Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворениеРассылка
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Александр Иванович Тиняков >> Биография


Александр Иванович Тиняков. Биография



Александр Иванович Тиняков

Александр Иванович Тиняков [13(25).11.1886, село Богородицкое Мценского уезда Орловской губернии — 17.8.1934, Ленинград] — поэт, прозаик, литературный критик, публицист.

Происходил из государственных крестьян. Отец — зажиточный крестьянин, церковный староста.

В 1897-1903 Тиняков обучался в Орловской классической гимназии (среди учителей — Ф.Д.Крюков), но курса не окончил. В январе 1903 прибыл за советом в Ясную Поляну: Толстой посоветовал Тинякову не порывать с родителями, и тот «возвратился в семью и даже в гимназию». Первая публикация — стихотворение в прозе «Последняя песня» (Орловский вестник. 1903. 14 сентября).

В 1903-1905 стихи Тинякова публиковались в «Орловском вестнике», в 1906-1907 Тиняков печатался в «Орловской речи».

В декабре 1905 Тиняков совершил поездку в Москву, где познакомился с В.Я. Брюсовым, который сообщил Тиняков, что он «небезнадежен».

В 1904 Тиняков обратился за поддержкой к И.А. Бунину, однако тот, раскритиковав стихи земляка за «модернизм», отказался публиковать их в журнале «Правда»; почти одновременно стихи Тиняковым были отвергнуты «Новым путем».

В 1905-1906 Бунин помогал Тинякову рекомендациями, призывая воздерживаться от «скорпионовских выкрутасов» и «жалких декадентских новшеств», чему Тиняков не внял.

После ухода из дома Тиняков стал вести богемный образ жизни. С января 1905 Тиняков жил в Москве, помещая свои стихотворения в альманахе «Гриф» (1904, 1905, 1913), в «Голосе жизни» (1905), «Весах» (1906-1909), «Золотом Руне», «Перевале» (1907), «Трудовой жизни» (1907), «Аполлоне» (1910) и др. Большинство стих, было подписано псевдонимом «Одинокий» — по заглавию одноименного романа А. Стринберга (1903), бывшего в начале века для Тинякова одним из источников жизнетворчества — наряду с Ф.М. Достоевским, Ш. Бодлером и С. Пшибышевским. Главным же объектом поклонения для Тинякова был Брюсов, доброжелательно относившийся к нему. Он писал Тинякову: «Два основных Ваших недостатка: пристрастие к хитрым рифмам и пристрастие к слишком страшным темам. От того и от другого освободиться можно. Два основных достоинства Ваших стихов: ясность, четкость образов и мелодичность стиха» (Письмо от 24 мая 1910). Друживший в те годы с Тиняковым В.Ф. Ходасевич отмечал: «Можно сочувственно или враждебно относиться к идеям г. Тинякова, но нельзя не признать, что он никогда не опускается до холодного выдумывания стихов, до писания ради писания, до стихотворного жонглерства, получившего столь широкое распространение в последние годы. Переживания г. Тинякова подлинны,— и это заставляет примириться с их немного наивным демонизмом. Стих г. Тинякова немного жесток, отрывист, немузыкален, но в нем чувствуется серьезная работа...» (Утро России. 1912. 24 ноября №271).

Подготавливая первый стихотворный сборник «Navis nigra» (1912), Тиняков полагал, что на общество эта книга произведет впечатление не меньшее, чем в свое время «Цветы зла» Ш. Бодлера. Несмотря на то что сборник получил около десятка в целом благоприятных для Тинякова рецензий (в т.ч. В.Ф. Ходасевича, К.Д. Бальмонта, С.М. Городецкого, В.В. Гиппиуса), Тиняков ожидал большего. По приглашению А.М. Ремизова в октябре 1912 прибыл в Санкт-Петербург. Образ жизни Тинякова являл странное сочетание трудолюбивого литературного ремесленника, специализирующегося на рецензиях, и одновременно «проклятого поэта», периодически пребывавшего в полицейских участках, в сумасшедших домах для излечения от белой горячки и т.п. В Петербурге Тиняков сблизился с А.А. Измайловым, В.В. Розановым, А.А. Блоком; стал бывать у Д.С. Мережковсксго и 3.Н. Гиппиус (в которую был демонстративно и безнадежно влюблен), а также у Ф. Сологуба.

Тиняков много и плодотворно работал критиком и рецензентом в газете «Русская молва» (1912), «Речь» (1915-16), а также сотрудничал (стихи, рассказы, рецензии) в журнале «Копейка» (1912), «Современные записки» (1913), «Дневник писателя» (1914), «Новый сатирикон» (1914-15), «Лукоморье» (1915), «Отечество» (1915), «Нива» (1915), газетах «Петроградский курьер» (1915), «Голос Руси» (1916) и др. Основным достоинством Тинякова-поэта, по мнению В.Ф. Ходасевича, являлось то, «что он пишет, повинуясь действительной потребности выразить свои переживания». Эта искренность сыграла в судьбе Тинякова злую шутку. Весной 1916 широко обсуждались выступления Тинякова в печати по еврейскому вопросу, опубликованные им под псевдонимом в газете «Земщина». В ответ на нападки Тиняков опубликовал «Исповедь антисемита», приведшую к почти полному разрыву с литературным миром. В 1916-17 Тиняков, пребывая в полной нищете, подготавливал 2-й сборник стихов «Весна в подполье» (рукопись — ОР РГБ).

25 октября 1917 Тиняков уехал в Орел. Вернувшись на родину, он стал деятельным пропагандистом пролетарской культуры, под псевдонимом «Герасим Чудаков», сотрудничал в ряде орловских газет (1918-19) — политические заметки на злобу дня, библиографическая хроника. Ввиду наступления Добровольческой армии в октябре 1919 переехал в Казань, где пробыл до августа 1920. Тиняков выпустил три брошюры: «Пролетарская революция и буржуазная культура. Статьи 1918-1919 гг.», «О значении искусств» и «Кое-что про Бога» (все — Казань, 1920). В Казани же в июле-августе 1920 Тиняковым была написана книга «Русская литература и революция» (Орел, 1923). Тиняков убедительно показал, что «русская литература в лице ее крупнейших представителей всегда была чужда революции и очень часто враждебна ей». Едко высмеивал Тиняков взгляды большевиков на «Двенадцать» Блока, рассматривавших поэму как нечто близкое им по духу: «В этой поэме нет ни одного прямого суждения по адресу революции, но, тем не менее, вся она звучит как обвинительный акт против революции <...> Вся суть нашей революции сведена к тому, что двенадцать красноармейцев убивают проститутку Катьку, которая изменила одному из них». Подготовленное Тиняков в 1924 2-е доп. издание для издательства «Новая Москва» было запрещено Главлитом.

В 1920 Тиняков совершил кратковременную поездку в Петроград (начал сотрудничать в «Жизни искусства» — 1920-21) и Чебоксары, затем вернулся в Казань. В конце 1920 переехал в Москву; затем в июле 1921 возвратился в Петроград, где стал работать в Политуправлении Балтфлота; сотрудничал в газ. «Красный балтиец» (1921), «Красная звезда» (1921-22) и др. — преимущественно с агитационными стихами и злободневной политической хроникой. По поводу искренности написанного им Тиняков не обольщался, видя в своем сотрудничестве в коммунистических газетах главным образом новую ступень падения российского «проклятого поэта»: «Все на месте, все за делом, / И торгует всяк собой: / Проститутка статным телом, / Я талантом и душой! / И покуда мы здоровы, / Будем бойко торговать! / А коль к нам ханжи суровы, / Нам на это наплевать!» («Молитва о пище»). Первое время Т. жил в абсолютной нищете. По ходатайству А.Л.Волынского Тиняков была отведена комната во флигеле Дома искусств (о его жизни там см.: Ходасевич В. Некрополь). При участии Волынского Тиняков напечатал в издательстве «Парфенон» книгу «Тютчев. Сборник статей о поэзии Тютчева» (1922), где опубликовал ранее неизвестные письма Тютчева.

В 1922-24 Тиняков — постоянный сотрудник издававшейся РОСТА газеты «Последние новости», где вел раздел «Критические раздумья», здесь поместил свои воспоминания о Блоке (6 августа 1923) и Брюсове (17 декабря 1923). Тиняков издал сборник «Треугольник» (1922), куда вошли стихотворения 1912-21; тематически и композиционно он продолжал первый сборник. Мнения критики о «Треугольнике» разделились. Если Н. Катнов увидел в нем свидетельство эволюции Тиняков-поэта и более строгого отношения к своему таланту (Утренники. Пб., 1922. Кн. 1. с. 114-115), то С.П. Бобров, видя в Тиняков всего лишь подражателя Бедлера и Брюсова выражал сожаление, что «эти книжонки выходят, пачкая наше время своей зловонной сукровицей» (Печать и революция. 1923. №1. с. 219.) Изданный же Тиняковым за свой счет третий сборник стихов «Ego sum qui sum» («Аз есмь сущий») (1924) вновь привел к полному разрыву поэта с литературной средой. В немалой степени этому способствовали целый букет богохульств, а также написанное за месяц до гибели Н.С. Гумилева стихотворение «Радость жизни»: «Едут навстречу мне гробики полные, / В каждом мертвец молодой. / Сердцу от этого весело, радостно, / Словно березке весной!.. / Может,— в тех гробиках гении разные, / Может,— поэт Гумилев <...>/ Скоро, конечно, и я тоже сделаюсь / Падалью, полной червей, / Но пока жив,— я ликую над трупами / Раньше умерших людей». Прекращение в 1925 выхода в свет «Последних новостей» и общественный остракизм лишили Тиняков постоянного источника заработка. Неизданными остались семь книг, подготовленные им в 1922-24 к печати: «Поэты (Тютчев, Подолинский, Полонский)»: сборник критических очерков; «Три лика (Тургенев — Достоевский — Лев Толстой)»; «Личность Достоевского»: очерк; «Памяти Светлого: К характеристике личности А.А. Блока»; «Критические раздумья: Сборник статей 1914-1924 гг.»; «Разрушение иллюзий и фантазий»: сборник статей; «Святая Русь»: рассказ в стихах.

С 1926 Тиняков занимался профессиональным нищенством, сидя на Аничковом мосту или на углу Невского и Литейного проспектов с табличкой «Писатель» и продавая третий сборник стихов. В мемуарах К.И. Чуковского, М.Л. Зощенко, Б.В. Смиренского описано отсутствие какого-либо стеснения у Тинякова, считавшего литературный труд также одной из разновидностей общественного паразитизма и недоуменно относившегося к попыткам кого-либо из «порядочных людей» его «спасать». В 1928 он женился на преуспевающей преподавательнице английского языка М.Н. Левиной; однако, несмотря на обретение долгожданного бытового комфорта, вновь вернулся к нищенству, не прекращая при этом семейной жизни. В 1929 по доносу писателя В.Н. Андреева Тиняков был арестован по статье 58-10 (контрреволюционная агитация и пропаганда) и приговорен к 3 годам заключения; срок отбывал в Соловецких лагерях особого назначения. В 1932 освободился, вернулся в Ленинград и жил продажей своего архива в Пушкинский Дом, Гослитмузей и Государственную публичную библиотеку. Современники видели в Тинякове одного из последних представителей Серебряного века. Узнав в Париже о его кончине, В. Ходасевич откликнулся статьей «Неудачники» (1935). В живой литературной традиции старшего поколения ленинградских писателей имя Тинякова стало одиозным, обозначая крайнюю степень нравственного падения талантливого человека. С середины 1980-х несколько историков литературы независимо друг от друга начали восстанавливать биографию и изучать литературное наследие Тинякова. Жизнетворческий опыт Тинякова стал одним из образцов (наряду с И.С. Барковым, Н.М. Языковым и Л.И. Брежневым) для Ордена Куртуазных Маньеристов.


М.П. Лепехин
Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 3.

Стихотворения поэта
  1. Апрель
  2. Ночные цветы
  3. Сентябрь
  4. Август
  5. Мысли мертвеца
  6. Любовь-нищенка
  7. Осенняя литургия
  8. Любовь разделяющая
  9. Анне Ахматовой
  10. Осенняя печаль


Количество обращений к поэту: 2188







Последние стихотворения


Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

Русская поэзия