Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворение
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений


Русская поэзия >> Вильгельм Александрович Зоргенфрей >> Пробуждение Потока


Вильгельм Александрович Зоргенфрей


Пробуждение Потока


    (пародия-шутка) 

   1 

Граф Толстой Алексей не довел до конца 
Свою повесть о храбром Потоке; 
Двести лет он заставил проспать молодца 
И притом не подумал о сроке. 
"Пробужденья его, -- он сказал, -- подождем, 
Что увидит Поток, мы про то и споем". 
Но, конечно, Толстой не дождался: 
Занемог как-то раз и скончался. 

   2 

На себя я решился ответственность взять 
За рассказ о дальнейших событьях, 
Но прошу униженно: стихи прочитать 
И немедля затем позабыть их, 
Ибо я -- не поэт, а рассказчик простой, 
И, конечно, не так написал бы Толстой, 
Он был мастер былинного склада, -- 
Мне же суть передать только надо. 

   3 

Дело в том, что Поток мог и больше проспать, 
Если б всё было мирно и гладко; 
Но средь самого сна... как бы это сказать?.. 
На душе его сделалось гадко, 
И нелепый в ушах начался перезвон; 
Встал, глаза приоткрыл и прислушался он; 
За стеной в барабан ударяли 
И на воздух из пушек стреляли! 

   4 

Удивился Поток: "Что за шум за такой? 
Побежать посмотреть, что случилось? 
Ведь недаром же мне среди ночи глухой 
Безобразное что-то приснилось! 
Да и спать надоело -- суставы хрустят, 
Поразмяться могучие плечи хотят; 
Отдохнул я порядком, бесспорно. 
Днем дремать -- оно как-то зазорно!" 

   5 

И на площадь широкую вышел Поток -- 
Видит, площадь народом покрыта. 
Слышны крики: "Япония", "Дальний Восток", 
"Камимура", "Цзинь-Чжоу", "Мутсу-Хито"... 
Слышит: люди "ура!" исступленно кричат, 
Шапки, зонтики, палки на воздух летят; 
Все поют, все на месте толпятся 
И порой непечатно бранятся. 

   6 

"Ну, -- подумал Поток, -- ожидай тут добра, 
Видно, разум у всех помутился", -- 
И к тому, кто кричал всех задорней "ура!", 
Он с вопросом таким обратился: 
"Объясни мне, любезный, о чем у вас крик? 
Что за новый такой, непонятный язык? 
Отчего о порядке не просят? 
И кого так нещадно поносят?" 

   7 

"Что ты, что ты, родимый? -- он слышит в ответ. -- 
Постыдись, неужели не знаешь? 
Ты, наверное, друг, ежедневных газет 
И ночных телеграмм не читаешь? 
Мы воюем с японцами, с желтым врагом; 
Познакомятся, бестии, с русским штыком, 
Не забудут нас долго макаки, 
Мы пропишем им мир -- в Нагасаки!" 

   8 

"Погоди, -- говорит удивленный Поток, -- 
Погоди, дай мне с духом собраться! 
Кто такие японцы? Где Дальний Восток? 
И за что мы должны с ними драться?" 
-- "Я не знаю, -- Потоку в ответ патриот, -- 
Где живет этот самый японский народ, 
Слышно, за морем где-то селятся; 
Где нам, людям простым, разобраться? 

   9 

А касательно, значит, причины войны, 
То причины известны начальству, 
Мы же верить родителям нашим должны: 
Нас тому обучают сызмальства". 
Но Поток, возмутясь, говорит: "Погоди! 
Больно просто выходит: пошлют, так иди! 
Воевать-то и мы воевали, 
Но за что и про что -- понимали?" 

   10 

"Виноват! -- позади его кто-то сказал 
В чрезвычайно ласкательном тоне. -- 
О причинах войны я подробно писал 
В предпоследнем своем фельетоне". 
(Это был публицист, как узнали потом, 
Из играющих ловко газетным листом, 
Помышляющих только о моде 
И меняющих цвет по погоде.) 

   11 

"Извиняюсь, -- сказал он, -- что вас перебью, 
Но надеюсь, что вы не в обиде, 
Я свой взгляд откровенно сейчас разовью 
В популярном, упрошенном виде. 
Для меня, как для русского, в деле войны 
Все причины понятны и цели ясны, 
Пусть шипят государства другие, -- 
Цель главнейшая: слава России! 

   12 

Как вторую причину, могу указать 
На избыток отваги народной, 
А как третью -- возможность для нас отыскать 
Выход в море, прямой и свободный! 
За четвертую мы не признать не могли 
Перспективу забрать клок соседней земли, 
Но при этом, добавлю я в-пятых. 
Просветить азиатов проклятых! 

   13 

Дальше... слава России... ах, да! я забыл, 
Что об этом уже мы сказали... 
Сил народных избыток... и он у нас был... 
Выход в море... его мы считали?.." 
-- "Погоди! -- закричал, рассердившись, Поток. -- 
Ты, я вижу, учен, да в делах не знаток! 
Слышишь, бают, на славу России 
Поначалу надежды плохие. 

   14 

А по части избытка отваги и сил 
Ты соврал: больно всюду недужно! 
Насчет выхода в море и пуще смудрил: 
Никакого нам моря не нужно! 
Нам не по морю плыть, кораблей не водить; 
По земле бы сперва научиться ходить! 
И земли-то, кажись, нам довольно... 
Вот живется не слишком привольно". 

   15 

"Агитатор! -- вскричал, побледнев, публицист. -- 
Пропишу, затравлю, загоняю!" 
Но Поток говорит: "Что ж, я совестью чист, 
Говорю всё, что вижу и знаю". 
Но к нему публицист: "Ты, брат, больно речист, 
Посмотрите, ребята, прямой анархист!" 
А Поток отвечает: "Не знаю, 
Но, конечно, войны не желаю!" 

   16 

Тут все подняли крик, угрожают, шумят, 
Наступают густыми рядами; 
Слышны крики: "Отечество", "Церковь", "Солдат" 
И что кто-то "подкуплен жидами". 
Полицейских зовут, намекают на суд, 
Кулаками и палками в гневе трясут 
И Потока с язвительным тоном 
Называют "японским шпионом". 

   17 

Стало тошно Потоку от этих речей, 
В голове у него помутилось, 
Засверкали огни молодецких очей, 
И тревожное сердце забилось... 
Мой читатель, я вижу, давно уже ждет, 
Что Поток, словно сноп, упадет и заснет, -- 
Но Поток, рассердись, заявляет, 
Что он более спать не желает. 

   18 

Почему не желает он более спать 
И каким таким делом займется, 
Мы и сами того не сумеем сказать, -- 
Может быть, в другой раз доведется. 
В этом месте, однако, точь-в-точь как Толстой, 
Слышу также я оклик внушительный: "Стой! 
Стой! он публику только морочит, 
Отвертеться, наверное, хочет! 

   19 

Почему он, во-первых, в стихах рассказал 
О невеже таком, о Потоке? 
И зачем вообще так игриво писал 
О событьях на Дальнем Востоке? 
Что хотел он сказать? Что он мог доказать? 
Как идеи его меж собою связать? 
И к чему он приплел публициста? 
Повторяем: здесь дело не чисто!" 

   20 

Разумеется, автор ответить бы мог, 
Но молчать себя вправе считает: 
Вольнодумное слово-де молвил Поток, 
Так Поток за него отвечает!.. 
Впрочем, я пошутил: соглашаюсь вперед, 
Что подобный ответ -- не ответ, а обход, 
И утешу: не так еще поздно, -- 
Будет время -- отвечу серьезно! 

Конец 1904

         Вильгельм Зоргенфрей


Другие стихотворения поэта
  1. Ой, полна тюрьма пред Думою
  2. Прощание
  3. Пытал на глухом бездорожье
  4. Терсит
  5. Был как все другие. Мыслил здраво


Все стихотворения поэта


Распечатать стихотворение Распечатать стихотворение


Читайте также:

Количество обращений к стихотворению: 334







Последние стихотворения


Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

Русская поэзия