Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворениеСлучайная цитата
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений
Переводы русских поэтов на другие языки

Русская поэзия >> Виктор Ипатьевич Аскоченский >> Ледюку и его клевретам


Виктор Ипатьевич Аскоченский


Ледюку и его клевретам


Бессильной зависти послушны, 
Нас вдоль и поперек бранят; 
Мы остаемся равнодушны 
И говорим: "Пускай кричат! 
Пускай их, как собаки, лают! 
Своей бессильною брехней 
Они отнюдь не помешают 
Идти нам твердою ногой!" 
Прекрасно и великодушно, 
Что против этого сказать! 
Но можно ль слышать равнодушно, 
Когда у нас хотят отнять 
И честь, и славу боевую, 
Когда обидной болтовней, 
Перед обманутой землей, 
Марают нашу Русь родную?.. 
        
Весь знает мир, какой кровавой 
Дорогою Россия шла, 
Пока она себе со славой 
В державах место заняла. 
Весь знает мир, какие битвы 
Она потом несла одна, 
Как силой веры и молитвы 
Не раз бывала спасена. 
Весь знает мир... но лишь не знают 
Того бесстыдные лгуны, 
И как голодные псы лают 
На Православную они. 
Напрасно в уши им кричат 
Бытописания скрижали, - 
Они, упорствуя, твердят: 
"То не они, им помогали!" 
        
В давно былые времена, 
Когда дружины печенега 
И половецки племена, 
При кликах бранного набега, 
На Русь стремилися ордой, 
И колыбель ее святую 
Хотели дерзкою рукой 
Разбить в куски: тогда родную 
Кормилицу свою и мать 
Вставали дети защищать, 
И нашу колыбель святую 
Никто не мог поколебать. 
Тогда герои -- Святославы 
Держали речь к своим полкам; 
Не уступая русской славы 
Врагов бесчисленным ордам, 
Костьми ложились все подряд, 
Но самобытность отстояли... 
И что ж, -- теперь нам говорят: 
"То не они, им помогали!" 
        
Когда растленной Византии 
Угасла яркая звезда 
И крест на куполе Софии 
Стал колебаться, -- мы тогда 
С Олегом вещим подходили 
Царьграда гордого к стенам 
И в знак победы щит прибили 
К его развенчанным вратам. 
Как грозны мы, как сильны мы - 
Об этом все тогда узнали; 
А ныне нам вопят лгуны: 
"То, вишь, не мы, нам помогали". 
        
Была пора: татарин злой 
Два века Русь в плену держал, 
И пред Ордою Золотой 
Наш князь главу свою склонял. 
В смиреньи кротком Русь несла 
От Бога посланное иго, 
И в тело больно ей вросла 
Татар железная верига. 
Но совершился Божий суд: 
Герой Донской разбил Мамая, 
И ослабел железный путь, 
И поднялася Русь святая. 
Стряхнула цепи с рук долой, 
Схватила меч, давно забытый, 
И побежал татарин злой, 
Своею пленницей разбитый... 
Мир изумленный восплескал 
Тогда, как мы торжествовали; 
А ныне он же закричал: 
"То ведь не вы, вам помогали!" 
        
Бич Божий, варвар и губитель, 
В тафье монашеской тиран, 
И подданных своих мучитель 
Явился Грозный Иоанн. 
Он, реки крови проливая, 
Русь нашу добрую пытал: 
Но русский, в пытках изнывая, 
Цареву руку лобызал; 
Прощал безумству, исступленью 
И радовался всей душой 
Погибели и истребленью 
Злодеев родины святой. 
Он видел лишь, как исчезала 
Орда безбожных агарян 
И как в кровавой сече пала 
Притон разбойничий -- Казань. 
Он видел, что Европе гордой 
Сказался Руси господин, 
Неумолимый, грозный, твердый, 
Самодержавный властелин. 
Он видел, -- видел то и мир 
И, ужасаемый тиранством, 
Все ж русского царя хвалил 
И назвал Русь великим царством. 
Никто не смел тогда сказать, 
Что Астрахань с Казанью взяли 
Не мы; теперь же все кричат: 
"То не они, им помогали!" 
        
Послал Господь на Русь погром 
Неслыханное искушенье, 
И на престоле на своем 
Она узрела преступленье. 
Богат умом был и велик 
Взошедший на престол пронырством, 
Но омрачен был царский лик 
Предательским цареубийством. 
Внушая страх Руси собой, 
Он сам всегда дрожал от страха, 
И тяжела ему порой 
Казалась шапка Мономаха... 
Внезапно сорван был венец 
Бориса с головы преступной, 
И на престоле сел беглец 
Расстрига, царь богоотступныи. 
Он ввел в Россию поляка 
С его ничтожною гордыней, 
И завладела их рука 
Кремля заветною святыней... 
Стонала Русь; и Бог один 
Спасти ее мог в ту годину! 
И спас. Незнатный гражданин 
Привел избранную дружину, 
Прогнал с бесчестьем поляков, 
Рассеял скопища их прахом 
И поразил сердца врагов 
Великим трепетом и страхом. 
Опять восстала наша Русь, 
Опять восстала наша сила! 
Скрепился наш родной союз: 
В цари нам Бог дал Михаила! 
Тогда завистливой душой 
На нас взиравшие державы 
Склонились гордою главой 
Пред ореолом нашей славы. 
Дары почетные несли, 
Победы наши величали; 
А ныне нам жужжат шмели: 
"То все не вы, вам помогали!" 
        
Вы помните ли паладина, 
Европы изумленной страх, 
Страны полночной властелина, 
Несокрушимого в боях? 
Вы слышали ль когда про встречу 
Героя шведского с Петром, 
Про их отчаянную сечу 
На поле, кровью залитом? 
Видали ль вы вблизи Полтавы 
Высокий под крестом курган, 
Свидетель вековечной славы 
Победоносных россиян?.. 
Когда с громами устремился 
На нас полночный паладин, - 
К кому с поклоном обратился 
Наш чудотворец -- исполин? 
Один, один, как Божий воин, 
Напереди своих дружин, 
Бесстрашен, грозен и спокоен 
Стоял венчанный исполин... 
И разгромленный, побежденный, 
Дотоль непобедимый Карл, 
Своею кровью обагренный, 
Постыдно с поля убежал. 
Записана победа та 
Бытописания в скрижали: 
Неужели ж нет у вас стыда 
Твердить еще: "вам помогали?" 
        
А славный век Екатерины, 
Век изумительных побед, 
Ужель не понял и доныне 
Враждующий против нас свет? 
Где вы найдете что-нибудь 
Подобное Кагула бою, 
Где русская одна лишь грудь 
Стояла каменной стеною 
Перед многочисленной толпою? 
Сравнится ли ваш Абукир, 
Иль самый Трафальгар с Чесмою, 
Где в первый раз смущенный мир 
Увидел наш победный флаг, 
Не бывший до тех пор в морях? 
Кто был, скажите нам, у вас 
Нигде, никем непобедимый, 
Как был не так давно у нас, 
Солдата батюшка родимый, 
Спаситель царствий и царей, 
Решитель межнародных споров, 
Весь русский, всей душой своей, 
Наш чудо-богатырь Суворов? 
Кто помогал ему в Рымнике? 
Чьи с русскими мешались клики, 
Когда французов он громил? 
Кто сокрушил с ним Измаил? 
Кто Прагу буйную смирил? 
Кто пособил ему унять 
Мятежного конфедерата? 
К кому пришла ключи отдать 
Варшава, ужасом объята?.. 
Да Боже мой! Нет сил исчислить 
Екатерининских побед! 
И как же только сметь помыслить, 
Что славы бранной с нами нет, 
Что сами мы не воевали, 
А нам другие помогали?.. 
        
Бесстыдные! Давно ль колосс, 
Невиданный дотоле миром, 
Мечом и силою угроз 
Склонял вас пред своим кумиром, 
Повитым пламенем войны? 
Давно ль невольничьего ига 
На вас, мятежные сыны, 
Лежала тяжкая верига? 
Давно ли в Дрездене был сбор, 
Постыдный сбор всех глав венчанных, 
Где ожидали приговор 
Они себе под барабаны? 
Давно ли Вена и Берлин 
Несли ему покорно дани, 
И сам владычественный Рим 
Шел вместе с папою своим 
За полученьем приказаний? 
Давно ли в гордости безумной 
Он гнал вас пред собой на бой? 
И шли вы к нам толпою шумной 
Всеразрушающей ордой?.. 
И что же, -- устрашили ль нас 
Когорты двадцати народов? 
Сробели ль мы хотя на час 
От Бонапартовских походов? 
Кто помощь нам тогда подал? 
К кому за ней мы обратились? 
Кто даже нам добра желал, 
Когда мы под Смоленском бились? 
Кровавое Бородино, 
Где Русь с Европою столкнулась, 
Не вашей кровию оно, 
А нашей русской захлебнулось. 
Не Вену же и не Берлин, 
А нашу мать-Москву родную, 
Зажгли мы, как костер один, 
Спасая родину святую. 
И, дымом окурив гостей, 
Мы сами проводы начали, 
И много после их костей 
В сырую землю мы поклали. 
Тогда-то, как уж без когтей 
Остался лев тот после драки, 
Явились с помощью своей 
И вы, великие вояки; 
И с торжествующим челом 
Пошли в Париж на новоселье, 
В чужом пиру, чужим вином 
Отпраздновать свое похмелье. 
Бесстыжие глаза смежив, 
За месяц с нами вы дралися, 
А после, в чаяньи пожив, 
Союзниками назвалися 
И закричали, что без вас 
Пробил бы наш последний час, 
Что Ватерлоо развенчало 
Непобедимого в боях, 
Что царство русское бы пало 
Без вашей помощи во прах... 
Бессовестные хвастуны! 
Вы под пятой колосса были, 
Но повалили его мы, 
А вы лежачего добили.... 
        
Смотри сюда, Ледюк болтун: 
Вот персианин пред тобою, - 
Спроси его, бесстыдный лгун, 
Кто громоносною рукою 
Его толпы рассеявал? 
С повинной головой и данью 
К кому он робко приступал 
И поплатился Эриванью? 
Вот турок, слабою рукою 
Дерзавший меч поднять на нас, - 
Спроси его: пред кем он с бою 
Разбитый бегал всякий раз? 
Кто овладел твердыней Варны? 
Кто, семиверстною стопой, 
Перешагнул через Балканы 
И пред Стамбулом стал грозой? 
А вон мятежная Варшава, 
Крамольных скопище сынов, 
Пред кем ее поникла слава 
В борьбе семейной, но кровавой? 
Кто был тогда для нас готов 
Пожертвовать хоть каплей крови? 
И с кем вступали мы в союз 
Унять мятеж уже не новый? 
Не сеял ли тогда француз 
И англичанин в Польше буйной 
Измены, злобы безрассудной?.. 
        
Умолкните ж, враги России, 
Лжецы, глашатаи крамол, 
Неугомонные витии, 
Сеятели кровавых зол? 
Не уронить вам нашей чести 
И славы бранной не отнять. 
Под шепот лишь бессильной мести 
Вы силитесь провозглашать 
Такие небылицы в лицах. 
История в своих страницах 
Нас оправдает от клевет, 
И весь тогда познает свет, 
Чем были мы во время оно, 
Что делали для вас самих, 
Врагов порядка и закона, 
Неблагодарных и пустых! 
История всем внятно скажет, 
Что делаем и ныне мы, 
И с отвращением укажет 
На вас, защитников Луны... 

Ледюк (Leduc) в 1853 году издал в Париже памфлет, наполненный всевозможными клеветами на Россию, и преимущественно желал представить ее ничтожною и слабосильною на поле брани. Всякую победу русских он объяснял тем, что "им помогали".

1854

         Виктор Аскоченский


Другие стихотворения поэта
  1. Серко и Орёлко
  2. Неведомая кручина
  3. Встреча ополченцев в Киеве
  4. Оратор и жеребята
  5. Разгулье русского человека


Все стихотворения поэта


Распечатать стихотворение Распечатать стихотворение

Читайте также:

Количество обращений к стихотворению: 718




Последние стихотворения


Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

Русская поэзия