Тлеют по черным следам колеса.
    
    Облачно. Щелкает лодочный блок.
    Пристани бьют в ледяные ладоши.
    Гулко булыжник обрушивши, лошадь
    Глухо вьезжает на мокрый песок.
            ________
    
    Чертежный рейсфедер
    Всадника медного
    От всадника - ветер
    Морей унаследовал.
    
    Каналы на прибыли,
    Нева прибывает.
    Он северным грифилем
    Наносит трамваи.
    
    Попробуйте, лягте-ка
    Под тучею серой,
    Здесь скачут на практике
    Поверх барьеров.
    
    И видят окраинцы:
    За Нарвской, на Охте,
    Туман продирается,
    Отодранный ногтем.
    
    Петр машет им шляпою,
    И плещет, как прапор,
    Пурги расцарапанный,
    Надорванный рапорт.
    
    Сограждане, кто это,
    И кем на терзанье
    Распущены по ветру
    Полотнища зданий?
    
    Как план, как ландкарту
    На плотном папирусе,
    Он город над мартом
    Раскинул и выбросил.
            ________
    
    Тучи, как волосы, встали дыбом
    Над дымной, бледной Невой.
    Кто ты? О, кто ты? Кто бы ты ни был,
    Город - вымысел твой.
    
    Улицы рвутся, как мысли, к гавани
    Черной рекой манифестов.
    Нет, и в могиле глухой и в саване
    Ты не нашел себе места.
    
    Воли наводненья не сдержишь сваями.
    Речь их, как кисти слепых повитух.
    Это ведь бредишь ты, невменяемый,
    Быстро бормочешь вслух.


    1915

    Петухи

    Всю ночь вода трудилась без отдышки.
    Дождь до утра льняное масло жег.
    И валит пар из-под лиловой крышки,
    Земля дымится, словно щей горшок.
    
    Когда ж трава, отряхиваясь, вскочит,
    Кто мой испуг изобразит росе
    В тот час, как загорланит первый кочет,
    За ним другой, еще за этим все?
    
    Перебирая годы поименно,
    Поочередно окликая тьму,
    Они пророчить станут перемену
    Дождю, земле, любви - всему, всему.


    1923

    Пиры

    Пью горечь тубероз, небес осенних горечь
    И в них твоих измен горящую струю.
    Пью горечь вечеров, ночей и людных сборищ,
    Рыдающей строфы сырую горечь пью.
    
    Исчадья мастерских, мы трезвости не терпим.
    Надежному куску объявлена вражда.
    Тревожный ветр ночей - тех здравиц виночерпьем,
    Которым, может быть, не сбыться никогда.
    
    Наследственность и смерть - застольцы наших трапез.
    И тихой зарей,- верхи дерев горят -
    В сухарнице, как мышь, копается анапест,
    И Золушка, спеша, меняет свой наряд.
    
    Полы подметены, на скатерти - ни крошки,
    Как детский поцелуй, спокойно дышит стих,
    И Золушка бежит - во дни удач на дрожках,
    А сдан последний грош,- и на своих двоих.


    1913, 1928

    Плачущий сад

    Ужасный!- Капнет и вслушается,
       Всё он ли один на свете
    Мнет ветку в окне, как кружевце,
       Или есть свидетель.
    
    Но давится внятно от тягости
       Отеков - земля ноздревая,
    И слышно: далеко, как в августе,
       Полуночь в полях назревает.
    
    Ни звука. И нет соглядатаев.
       В пустынности удостоверясь,
    Берется за старое - скатывается
       По кровле, за желоб и через.
    
    К губам поднесу и прислушаюсь,
       Всё я ли один на свете,-
    Готовый навзрыд при случае,-
       Или есть свидетель.
    
    Но тишь. И листок не шелохнется.
       Ни признака зги, кроме жутких
    Глотков и плескания в шлепанцах
       И вздохов и слез в промежутке.


    Лето 1917

    По грибы

    Плетемся по грибы.
    Шоссе. Леса. Канавы.
    Дорожные столбы
    Налево и направо.
    
    С широкого шоссе
    Идем во тьму лесную.
    По щиколку в росе
    Плутаем врассыпную.
    
    А солнце под кусты
    На грузди и волнушки
    Чрез дебри темноты
    Бросает свет с опушки.
    
    Гриб прячется за пень,
    На пень садится птица.
    Нам вехой — наша тень,
    Чтобы с пути не сбиться.
    
    Но время в сентябре
    Отмерено так куцо:
    Едва ль до нас заре
    Сквозь чащу дотянуться.
    
    Набиты кузовки,
    Наполнены корзины.
    Одни боровики
    У доброй половины.
    
    Уходим. За спиной —
    Стеною лес недвижный,
    Где день в красе земной
    Сгорел скоропостижно.


    1956

    Под открытым небом

    Вытянись вся в длину,
    Во весь рост
    На полевом стану
    В обществе звезд.
    
    Незыблем их порядок.
    Извечен ход времен.
    Да будет так же сладок
    И нерушим твой сон.
    
    Мирами правит жалость,
    Любовью внушена
    Вселенной небывалость
    И жизни новизна.
    
    У женщины в ладони,
    У девушки в горсти
    Рождений и агоний
    Начала и пути.


    Подражатели

    Пекло, и берег был высок.
    С подплывшей лодки цепь упала
    Змеей гремучею - в песок,
    Гремучей ржавчиной - в купаву.
    
    И вышли двое. Под обрыв
    Хотелось крикнуть им: "Простите,
    Но бросьтесь, будьте так добры,
    Не врозь, так в реку, как хотите.
    
    Вы верны лучшим образцам.
    Конечно, ищущий обрящет.
    Но... бросьте лодкою бряцать:
    В траве терзается образчик".


    Лето 1917

    * * *

    Пока мы по Кавказу лазаем,
    И в задыхающейся раме
    Кура ползет атакой газовою
    К арагве, сдавленной горами,
    
    И в августовский свод из мрамора,
    Как обезглавленных гортани,
    Заносят яблоки адамовы
    Казненных замков очертанья.
    
    Пока я голову заламываю,
    Следя, как шеи укреплений
    Плывут по синеве сиреневой
    И тонут в бездне поколений,
    
    Пока, сменяя рощи вязовые,
    Курчавится лесная мелочь,
    Что шепчешь ты, что мне подсказываешь,
    Кавказ, Кавказ, о что мне делать!
    
    Объятье в тысячу охватов,
    Чем обеспечен твой успех?
    Здоровый глаз за веко спрятав,
    Над чем смеешься ты, Казбек?
    
    Когда от высей сердце екает
    И гор колышутся кадила,
    Ты думаешь, моя далекая,
    Что чем-то мне не угодила.
    
    И там, у альп в дали Германии,
    Где так же чокаются скалы,
    Но отклики еще туманнее,
    Ты думаешь, ты оплошала?
    
    Я брошен в жизнь, в потоке дней
    Катящую потоки рода,
    И мне кроить свою трудней,
    Чем резать ножницами воду.
    
    Не бойся снов, не мучься, брось.
    Люблю и думаю и знаю.
    Смотри: и рек не мыслит врозь
    Существованья ткань сквозная.


    После вьюги

    После угомонившейся вьюги
    Наступает в округе покой.
    Я прислушиваюсь на досуге
    К голосам детворы за рекой.
    
    Я, наверно, неправ, я ошибся,
    Я ослеп, я лишился ума.
    Белой женщиной мертвой из гипса
    Наземь падает навзничь зима.
    
    Небо сверху любуется лепкой
    Мертвых, крепко придавленных век.
    Все в снегу: двор и каждая щепка,
    И на дереве каждый побег.
    
    Лед реки, переезд и платформа,
    Лес, и рельсы, и насыпь, и ров
    Отлились в безупречные формы
    Без неровностей и без углов.
    
    Ночью, сном не успевши забыться,
    В просветленьи вскочивши с софы,
    Целый мир уложить на странице,
    Уместиться в границах строфы.
    
    Как изваяны пни и коряги,
    И кусты на речном берегу,
    Море крыш возвести на бумаге,
    Целый мир, целый город в снегу.


    После грозы

    Пронесшейся грозою полон воздуx.
    Все ожило, все дышит, как в раю.
    Всем роспуском кистей лиловогроздыx
    Сирень вбирает свежести струю.
    
    Все живо переменою погоды.
    Дождь заливает кровель желоба,
    Но все светлее неба переxоды,
    И высь за черной тучей голуба.
    
    Рука xудожника еще всесильней
    Со всеx вещей смывает грязь и пыль.
    Преображенней из его красильни
    Выxодят жизнь, действительность и быль.
    
    Воспоминание о полувеке
    Пронесшейся грозой уxодит вспять.
    Столетье вышло из его опеки.
    Пора дорогу будущему дать.
    
    Не потрясенья и перевороты
    Для новой жизни очищают путь,
    А откровенья, бури и щедроты
    Душе воспламененной чьей-нибудь.


    Июль 1958

    После дождя

    За окнами давка, толпится листва,
    И палое небо с дорог не подобрано.
    Все стихло. Но что это было сперва!
    Теперь разговор уж не тот и по-доброму.
    
    Сначала все опрометью, вразноряд
    Ввалилось в ограду деревья развенчивать,
    И попранным парком из ливня - под град,
    Потом от сараев - к террасе бревенчатой.
    
    Теперь не надышишься крепью густой.
    А то, что у тополя жилы полопались,-
    Так воздух садовый, как соды настой,
    Шипучкой играет от горечи тополя.
    
    Со стекол балконных, как с бедер и спин
    Озябших купальщиц,- ручьями испарина.
    Сверкает клубники мороженый клин,
    И градинки стелются солью поваренной.
    
    Вот луч, покатясь с паутины, залег
    В крапиве, но, кажется, это ненадолго,
    И миг недалек, как его уголек
    В кустах разожжется и выдует радугу.


    1915, 1928

    Послесловье (Нет, не я вам печаль причинил...)

    Нет, не я вам печаль причинил.
    Я не стоил забвения родины.
    Это солнце горело на каплях чернил,
    Как в кистях запыленной смородины.
    
    И в крови моих мыслей и писем
    Завелась кошениль.
    Этот пурпур червца от меня независим.
    Нет, не я вам печаль причинил.
    
    Это вечер из пыли лепился и, пышучи,
    Целовал вас, задохшися в охре, пыльцой.
    Это тени вам щупали пульс. Это, вышедши
    За плетень, вы полям подставляли лицо
    И пылали, плывя по олифе калиток,
    Полумраком, золою и маком залитых.
    
    Это — круглое лето, горев в ярлыках
    По прудам, как багаж солнцепеком заляпанных,
    Сургучом опечатало грудь бурлака
    И сожгло ваши платья и шляпы.
    
    Это ваши ресницы слипались от яркости,
    Это диск одичалый, рога истесав
    Об ограды, бодаясь, крушил палисад.
    Это — запад, карбункулом вам в волоса
    Залетев и гудя, угасал в полчаса,
    Осыпая багрянец с малины и бархатцев.
    Нет, не я, это — вы, это ваша краса.


    Лето 1917

    Поэзия

    Поэзия, я буду клясться
    Тобой и кончу, прохрипев:
    Ты не осанка сладкогласца,
    Ты — лето с местом в третьем классе,
    Ты — пригород, а не припев.
    
    Ты — душная, как май, Ямская,
    Шевардина ночной редут,
    Где тучи стоны испускают
    И врозь по роспуске идут.
    
    И в рельсовом витье двояся,—
    Предместье, а не перепев,—
    Ползут с вокзалов восвояси
    Не с песней, а оторопев.
    
    Отростки ливня грязнут в гроздьях
    И долго, долго, до зари,
    Кропают с кровель свой акростих,
    Пуская в рифму пузыри.
    
    Поэзия, когда под краном
    Пустой, как цинк ведра, трюизм,
    То и тогда струя сохранна,
    Тетрадь подставлена,— струись!


    1922

    Про эти стихи

    На тротуарах истолку
    С стеклом и солнцем пополам,
    Зимой открою потолку
    И дам читать сырым углам.
    
    Задекламирует чердак
    С поклоном рамам и зиме,
    К карнизам прянет чехарда
    Чудачеств, бедствий и замет.
    
    Буран не месяц будет месть,
    Концы, начала заметет.
    Внезапно вспомню: солнце есть;
    Увижу: свет давно не тот.
    
    Галчонком глянет Рождество,
    И разгулявшийся денек
    Прояснит много из того,
    Что мне и милой невдомек.
    
    В кашне, ладонью заслонясь,
    Сквозь фортку крикну детворе:
    Какое, милые, у нас
    Тысячелетье на дворе?
    
    Кто тропку к двери проторил,
    К дыре, засыпанной крупой,
    Пока я с Байроном курил,
    Пока я пил с Эдгаром По?
    
    Пока в Дарьял, как к другу, вхож,
    Как в ад, в цейхгауз и в арсенал,
    Я жизнь, как Лермонтова дрожь,
    Как губы в вермут окунал.


    Лето 1917

    * * *

    Пусть даже смешаны сердца,
    Твоей границей я не стану,
    И от тебя  как от крыльца
    Отпрянувшая в ночь поляна.
    О, жутко женщиной идти!
    И знает этих шествий участь
    Преображенная в пути
    Земли последняя певучесть.
    


    Разведчики

    Синело небо. Было тихо.
    Трещали на лугу кузнечики.
    Нагнувшись, низкою гречихой
    К деревне двигались разведчики.
    
    Их было трое, откровенно
    Отчаянных до молодечества,
    Избавленных от пуль и плена
    Молитвами в глуби отечества.
    
    Деревня вражеским вертепом
    Царила надо всей равниною.
    Луга желтели курослепом,
    Ромашками и пастью львиною.
    
    Вдали был сад, деревьев купы,
    Толпились немцы белобрысые,
    И под окном стояли группой
    Вкруг стойки с канцелярской крысою.
    
    Всмотрясь и головы попрятав,
    Разведчики, недолго думая,
    Пошли садить из автоматов,
    Уверенные и угрюмые.
    
    Деревню пересуматошить
    Трудов не стоило особенных.
    Взвилась подстреленная лошадь,
    Мелькнули мертвые в колдобинах.
    
    И как взлетают арсеналы
    По мановенью рук подрывника,
    Огню разведки отвечала
    Bся огневая мощь противника.
    
    Огонь дал пищу для засечек
    На наших пунктах за равниною.
    За этой пищею разведчик
    И полз сюда, в гнездо осиное.
    
    . . . . . . . . . . . . . . .
    Давно шел бой. Он был так долог,
    Что пропадало чувство времени.
    Разрывы мин из шестистволок
    Забрасывали небо теменью.
    
    Наверно, вечер. Скоро ужин.
    В окопах дома щи с бараниной.
    А их короткий век отслужен:
    Они контужены и ранены.
    
    . . . . . . . . . . . . .
    Валили наземь басурмане,
    Зеленоглазые и карие.
    Поволокли, как на аркане,
    За палисадник в канцелярию.
    
    Фуражки, морды, папиросы
    И роем мухи, как к покойнику.
    Вдруг первый вызванный к допросу
    Шагнул к ближайшему разбойнику.
    
    Он дал ногой в подвздошье вору
    И, выхвативши автомат его,
    Очистил залпами контору
    От этого жулья проклятого.
    
    Как вдруг его сразила пуля.
    Их снова окружили кучею.
    Два остальных рукой махнули.
    Теперь им гибель неминучая.
    
    Вверху задвигались стропила,
    Как бы в ответ их маловерию,
    Над домом крышу расщепило
    Снарядом нашей артиллерии.
    
    Дом загорелся. B суматохе
    Метнулись к выходу два пленника,
    И вот они в чертополе
    Бегут задами по гуменнику.
    
    По ним стреляют из-за клети.
    Момент и не было товарища.
    И в поле выбегает третий
    И трет глаза рукою шарящей.
    
    Все день еще, и даль объята
    Пожаром солнца сумасшедшего.
    Но он дивится не закату,
    Закату удивляться нечего.
    
    Садится солнце в курослепе,
    И вот что, вот что не безделица:
    В деревню входят наши цепи,
    И пыль от перебежек стелется.
    
    Без памяти, забыв раненья,
    Руками на бегу работая,
    Бежит он на соединенье
    С победоносною пехотою.


    Разлука

    С порога смотрит человек,
    Не узнавая дома.
    Ее отъезд был как побег.
    Везде следы разгрома.
    
    Повсюду в комнатах хаос.
    Он меры разоренья
    Не замечает из-за слез
    И приступа мигрени.
    
    В ушах с утра какой-то шум.
    Он в памяти иль грезит?
    И почему ему на ум
    Все мысль о море лезет?
    
    Когда сквозь иней на окне
    Не видно света божья,
    Безвыходность тоски вдвойне
    С пустыней моря схожа.
    
    Она была так дорога
    Ему чертой любою,
    Как моря близки берега
    Всей линией прибоя.
    
    Как затопляет камыши
    Волненье после шторма,
    Ушли на дно его души
    Ее черты и формы.
    
    В года мытарств, во времена
    Немыслимого быта
    Она волной судьбы со дна
    Была к нему прибита.
    
    Среди препятствий без числа,
    Опасности минуя,
    Волна несла ее, несла
    И пригнала вплотную.
    
    И вот теперь ее отъезд,
    Насильственный, быть может!
    Разлука их обоих съест,
    Тоска с костями сгложет.
    
    И человек глядит кругом:
    Она в момент ухода
    Все выворотила вверх дном
    Из ящиков комода.
    
    Он бродит и до темноты
    Укладывает в ящик
    Раскиданные лоскуты
    И выкройки образчик.
    
    И, наколовшись об шитье
    С невынутой иголкой,
    Внезапно видит всю ее
    И плачет втихомолку.


    1953

    Раскованный голос

    В шалящую полночью площадь,
    B сплошавшую белую бездну
    Незримому ими - "Извозчик!"
    Низринуть с подьезда. С подьезда
    
    Столкнуть в воспаленную полночь,
    И слышать сквозь темные спаи
    Ее поцелуев - "На помощь!"
    Мой голос зовет, утопая.
    
    И видеть, как в единоборстве
    С метелью, с лютейшей из лютен,
    Он - этот мой голос - на черствой
    Узде выплывает из мути...


    1915

    Рассвет

    Ты значил все в моей судьбе.
    Потом пришла война, разруха,
    И долго-долго о тебе
    Ни слуху не было, ни духу.
    
    И через много-много лет
    Твой голос вновь меня встревожил.
    Всю ночь читал я твой завет
    И как от обморока ожил.
    
    Мне к людям хочется, в толпу,
    B их утреннее оживленье.
    Я все готов разнесть в щепу
    И всех поставить на колени.
    
    И я по лестнице бегу,
    Как будто выхожу впервые
    На эти улицы в снегу
    И вымершие мостовые.
    
    Везде встают, огни, уют,
    Пьют чай, торопятся к трамваям.
    В теченье нескольких минут
    Вид города неузнаваем.
    
    В воротах вьюга вяжет сеть
    Из густо падающих хлопьев,
    И чтобы вовремя поспеть,
    Все мчатся недоев-недопив.
    
    Я чувствую за них за всех,
    Как будто побывал в их шкуре,
    Я таю сам, как тает снег,
    Я сам, как утро, брови хмурю.
    
    Со мною люди без имен,
    Деревья, дети, домоседы.
    Я ими всеми побежден,
    И только в том моя победа.


    * * *

    Рослый стрелок, осторожный охотник,
    Призрак с ружьем на разливе души!
    Не добирай меня сотым до сотни,
    Чувству на корм по частям не кроши.
    
    Дай мне подняться над смертью позорной.
    С ночи одень меня в тальник и лед.
    Утром спугни с мочежины озерной.
    Целься, всё кончено! Бей меня влёт.
    
    За высоту ж этой звонкой разлуки,
    О, пренебрегнутые мои,
    Благодарю и целую вас, руки
    Родины, робости, дружбы, семьи.


    1928

    Свидание

    Засыпет снег дороги,
    Завалит скаты крыш.
    Пойду размять я ноги:
    За дверью ты стоишь.
    
    Одна, в пальто осеннем,
    Без шляпы, без калош,
    Ты борешься с волненьем
    И мокрый снег жуешь.
    
    Деревья и ограды
    Уходят вдаль, во мглу.
    Одна средь снегопада
    Стоишь ты на углу.
    
    Течет вода с косынки
    По рукаву в обшлаг,
    И каплями росинки
    Сверкают в волосах.
    
    И прядью белокурой
    Озарены: лицо,
    Косынка, и фигура,
    И это пальтецо.
    
    Снег на ресницах влажен,
    В твоих глазах тоска,
    И весь твой облик слажен
    Из одного куска.
    
    Как будто бы железом,
    Обмокнутым в сурьму,
    Тебя вели нарезом
    По сердцу моему.
    
    И в нем навек засело
    Смиренье этих черт,
    И оттого нет дела,
    Что свет жестокосерд.
    
    И оттого двоится
    Вся эта ночь в снегу,
    И провести границы
    Меж нас я не могу.
    
    Но кто мы и откуда,
    Когда от всех тех лет
    Остались пересуды,
    А нас на свете нет?


    1949

    Свистки милиционеров

    Дворня бастует. Брезгуя
    Мусором пыльным и тусклым,
    Ночи сигают до брезгу
    Через заборы на мускулах.
    
    Возятся в вязах, падают,
    Не удержавшись, с деревьев,
    Вскакивают: за оградою
    Север злодейств сереет.
    
    И вдруг - из садов, где твой
    Лишь глаз ночевал, из милого
    Душе твоей мрака, плотвой
    Свисток расплескавшийся выловлен.
    
    Милиционером зажат
    В кулак, как он дергает жабрами,
    И горлом, и глазом, назад
    По-рыбьи наискось задранным!
    
    Трепещущего серебра
    Пронзительная горошина,
    Как утро, бодряще мокра,
    Звездой за забор переброшена.
    
    И там, где тускнеет восток
    Чахоткою летнего Тиволи,
    Валяется дохлый свисток,
    В пыли агонической вывалян.


    Лето 1917

    * * *

    Сегодня мы исполним грусть его -
    Так, верно, встречи обо мне сказали,
    Таков был лавок сумрак. Таково
    Окно с мечтой смятенною азалий.
    
    Таков подьезд был. Таковы друзья.
    Таков был номер дома рокового,
    Когда внизу сошлись печаль и я,
    Участники похода такового.
    
    Образовался странный авангард.
    В тылу шла жизнь. Дворы тонули в скверне,
    Весну за взлом судили. Шли к вечерне,
    И паперти косил повальный март.
    
    И отрасли, одна другой доходней,
    Bздымали крыши. И росли дома,
    И опускали перед нами сходни.


    1911, 1928

    * * *

    Сегодня с первым светом встанут
    Детьми уснувшие вчера.
    Мечом призывов новых стянут
    Изгиб застывшего бедра.
    
    Дворовый окрик свой татары
    Едва успеют разнести,-
    Они оглянутся на старый
    Пробег знакомого пути.
    
    Они узнают тот сиротский,
    Северно-сизый, сорный дождь,
    Тот горизонт горнозаводский
    Театров, башен, боен, почт,
    
    Где что ни знак, то отпечаток
    Ступни, поставленной вперед.
    Они услышат: вот начаток.
    Пример преподан,- ваш черед.
    
    Обоим надлежит отныне
    Пройти его во весь обьем,
    Как рашпилем, как краской синей,
    Как брод, как полосу вдвоем.


    1913, 1928

    * * *

    Сестра моя - жизнь и сегодня в разливе
    Расшиблась весенним дождем обо всех,
    Но люди в брелоках высоко брюзгливы
    И вежливо жалят, как змеи в овсе.
    
    У старших на это свои есть резоны.
    Бесспорно, бесспорно смешон твой резон,
    Что в грозу лиловы глаза и газоны
    И пахнет сырой резедой горизонт.
    
    Что в мае, когда поездов расписанье
    Камышинской веткой читаешь в купе,
    Оно грандиозней святого писанья
    И черных от пыли и бурь канапе.
    
    Что только нарвется, разлаявшись, тормоз
    На мирных сельчан в захолустном вине,
    С матрацев глядят, не моя ли платформа,
    И солнце, садясь, соболезнует мне.
    
    И в третий плеснув, уплывает звоночек
    Сплошным извиненьем: жалею, не здесь.
    Под шторку несет обгорающей ночью
    И рушится степь со ступенек к звезде.
    
    Мигая, моргая, но спят где-то сладко,
    И фата-морганой любимая спит
    Тем часом, как сердце, плеща по площадкам,
    Вагонными дверцами сыплет в степи.


    Лето 1917

    Сирень

    Положим,— гудение улья,
    И сад утопает в стряпне,
    И спинки соломенных стульев,
    И черные зерна слепней.
    
    И вдруг объявляется отдых,
    И всюду бросают дела.
    Далекая молодость в сотах,
    Седая сирень расцвела!
    
    Уж где-то телеги и лето,
    И гром отмыкает кусты,
    И ливень въезжает в кассеты
    Отстроившейся красоты.
    
    И чуть наполняет повозка
    Раскатистым воздухом свод,—
    Лиловое зданье из воска,
    До облака вставши, плывет.
    
    И тучи играют в горелки,
    И слышится старшего речь,
    Что надо сирени в тарелке
    Путем отстояться и стечь.


    1927

    Сложа весла

    Лодка колотится в сонной груди,
    Ивы нависли, целуют в ключицы,
    В локти, в уключины - о погоди,
    Это ведь может со всеми случиться!
    
    Этим ведь в песне тешатся все.
    Это ведь значит - пепел сиреневый,
    Роскошь крошеной ромашки в росе,
    Губы и губы на звезды выменивать!
    
    Это ведь значит - обнять небосвод,
    Руки сплести вкруг Геракла громадного,
    Это ведь значит - века напролет
    Ночи на щелканье славок проматывать!


    Лето 1917

    Смерть поэта

    Не верили, считали - бредни,
    Но узнавали от двоих,
    Троих, от всех. Равнялись в строку
    Остановившегося срока
    Дома чиновниц и купчих,
    Дворы, деревья, и на них
    Грачи, в чаду от солнцепека
    Разгоряченно на грачих
    Кричавшие, чтоб дуры впредь не
    Совались в грех, да будь он лих.
    Лишь бы на лицах влажный сдвиг,
    Как в складках порванного бредня.
    
    Был день, безвредный день, безвредней
    Десятка прежних дней твоих.
    Толпились, выстроясь в передней,
    Как выстрел выстроил бы их.
    
    Как, сплющив, выплеснул из стока б
    Лещей и щуку минный вспых
    Шутих, заложенных в осоку,
    Как вздох пластов нехолостых.
    
    Ты спал, постлав постель на сплетне,
    Спал и, оттрепетав, был тих,-
    Красивый, двадцатидвухлетний.
    Как предсказал твой тетраптих.
    
    Ты спал, прижав к подушке щеку,
    Спал,- со всех ног, со всех лодыг
    Врезаясь вновь и вновь с наскоку
    В разряд преданий молодых.
    Ты в них врезался тем заметней,
    Что их одним прыжком достиг.
    Твой выстрел был подобен Этне
    В предгорьи трусов и трусих.


    1930

    Снег идет

    Снег идет, снег идет.
    К белым звездочкам в буране
    Тянутся цветы герани
    За оконный переплет.
    
    Снег идет, и всё в смятеньи,
    Всё пускается в полет,-
    Черной лестницы ступени,
    Перекрестка поворот.
    
    Снег идет, снег идет,
    Словно падают не хлопья,
    А в заплатанном салопе
    Сходит наземь небосвод.
    
    Словно с видом чудака,
    С верхней лестничной площадки,
    Крадучись, играя в прятки,
    Сходит небо с чердака.
    
    Потому что жизнь не ждет.
    Не оглянешься - и святки.
    Только промежуток краткий,
    Смотришь, там и новый год.
    
    Снег идет, густой-густой.
    В ногу с ним, стопами теми,
    В том же темпе, с ленью той
    Или с той же быстротой,
    Может быть, проходит время?
    
    Может быть, за годом год
    Следуют, как снег идет,
    Или как слова в поэме?
    
    Снег идет, снег идет,
    Снег идет, и всё в смятеньи:
    Убеленный пешеход,
    Удивленные растенья,
    Перекрестка поворот.


    1957

    Сон

    Мне снилась осень в полусвете стекол,
    Друзья и ты в их шутовской гурьбе,
    И, как с небес добывший крови сокол,
    Спускалось сердце на руку к тебе.
    
    Но время шло, и старилось, и глохло,
    И, поволокой рамы серебря,
    Заря из сада обдавала стекла
    Кровавыми слезами сентября.
    
    Но время шло и старилось. И рыхлый,
    Как лед, трещал и таял кресел шелк.
    Вдруг, громкая, запнулась ты и стихла,
    И сон, как отзвук колокола, смолк.
    
    Я пробудился. Был, как осень, темен
    Рассвет, и ветер, удаляясь, нес,
    Как за возом бегущий дождь соломин,
    Гряду бегущих по небу берез.


    1913, 1928

    Сосны

    В траве, меж диких бальзаминов,
    Ромашек и лесных купав,
    Лежим мы, руки запрокинув
    И к небу головы задрав.
    
    Трава на просеке сосновой
    Непроходима и густа.
    Мы переглянемся и снова
    Меняем позы и места.
    
    И вот, бессмертные на время,
    Мы к лику сосен причтены
    И от болезней, эпидемий
    И смерти освобождены.
    
    С намеренным однообразьем,
    Как мазь, густая синева
    Ложится зайчиками наземь
    И пачкает нам рукава.
    
    Мы делим отдых краснолесья,
    Под копошенье мураша
    Сосновою снотворной смесью
    Лимона с ладаном дыша.
    
    И так неистовы на синем
    Разбеги огненных стволов,
    И мы так долго рук не вынем
    Из-под заломленных голов,
    
    И столько широты во взоре,
    И так покорны все извне,
    Что где-то за стволами море
    Мерещится все время мне.
    
    Там волны выше этих веток
    И, сваливаясь с валуна,
    Обрушивают град креветок
    Со взбаламученного дна.
    
    А вечерами за буксиром
    На пробках тянется заря
    И отливает рыбьим жиром
    И мглистой дымкой янтаря.
    
    Смеркается, и постепенно
    Луна хоронит все следы
    Под белой магией пены
    И черной магией воды.
    
    А волны все шумней и выше,
    И публика на поплавке
    Толпится у столба с афишей,
    Неразличимой вдалеке.


    1941

    Спешные строки

    Чувствовалась близость фронта.
    Разговор катюш
    Заносило с горизонта
    В тыловую глушь.
    
    И когда гряда позиций
    Отошла к орлу,
    Все задвигалось в столице
    И ее тылу.
    
    Помню в поездах мороку,
    Толчею подвод,
    Осень отводил к востоку
    Сорок первый год.
    
    Помнится искус бомбежек,
    Хриплый вой сирен,
    Щеткою торчавший ежик
    Улиц, крыш и стен.
    
    Тротуар под небоскребом
    В страшной глубине
    Мертвым островом за гробом
    Представлялся мне.
    
    И когда от бомбы в небо
    Кинуло труху,
    Я и Анатолий Глебов
    Были наверху.
    
    Чем я вознесен сегодня
    До семи небес,
    Точно вновь из преисподней
    Я на крышу влез?
    
    Я сейчас спущусь к жилицам,
    Обьявлю отбой,
    Проведу рукой по лицам,
    Пьяный и слепой.
    
    Я скажу: долой суровость!
    Белую на стол!
    Сногсшибательная новость:
    Bозвращен орел.
    
    Я великолепно помню
    День, когда он сдан.
    Было жарко, словно в домне,
    И с утра - туман.
    
    И с утра пошло катиться,
    Побежало вширь:
    Отдан город, город - птица,
    Город - богатырь.
    
    Но тревога миновала.
    Он освобожден.
    Поднимайтесь из подвала,
    Выходите вон!
    
    Слава павшим. Слава строем
    Проходящим вслед.
    Слава вечная героям
    И творцам побед!


    Степь

    Как были те выходы в тишь хороши!
    Безбрежная степь, как марина,
    Вздыхает ковыль, шуршат мураши,
    И плавает плач комариный.
    
    Стога с облаками построились в цепь
    И гаснут, вулкан на вулкане.
    Примолкла и взмокла безбрежная степь,
    Колеблет, относит, толкает.
    
    Туман отовсюду нас морем обстиг,
    В волчцах волочась за чулками,
    И чудно нам степью, как взморьем, брести -
    Колеблет, относит, толкает.
    
    Не стог ли в тумане? Кто поймет?
    Не наш ли омет? Доходим.- Оу.
    - Нашли! Он самый и есть. - Омет,
    Туман и степь с четырех сторон.
    
    И Млечный Путь стороной ведет
    На Керчь, как шлях, скотом пропылен.
    Зайти за аты, и дух займет:
    Открыт, открыт с четырех сторон.
    
    Туман снотворен, ковыль как мед.
    Ковыль всем Млечным Путем рассорен.
    Туман разойдется, и ночь обоймет
    Омет и степь с четырех сторон.
    
    Тенистая полночь стоит у пути,
    На шлях навалилась звездами,
    И через дорогу за тын перейти
    Нельзя, не топча мирозданья.
    
    Когда еще звезды так низко росли
    И полночь в бурьян окунало,
    Пылал и пугался намокший услин,
    Льнул, жался и жаждал финала?
    
    Пусть степь нас рассудит и ночь разрешит.
    Когда, когда не: - В Начале
    Плыл Плач Комариный, Ползли Мураши,
    Волчцы по Чулкам Торчали?
    
    Закрой их, любимая! Запорошит!
    Вся степь ак до грехопаденья:
    Вся - миром объята, вся - как парашют,
    Вся - дыбящееся виденье!


    * * *

    Стихи мои, бегом, бегом.
    Мне в вас нужда, как никогда.
    С бульвара за угол есть дом,
    Где дней порвалась череда,
    Где пуст уют и брошен труд,
    И плачут, думают и ждут.
    
    Где пьют, как воду, горький бром
    Полубессонниц, полудрем.
    Есть дом, где хлеб как лебеда,
    Есть дом, - так вот бегом туда.
    
    Пусть вьюга с улиц улюлю, -
    Вы - радугой по хрусталю,
    Вы - сном, вы - вестью: я вас шлю,
    Я шлю вас, значит, я люблю.
    
    О ссадины вкруг женских шей
    От вешавшихся фетишей!
    Как я их знаю, как постиг,
    Я, вешающийся на них.
    Всю жизнь я сдерживаю крик
    О видимости их вериг,
    Но их одолевает ложь
    Чужих похолодевших лож,
    И образ синей бороды
    Сильнее, чем мои труды.
    
    Наследье страшное мещан,
    Их посещает по ночам
    Несуществующий, как вий,
    Обидный призрак нелюбви,
    И привиденьем искажен
    Природный жребий лучших жен.
    
    О, как она была смела,
    Когда едва из-под крыла
    Любимой матери, шутя,
    Свой детский смех мне отдала,
    Без прекословий и помех
    Свой детский мир и детский смех,
    Обид не знавшее дитя,
    Свои заботы и дела.


    Стога

    Снуют пунцовые стрекозы,
    Летят шмели во все концы,
    Колхозницы смеются с возу,
    Проходят с косами косцы.
    
    Пока хорошая погода,
    Гребут и ворошат корма
    И складывают до захода
    В стога, величиной с дома.
    
    Стог принимает на закате
    Вид постоялого двора,
    Где ночь ложится на полати
    В накошенные клевера.
    
    К утру, когда потемки реже,
    Стог высится, как сеновал,
    В котором месяц мимоезжий,
    Зарывшись, переночевал.
    
    Чем свет телега за телегой
    Лугами катятся впотьмах.
    Наставший день встает с ночлега
    С трухой и сеном в волосах.
    
    А в полдень вновь синеют выси,
    Опять стога, как облака,
    Опять, как водка на анисе,
    Земля душиста и крепка.


    1957

    Страшная сказка

    Все переменится вокруг.
    Отстроится столица.
    Детей разбуженных испуг
    Вовеки не простится.
    
    Не сможет позабыться страх,
    Изборождавший лица.
    Сторицей должен будет враг
    За это поплатиться.
    
    Запомнится его обстрел.
    Сполна зачтется время,
    Когда он делал, что хотел,
    Как ирод в вифлееме.
    
    Настанет новый, лучший век.
    Исчезнут очевидцы.
    Мученья маленьких калек
    Не смогут позабыться.


    Стрижи

    Нет сил никаких у вечерних стрижей
    Сдержать голубую прохладу.
    Она прорвалась из горластых грудей
    И льется, и нет с нею сладу.
    
    И нет у вечерних стрижей ничего,
    Что б там, наверху, задержало
    Витийственный возглас их: о торжество,
    Смотрите, земля убежала!
    
    Как белым ключом закипая в котле,
    Уходит бранчливая влага,-
    Смотрите, смотрите - нет места земле
    От края небес до оврага.


    1915

    Тишина

    Пронизан солнцем лес насквозь.
    Лучи стоят столбами пыли.
    Отсюда, уверяют, лось
    Выходит на дорог развилье.
    
    В лесу молчанье, тишина,
    Как будто жизнь в глухой лощине
    Не солнцем заворожена,
    А по совсем другой причине.
    
    Действительно, невдалеке
    Средь заросли стоит лосиха.
    Пред ней деревья в столбняке.
    Вот отчего в лесу так тихо.
    
    Лосиха ест лесной подсед,
    Хрустя обгладывает молодь.
    Задевши за ее хребет,
    Болтается на ветке желудь.
    
    Иван-да-марья, зверобой,
    Ромашка, иван-чай, татарник,
    Опутанные ворожбой,
    Глазеют, обступив кустарник.
    
    Во всем лесу один ручей
    В овраге, полном благозвучья,
    Твердит то тише, то звончей
    Про этот небывалый случай.
    
    Звеня на всю лесную падь
    И оглашая лесосеку,
    Он что-то хочет рассказать
    Почти словами человека.


    1957

    Тоска

    Для этой книги на эпиграф
    Пустыни сипли,
    Ревели львы и к зорям тигров
    Тянулся Киплинг.
    
    Зиял, иссякнув, страшный кладезь
    Тоски отверстой,
    Качались, ляская и гладясь
    Иззябшей шерстью.
    
    Теперь качаться продолжая
    В стихах вне ранга,
    Бредут в туман росой лужаек
    И снятся Гангу.
    
    Рассвет холодною ехидной
    Вползает в ямы,
    И в джунглях сырость панихиды
    И фимиама.


    Лето 1917

    Трава и камни

    С действительностью иллюзию,
    С растительностью гранит
    Так сблизили Польша и Грузия,
    Что это обеих роднит.
    
    Как будто весной в Благовещенье
    Им милости возвещены
    Землей — в каждой каменной трещине,
    Травой — из-под каждой стены.
    
    И те обещанья подхвачены
    Природой, трудами их рук,
    Искусствами, всякою всячиной,
    Развитьем ремесл и наук.
    
    Побегами жизни и зелени,
    Развалинами старины,
    Землей в каждой мелкой расселине,
    Травой из-под каждой стены.
    
    Следами усердья и праздности,
    Беседою, бьющей ключом,
    Речами про разные разности,
    Пустой болтовней ни о чем.
    
    Пшеницей в полях выше сажени,
    Сходящейся над головой,
    Землей — в каждой каменной скважине,
    Травой — в половице кривой.
    
    Душистой густой повиликою,
    Столетьями, вверх по кусту,
    Обвившей былое великое
    И будущего красоту.
    
    Сиренью, двойными оттенками
    Лиловых и белых кистей,
    Пестреющей между простенками
    Осыпавшихся крепостей.
    
    Где люди в родстве со стихиями,
    Стихии в соседстве с людьми,
    Земля — в каждом каменном выеме,
    Трава — перед всеми дверьми.
    
    Где с гордою лирой Мицкевича
    Таинственно слился язык
    Грузинских цариц и царевичей
    Из девичьих и базилик.


    1956

    * * *

    Трепещет даль. Ей нет препон.
    Еще оконницы крепятся.
    Когда же сдернут с них кретон,
    Зима заплещет без препятствий.
    
    Зачертыхались сучья рощ,
    Трепещет даль, и плещут шири.
    Под всеми чертежами ночь
    Подписывается в четыре.
    
    Внизу толпится гольтепа,
    Пыхтит ноябрь в седой попоне.
    При первой пробе фортепьян
    Все это я тебе напомню.
    
    Едва распущенный шопен
    Опять не сдержит обещаний,
    И кончит бешенством, взамен
    Баллады самообладанья.


    Три варианта

            1
    
    Когда до тончайшей мелочи
    Весь день пред тобой на весу,
    Лишь знойное щелканье белочье
    Не молкнет в смолистом лесу.
    
    И млея, и силы накапливая,
    Спит строй сосновых высот.
    И лес шелушится и каплями
    Роняет струящийся пот.
    
            2
    
    Сады тошнит от верст затишья.
    Столбняк рассерженных лощин
    Страшней, чем ураган, и лише,
    Чем буря, в силах всполошить.
    
    Гроза близка. У сада пахнет
    Из усыхающего рта
    Крапивой, кровлей, тленьем, страхом.
    Встает в колонны рев скота.
    
            3
    
    На кустах растут разрывы
    Облетелых туч. У сада
    Полон рот сырой крапивы:
    Это запах гроз и кладов.
    
    Устает кустарник охать.
    В небе множатся пролеты.
    У босой лазури - походь
    Голенастых по болоту.
    
    И блестят, блестят, как губы,
    Не утертые рукою,
    Лозы ив, и листья дуба,
    И следы у водопоя.


    1914

    * * *

    Ты в ветре, веткой пробующем,
    Не время ль птицам петь,
    Намокшая воробышком
    Сиреневая ветвь!
    
    У капель - тяжесть запонок,
    И сад слепит, как плес,
    Обрызганный, закапанный
    Мильоном синих слез.
    
    Моей тоскою вынянчен
    И от тебя в шипах,
    Он ожил ночью нынешней,
    Забормотал, запах.
    
    Всю ночь в окошко торкался,
    И ставень дребезжал.
    Вдруг дух сырой прогорклости
    По платью пробежал.
    
    Разбужен чудным перечнем
    Тех прозвищ и времен,
    Обводит день теперешний
    Глазами анемон.


    Лето 1917

    * * *

    Ты так играла эту роль!
    Я забывал, что сам - суфлер!
    Что будешь петь и во второй,
    Кто б первой ни совлек.
    
    Вдоль облаков шла лодка. Вдоль
    Лугами кошеных кормов.
    Ты так играла эту роль,
    Как лепет шлюз - кормой!
    
    И, низко рея на руле
    Касаткой об одном крыле,
    Ты так!- ты лучше всех ролей
    Играла эту роль!


    Лето 1917

    У себя дома

    Жар на семи холмах,
    Голуби в тлелом сенце.
    С солнца спадает чалма:
    Время менять полотенце
    (Мокнет на днище ведра)
    И намотать на купол.
    
    В городе - говор мембран,
    Шарканье клумб и кукол.
    
    Надо гардину зашить:
    Ходит, шагает масоном.
    Как усыпительно - жить!
    Как целоваться - бессонно!
    
    Грязный, гремучий, в постель
    Падает город с дороги.
    Нынче за долгую степь
    Веет впервые здоровьем.
    Черных имен духоты
    Не исчерпать.
    Звезды, плацкарты, мосты,
    Спать!


    * * *

    Уже в архив печали сдан
    Последний вечер новожила.
    Окно ему на чемодан
    Ярлык кровавый наложило.
    
    Перед отъездом страшный знак
    Был самых сборов неминучей
    Паденье зеркала с бумаг,
    Сползавших на пол грязной кучей.
    
    Заря ж и на полу стекло,
    Как на столе пред этим, лижет.
    О счастье: зеркало цело,
    Я им напутствуем не выжит.
    


    Урал впервые

    Без родовспомогательницы, во мраке, без памяти,
    На ночь натыкаясь руками, Урала
    Твердыня орала и, падая замертво,
    В мученьях ослепшая, утро рожала.
    
    Гремя опрокидывались нечаянно задетые
    Громады и бронзы массивов каких-то.
    Пыхтел пассажирский. И, где-то от этого
    Шарахаясь, падали призраки пихты.
    
    Коптивший рассвет был снотворным. Не иначе:
    Он им был подсыпан - заводам и горам -
    Лесным печником, злоязычным Горынычем,
    Как опий попутчику опытным вором.
    
    Очнулись в огне. С горизонта пунцового
    На лыжах спускались к лесам азиатцы,
    Лизали подошвы и соснам подсовывали
    Короны и звали на царство венчаться.
    
    И сосны, повстав и храня иерархию
    Мохнатых монархов, вступали
    На устланный наста оранжевым бархатом
    Покров из камки и сусали.


    1916

    Уроки английского

    Когда случилось петь Дездемоне,-
    А жить так мало оставалось,-
    Не по любви, своей звезде, она -
    По иве, иве разрыдалась.
    
    Когда случилось петь Дездемоне
    И голос завела, крепясь,
    Про черный день чернейший демон ей
    Псалом плакучих русл припас.
    
    Когда случилось петь Офелии,-
    А жить так мало оставалось,-
    Всю сушь души взмело и свеяло,
    Как в бурю стебли с сеновала.
    
    Когда случилось петь Офелии,-
    А горечь слез осточертела,-
    С какими канула трофеями?
    С охапкой верб и чистотела.
    
    Дав страсти с плеч отлечь, как рубищу,
    Входили, с сердца замираньем,
    В бассейн вселенной, стан свой любящий
    Обдать и оглушить мирами.


    Лето 1917

    * * *

    Февраль. Достать чернил и плакать!
    Писать о феврале навзрыд,
    Пока грохочущая слякоть
    Весною черною горит.
    
    Достать пролетку. За шесть гривен,
    Чрез благовест, чрез клик колес,
    Перенестись туда, где ливень
    Еще шумней чернил и слез.
    
    Где, как обугленные груши,
    С деревьев тысячи грачей
    Сорвутся в лужи и обрушат
    Сухую грусть на дно очей.
    
    Под ней проталины чернеют,
    И ветер криками изрыт,
    И чем случайней, тем вернее
    Слагаются стихи навзрыд.


    <1912, 1928>

    Хлеб

    Ты выводы копишь полвека,
    Но их не заносишь в тетрадь,
    И если ты сам не калека,
    Ты должен был что-то понять.
    
    Ты понял блаженство занятий,
    Удачи закон и секрет.
    Ты понял, что праздность проклятье
    И счастья без подвига нет.
    
    Что ждет алтарей, откровений,
    Героев и богатырей
    Дремучее царство растений,
    Могучее царство зверей.
    
    Что первым таким откровеньем
    Остался в сцепленьи судеб
    Прапращуром в дар поколеньям
    Взращенный столетьями хлеб.
    
    Что поле во ржи и пшенице
    Не только зовет к молотьбе,
    Но некогда эту страницу
    Твой предок вписал о тебе.
    
    Что это и есть его слово,
    Его небывалый почин
    Средь круговращенья земного,
    Рождений, скорбей и кончин.


    Хмель

    Под ракитой, обвитой плющом,
    От ненастья мы ищем защиты.
    Наши плечи покрыты плащом.
    Вкруг тебя мои руки обвиты.
    
    Я ошибся... Кусты этих чащ
    Не плющом перевиты, а хмелем.
    Ну так лучше давай этот плащ
    В ширину под собою расстелим.


    Художник

    1
    
    Мне по душе строптивый норов
    Артиста в силе: он отвык
    От фраз, и прячется от взоров,
    И собственных стыдится книг.
    
    Но всем известен этот облик.
    Он миг для пряток прозевал.
    Назад не повернуть оглобли,
    Хотя б и затаясь в подвал.
    
    Судьбы под землю не заямить.
    Как быть? Неясная сперва,
    При жизни переходит в память
    Его признавшая молва.
    
    Но кто ж он? На какой арене
    Стяжал он поздний опыт свой?
    С кем протекли его боренья?
    С самим собой, с самим собой.
    
    Как поселенье на гольфштреме,
    Он создан весь земным теплом.
    В его залив вкатило время
    Все, что ушло за волнолом.
    
    Он жаждал воли и покоя,
    А годы шли примерно так,
    Как облака над мастерскою,
    Где горбился его верстак.
    
    2
    
    Как-то в сумерки тифлиса
    Я зимой занес стопу.
    Пресловутую теплицу
    Лихорадило в гриппу.
    
    Рысью разбегались листья.
    По пятам, как сенбернар,
    Прыгал ветер в желтом плисе
    Оголившихся чинар.
    
    Постепенно все грубело.
    Север, черный лежебок,
    Вешал ветку изабеллы
    Перед входом в погребок.
    
    Быстро таял день короткий,
    Кротко шел в щепотку снег.
    От его сырой щекотки
    Разбирал не к месту смех.
    
    Я люблю их, грешным делом,
    Стаи хлопьев, холод губ,
    Шапки, шубы, дым из труб.
    Я люблю перед бураном
    
    Присмеревшие дворы,
    Присмиревшие дворы,
    Нашалившей детворы,
    И летящих туч обрывки,
    
    И снежинок канитель,
    И щипцами для завивки
    Их крутящую метель.
    Но впервые здесь на юге
    
    Средь порхания пурги
    Я увидел в кольцах вьюги
    Угли вольтовой дуги.
    Ах, с какой тоской звериной,
    
    Трепеща, как стеарин,
    Озаряли мандарины
    Красным воском лед витрин!
    Как на родине миньоны
    
    С гетевским: «Dahin!, Dahin!»*,
    Полыхали лампионы
    Субтропических долин.
    И тогда с коробкой шляпной,
    
    Как модистка синема,
    Настигала нас внезапно
    Настоящая зима.
    Нас отбрасывала в детство
    Белокурая копна
    В черном котике кокетства
    И почти из полусна.
    
    3
    
    Скромный дом, но рюмка рому
    И набросков черный грог,
    И взамен камор хоромы,
    И на чердаке чертог.
    
    От шагов и волн капота
    И расспросов ни следа.
    В зарешеченном работой
    Своде воздуха слюда.
    
    Голос, властный, как полюдье,
    Плавит все наперечет.
    В горловой его полуде
    Ложек олово течет.
    
    Что ему почет и слава,
    Место в мире и молва
    В миг, когда дыханьем сплава
    В слово сплочены слова?
    
    Он на это мебель стопит,
    Дружбу, разум, совесть, быт.
    На столе стакан не допит,
    Век не дожит, свет забыт.
    
    Слитки рифм, как воск гадальный,
    Каждый миг меняют вид.
    От детей дыханье в спальной
    Паром их благословит.
    
    4
    
    Он встает. Bека, гелаты.
    Где-то факелы горят.
    Кто провел за ним в палату
    Островерхих шапок ряд?
    
    И еще века. Другие.
    Те, что после будут. Те,
    В уши чьи, пока тугие,
    Шепчет он в своей мечте.
    
    Этого хоть захлебнись.
    Время пощадит мой почерк
    От критических скребниц.
    
    Разве въезд в эпоху заперт?
    Пусть он крепость, пусть и храм,
    Въеду на коне на паперть,
    Лошадь осажу к дверям.
    
    Не гусляр и не балакирь,
    Лошадь взвил я на дыбы,
    Чтоб тебя, военный лагерь,
    Увидать с высот судьбы.
    
    И, едва поводья тронув,
    Порываюсь наугад
    В широту твоих прогонов,
    Что еще во тьме лежат.
    
    Как гроза, в пути объемля
    Жизнь и случай, смерть и страсть,
    Ты пройдешь умы и земли,
    Чтоб преданьем в вечность впасть.
    
    Твой поход изменит местность.
    Под чугун твоих подков,
    Размывая бессловесность,
    Хлынут волны языков.
    
    Крыши городов дорогой,
    Каждой хижины крыльцо,
    Каждый тополь у порога
    Будут знать тебя в лицо.
    
    * «Туда!, Туда!» (Нем.)


    * * *

    Чернее вечера,
    Заливистее ливни, 
    И песни овчара 
    С ночами заунывней. 
    
    В горах, средь табуна, 
    Холодной ночью лунной 
    Встречаешь чабана. 
    Он — как утес валунный. 
    
    Он — повесть ближних сел. 
    Поди, что хочешь, вызнай. 
    Он кнут ременный сплел 
    Из лиц, имен и жизней. 
    
    Он знает: нет того, 
    Что б в единеньи силы 
    Народа торжество 
    В пути остановило. 


    Лето 1936

    Шекспир

    Извозчичий двор и встающий из вод
    В уступах — преступный и пасмурный Тауэр,
    И звонкость подков, и простуженный звон
    Вестминстера, глыбы, закутанной в траур.
    
    И тесные улицы; стены, как хмель,
    Копящие сырость в разросшихся бревнах,
    Угрюмых, как копоть, и бражных, как эль,
    Как Лондон, холодных, как поступь, неровных.
    
    Спиралями, мешкотно падает снег.
    Уже запирали, когда он, обрюзгший,
    Как сползший набрюшник, пошел в полусне
    Валить, засыпая уснувшую пустошь.
    
    Оконце и зерна лиловой слюды
    В свинцовых ободьях.— «Смотря по погоде.
    А впрочем... А впрочем, соснем на свободе.
    А впрочем — на бочку! Цирюльник, воды!»
    
    И, бреясь, гогочет, держась за бока,
    Словам остряка, не уставшего с пира
    Цедить сквозь приросший мундштук чубука
    Убийственный вздор.
                   А меж тем у Шекспира
    Острить пропадает охота. Сонет,
    Написанный ночью с огнем, без помарок,
    За дальним столом, где подкисший ранет
    Ныряет, обнявшись с клешнею омара,
    Сонет говорит ему:
                  «Я признаю
    Способности ваши, но, гений и мастер,
    Сдается ль, как вам, и тому, на краю
    Бочонка, с намыленной мордой, что мастью
    Весь в молнию я, то есть выше по касте,
    Чем люди,— короче, что я обдаю
    Огнем, как, на нюх мой, зловоньем ваш кнастер?
    
    Простите, отец мой, за мой скептицизм
    Сыновний, но сэр, но милорд, мы — в трактире.
    Что мне в вашем круге? Что ваши птенцы
    Пред плещущей чернью? Мне хочется шири!
    
    Прочтите вот этому. Сэр, почему ж?
    Во имя всех гильдий и биллей! Пять ярдов —
    И вы с ним в бильярдной, и там — не пойму,
    Чем вам не успех популярность в бильярдной?»
    
    — Ему?! Ты сбесился?— И кличет слугу,
    И, нервно играя малаговой веткой,
    Считает: полпинты, французский рагу —
    И в дверь, запустя в привиденье салфеткой.


    1919

    * * *

    Это мои, это мои,
    Это мои непогоды
    Пни и ручьи, блеск колеи,
    Мокрые стекла и броды,
    
    Ветер в степи, фыркай, храпи,
    Наотмашь брызжи и фыркай!
    Что тебе сплин, ропот крапив,
    Лепет холстины по стирке.
    
    Платья, кипя, лижут до пят,
    Станы гусей и полотнищ,
    Рвутся, летят, клонят канат,
    Плещут в ладони работниц.
    
    Ты и тоску порешь в лоскут,
    Порешь, не знаешь покрою,
    Вот они там, вот они тут,
    Клочьями кочки покроют.


    Эхо

    Ночам соловьем обладать,
    Что ведром полнодонным колодцам.
    Не знаю я, звездная гладь
    Из песни ли, в песню ли льется.
    
    Но чем его песня полней,
    Тем полночь над песнью просторней.
    Тем глубже отдача корней,
    Когда она бьется об корни.
    
    И если березовых куп
    Безвозгласно великолепье,
    Мне кажется, бьется о сруб
    Та песня железною цепью,
    
    И каплет со стали тоска,
    И ночь растекается в слякоть,
    И ею следят с цветника
    До самых закраинных пахот.


    1915

    * * *

    Я в мысль глухую о себе
    Ложусь, как в гипсовую маску.
    И это смерть: застыть в судьбе,
    В судьбе формовщика повязке.
    
    Вот слепок. Горько разрешен
    Я этой думою о жизни.
    Мысль о себе как капюшон,
    Чернеет на весне капризной.


    * * *

    Я видел, чем Тифлис
    Удержан по откосам, 
    Я видел даль и близь 
    Кругом под абрикосом. 
    
    Он был во весь отвес, 
    Как книга с фронтисписом, 
    На языке чудес 
    Кистями слив исписан. 
    
    По склонам цвел анис, 
    И, высясь пирамидой, 
    Смотрели сверху вниз 
    Сады горы давида. 
    
    Я видел блеск светца 
    Меж кадок с олеандром, 
    И видел ночь: чтеца 
    За старым фолиантом. 


    Лето 1936

    * * *

    Я их мог позабыть? Про родню,
    Про моря? Приласкаться к плацкарте?
    И за оргию чувств - в западню?
    С ураганом - к ордалиям партий?
    
    За окошко, в купе, к погребцу?
    Где-то слезть? Что-то снять? Поселиться?
    Я горжусь этой мукой. - Рубцуй!
    По когтям узнаю тебя, львица.
    
    Про родню, про моря. Про абсурд
    Прозябанья, подобного каре.
    Так не мстят каторжанам. - Рубцуй!
    О, не вы, это я - пролетарий!
    
    Это правда. Я пал. О, секи!
    Я упал в самомнении зверя.
    Я унизил себя до неверья.
    Я унизил тебя до тоски.


    * * *

    Я помню грязный двор.
    Bнизу был винный погреб, 
    А из чердачных створ 
    Виднелся гор апокриф. 
    
    Собьются тучи в ком 
    Глазами не осилишь, 
    А через них гуськом 
    Бредет толпа страшилищ. 
    
    В колодках облаков, 
    Протягивая шляпы, 
    Обозы ледников 
    Тащились по этапу. 
    
    Однако иногда 
    Пред комнатами дома 
    Кавказская гряда 
    Вставала по-иному. 
    
    На окна и балкон, 
    Где жарились оладьи, 
    Смотрел весь южный склон 
    В серебряном окладе. 
    
    Перила галерей 
    Прохватывало как бы 
    Морозом алтарей, 
    Пылавших за арагвой. 
    
    Там реял дух земли, 
    Остановивший время, 
    Которым мы, врали, 
    Так грезили в богеме. 
    
    Объятья протянув 
    Из вьюги многогодней, 
    Стучался в вечность туф 
    Руками преисподней. 


    Лето 1936

    * * *

    Я понял жизни цель и чту
    Ту цель, как цель, и эта цель -
    Признать, что мне невмоготу
    Мириться с тем, что есть апрель,
    
    Что дни - кузнечные мехи,
    И что растекся полосой
    От ели к ели, от ольхи
    К ольхе, железный и косой,
    
    И жидкий, и в снега дорог,
    Как уголь в пальцы кузнеца,
    С шипеньем впившийся поток
    Зари без края и конца.
    
    Что в берковец церковный зык,
    Что взят звонарь в весовщики,
    Что от капели, от слезы
    И от поста болят виски.


    1916

    * * *

    Я понял: все живо.
    Векам не пропасть,
    И жизнь без наживы -
    Завидная часть.
    
    Спасибо, спасибо
    Трем тысячам лет,
    В трудах без разгиба
    Оставившим свет.
    
    Спасибо предтечам,
    Спасибо вождям.
    Не тем же, так нечем
    Отплачивать нам.
    
    И мы по жилищам
    DРойдем с фонарем
    И тоже поищем,
    И тоже умрем.
    
    И новые годы,
    Покинув ангар,
    Рванутся под своды
    Январских фанфар.
    
    И вечно, обвалом
    Врываясь извне,
    Bеликое в малом
    Отдастся во мне.
    . . . . . . . .
    Железо и порох
    Заглядов вперед,
    И звезды, которых
    Износ не берет.
    


    * * *

    Я рос. Меня, как Ганимеда,
    Несли ненастья, сны несли.
    Как крылья, отрастали беды
    И отделяли от земли.
    
    Я рос. И повечерий тканых
    Меня фата обволокла.
    Напутствуем вином в стаканах,
    Игрой печальною стекла,
    
    Я рос, и вот уж жар предплечий
    Студит объятие орла.
    Дни далеко, когда предтечей,
    Любовь, ты надо мной плыла.
    
    Но разве мы не в том же небе?
    На то и прелесть высоты,
    Что, как себя отпевший лебедь,
    С орлом плечо к плечу и ты.


    1913, 1928



    Всего стихотворений: 228



  • Количество обращений к поэту: 5904







    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия