Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворение
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений


Русская поэзия >> Николай Михайлович Рубцов

Николай Михайлович Рубцов (1936-1971)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    * * *

    Ах, отчего мне
    Сердце грусть кольнула,
    Что за печаль у сердца моего?
    Ты просто
    В кочегарку заглянула,
    И больше не случилось ничего.
    Я разглядеть успел
    Всего лишь челку,
    Но за тобою, будто за судьбой,
    Я выбежал,
    Потом болтал без толку
    О чем-то несущественном с тобой.
    
    Я говорил невнятно:
    Как бабуся,
    Которой нужен гроб, а не любовь,
    Знать, потому
    Твоя подруга Люся
    Посмеивалась, вскидывая бровь?
    Вы ждали Вову,
    Очень волновались.
    Вы спрашивали: «Где же он сейчас?»
    И на ветру легонько развевались,
    Волнуясь тоже,
    Волосы у вас.
    Я знал
    Волненья вашего причину
    И то, что я здесь лишний,—
    Тоже знал!
    И потому, простившись чин по чину,
    К своим котлам по лужам зашагал.
    
    Нет, про любовь
    Стихи не устарели!
    Нельзя сказать, что это сор и лом.
    С кем ты сейчас
    Гуляешь по Форели?
    И кто тебя целует за углом?
    А если ты
    Одна сидишь в квартире,
    Скажи: ты никого к себе не ждешь?
    Нет ни одной девчонки в целом мире,
    Чтоб про любовь сказала: «Это ложь!»
    И нет таких ребят на целом свете,
    Что могут жить, девчонок не любя.
    Гляжу в окно,
    Где только дождь и ветер,
    А вижу лишь тебя, тебя, тебя!
    
    Лариса, слушай!
    Я не вру нисколько —
    Созвучен с сердцем каждый звук стиха.
    А ты, быть может,
    Скажешь: «Ну и Колька!» —
    И рассмеешься только: ха-ха-ха!
    
    Тогда не сей
    В душе моей заразу —
    Тоску, что может жечь сильней огня.
    И больше не заглядывай ни разу
    К нам в кочегарку!
    Поняла меня?


    Березы

    Я люблю, когда шумят березы,
    Когда листья падают с берез.
    Слушаю — и набегают слезы
    На глаза, отвыкшие от слез.
    
    Все очнется в памяти невольно,
    Отзовется в сердце и в крови.
    Станет как-то радостно и больно,
    Будто кто-то шепчет о любви.
    
    Только чаще побеждает проза,
    Словно дунет ветер хмурых дней.
    Ведь шумит такая же береза
    Над могилой матери моей.
    
    На войне отца убила пуля,
    А у нас в деревне у оград
    С ветром и дождем шумел, как улей,
    Вот такой же желтый листопад…
    
    Русь моя, люблю твои березы!
    С первых лет я с ними жил и рос.
    Потому и набегают слезы
    На глаза, отвыкшие от слёз…


    * * *

    В горнице моей светло.
    Это от ночной звезды.
    Матушка возьмет ведро,
    Молча принесет воды…
    
    Красные цветы мои
    В садике завяли все.
    Лодка на речной мели
    Скоро догниет совсем.
    
    Дремлет на стене моей
    Ивы кружевная тень.
    Завтра у меня под ней
    Будет хлопотливый день!
    
    Буду поливать цветы,
    Думать о своей судьбе,
    Буду до ночной звезды
    Лодку мастерить себе…


    В осеннем лесу

    Доволен я буквально всем!
    На животе лежу и ем
    Бруснику, спелую бруснику!
    Пугаю ящериц на пне,
    Потом валяюсь на спине,
    Внимая жалобному крику
    Болотной птицы…
    
    Надо мной
    Между березой и сосной
    В своей печали бесконечной
    Плывут, как мысли, облака,
    Внизу волнуется река,
    Как чувство радости беспечной…
    Я так люблю осенний лес,
    Над ним — сияние небес,
    Что я хотел бы превратиться
    Или в багряный тихий лист,
    Иль в дождевой веселый свист,
    Но, превратившись, возродиться
    И возвратиться в отчий дом,
    Чтобы однажды в доме том
    Перед дорогою большою
    Сказать: — Я был в лесу листом!
    Сказать: — Я был в лесу дождем!
    Поверьте мне: я чист душою…


    В сибирской деревне

    То желтый куст,
    То лодка кверху днищем,
    То колесо тележное
    В грязи…
    Меж лопухов —
    Его, наверно, ищут —
    Сидит малыш,
    Щенок скулит вблизи.
    
    Скулит щенок
    И все ползет к ребенку,
    А тот забыл,
    Наверное, о нем,-
    К ромашке тянет
    Слабую ручонку
    И говорит…
    Бог ведает, о чем!..
    
    Какой покой!
    Здесь разве только осень
    Над ледоносной
    Мечется рекой,
    Но крепче сон,
    Когда в ночи глухой
    Со всех сторон
    Шумят вершины сосен,
    
    Когда привычно
    Слышатся в лесу
    Осин тоскливых
    Стоны и молитвы,-
    В такую глушь
    Вернувшись после битвы,
    Какой солдат
    Не уронил слезу?
    
    Случайный гость,
    Я здесь ищу жилище
    И вот пою
    Про уголок Руси,
    Где желтый куст,
    И лодка кверху днищем,
    И колесо,
    Забытое в грязи…


    Весна на море

    Вьюги в скалах отзвучали.
    Воздух светом затопив,
    Солнце брызнуло лучами
    На ликующий залив!
    
    День пройдет — устанут руки.
    Но, усталость заслонив,
    Из души живые звуки
    В стройный просятся мотив.
    
    Свет луны ночами тонок,
    Берег светел по ночам,
    Море тихо, как котенок,
    Все скребется о причал…


    Душа хранит

    Вода недвижнее стекла.
    И в глубине её светло.
    И только щука, как стрела,
    Пронзает водное стекло.
    
    О, вид, смиренный и родной!
    Берёзы, избы по буграм
    И, отражённый глубиной,
    Как сон столетий, божий храм.
    
    О, Русь — великий звездочёт!
    Как звёзд не свергнуть с высоты,
    Так век неслышно протечёт,
    Не тронув этой красоты,
    
    Как будто древний этот вид
    Раз навсегда запечатлен
    В душе, которая хранит
    Всю красоту былых времён…


    Зимняя песня

    В этой деревне огни не погашены.
    Ты мне тоску не пророчь!
    Светлыми звездами нежно украшена
    Тихая зимняя ночь.
    
    Светятся, тихие, светятся, чудные,
    Слышится шум полыньи…
    Были пути мои трудные, трудные.
    Где ж вы, печали мои?
    
    Скромная девушка мне улыбается,
    Сам я улыбчив и рад!
    Трудное, трудное — все забывается,
    Светлые звезды горят!
    
    Кто мне сказал, что во мгле заметеленной
    Глохнет покинутый луг?
    Кто мне сказал, что надежды потеряны?
    Кто это выдумал, друг?
    
    В этой деревне огни не погашены.
    Ты мне тоску не пророчь!
    Светлыми звездами нежно украшена
    Тихая зимняя ночь…


    Коза

    Побежала коза в огород.
    Ей навстречу попался народ.
    Как не стыдно тебе, егоза? —
    И коза опустила глаза.
    А когда разошелся народ,
    Побежала опять в огород.


    Ласточка

    Ласточка носится с криком.
    Выпал птенец из гнезда.
    Дети окрестные мигом
    Все прибежали сюда.
    
    Взял я осколок металла,
    Вырыл могилку птенцу,
    Ласточка рядом летала,
    Словно не веря концу.
    
    Долго носилась, рыдая,
    Под мезонином своим…
    Ласточка! Что ж ты, родная,
    Плохо смотрела за ним?


    * * *

    Моя родина милая,
    Свет вечерний погас.
    Плачет речка унылая
    В этот сумрачный час.
    Огоньки запоздалые
    К сердцу тихому льнут.
    Детки малые
    Все никак не уснут.
    Ах, оставьте вы сосочки
    Хоть на десять минут.
    Упадут с неба звездочки,
    В люльках с вами заснут…


    На озере

    Светлый покой
    Опустился с небес
    И посетил мою душу!
    Светлый покой,
    Простираясь окрест,
    Воды объемлет и сушу
    О, этот светлый
    Покой-чародей!
    Очарованием смелым
    Сделай меж белых
    Своих лебедей
    Черного лебедя — белым!


    Ночь на родине

    Высокий дуб. Глубокая вода.
    Спокойные кругом ложатся тени.
    И тихо так, как будто никогда
    Природа здесь не знала потрясений!
    
    И тихо так, как будто никогда
    Здесь крыши сел не слыхивали грома!
    Не встрепенется ветер у пруда,
    И на дворе не зашуршит солома,
    
    И редок сонный коростеля крик…
    Вернулся я, — былое не вернется!
    Ну что же? Пусть хоть это остается,
    Продлится пусть хотя бы этот миг,
    
    Когда души не трогает беда,
    И так спокойно двигаются тени,
    И тихо так, как будто никогда
    Уже не будет в жизни потрясений,
    
    И всей душой, которую не жаль
    Всю потопить в таинственном и милом,
    Овладевает светлая печаль,
    Как лунный свет овладевает миром.


    Отпускное

    Над вокзалом — ранних звезд мерцанье.
    В сердце — чувств невысказанных рой.
    До свиданья, Север!
    До свиданья,
    Край снегов и славы боевой!
    До свиданья, шторма вой и скрежет
    И ночные вахты моряков
    Возле каменистых побережий
    С путеводным светом маяков…
    Еду, еду в отпуск в Подмосковье!
    И в родном селении опять
    Скоро, переполненный любовью,
    Обниму взволнованную мать.
    В каждом доме, с радостью встречая,
    Вновь соседи будут за столом
    Угощать меня домашним чаем
    И большим семейным пирогом.
    И с законной гордостью во взоре,
    Вспомнив схватки с морем штормовым,
    О друзьях, оставшихся в дозоре,
    Расскажу я близким и родным,
    Что в краю, не знающем печали,
    Где плывут поля во все концы,
    Нам охрану счастья доверяли
    Наши сестры,
    матери,
    отцы.


    Первый снег

    Ах, кто не любит первый снег
    В замерзших руслах тихих рек,
    В полях, в селеньях и в бору,
    Слегка гудящем на ветру!
    
    В деревне празднуют дожинки,
    И на гармонь летят снежинки.
    И весь в светящемся снегу,
    Лось замирает на бегу
    На отдаленном берегу.
    
    Зачем ты держишь кнут в ладони?
    Легко в упряжке скачут кони,
    И по дорогам меж полей,
    Как стаи белых голубей,
    Взлетает снег из-под саней…
    
    Ах, кто не любит первый снег
    В замерзших руслах тихих рек,
    В полях, в селеньях и в бору,
    Слегка гудящем на ветру!


    * * *

    По мокрым скверам проходит осень,
    Лицо нахмуря!
    На громких скрипках дремучих сосен
    Играет буря!
    В обнимку с ветром иду по скверу
    В потемках ночи.
    Ищу под крышей свою пещеру —
    В ней тихо очень.
    Горит пустынный электропламень,
    На прежнем месте,
    Как драгоценный какой-то камень,
    Сверкает перстень, —
    И мысль, летая, кого-то ищет
    По белу свету…
    Кто там стучится в мое жилище?
    Покоя нету!
    Ах, это злая старуха осень,
    Лицо нахмуря,
    Ко мне стучится, и в хвое сосен
    Не молкнет буря!
    Куда от бури, от непогоды
    Себя я спрячу?
    Я вспоминаю былые годы,
    И я плачу…


    Про зайца

    Заяц в лес бежал по лугу,
    Я из лесу шел домой, —
    Бедный заяц с перепугу
    Так и сел передо мной!
    
    Так и обмер, бестолковый,
    Но, конечно, в тот же миг
    Поскакал в лесок сосновый,
    Слыша мой веселый крик.
    
    И еще, наверно, долго
    С вечной дрожью в тишине
    Думал где-нибудь под елкой
    О себе и обо мне.
    
    Думал, горестно вздыхая,
    Что друзей-то у него
    После дедушки Мазая
    Не осталось никого.


    Разлад

    Мы встретились
    У мельничной запруды.
    И я ей сразу
    Прямо все сказал!
    — Кому,— сказал,—
    Нужны твои причуды?
    Зачем,— сказал —
    Ходила на вокзал?
    
    Она сказала:
    — Я не виновата.
    — Ответь,— сказал я,—
    Кто же виноват?—
    Она сказала:
    — Я встречала брата.
    — Ха-ха,— сказал я,—
    Разве это брат?
    
    В моих мозгах чего-то не хватало:
    Махнув на все,
    Я начал хохотать.
    Я хохотал,
    И эхо хохотало,
    И грохотала
    Мельничная гать.
    
    Она сказала:
    — Ты чего хохочешь?
    — Хочу,— сказал я,—
    Вот и хохочу!—
    Она сказала:
    — Мало ли что хочешь!
    Я это слушать больше не хочу.
    
    Конечно, я ничуть
    Не напугался,
    Как всякий,
    Кто ни в чем не виноват,
    И зря в ту ночь
    Пылал и трепыхался
    В конце безлюдной улицы
    Закат…


    Сентябрь

    Слава тебе, поднебесный
    Радостный краткий покой!
    Солнечный блеск твой чудесный
    С нашей играет рекой,
    С рощей играет багряной,
    С россыпью ягод в сенях,
    Словно бы праздник нагрянул
    На златогривых конях!
    Радуюсь громкому лаю,
    Листьям, корове, грачу,
    И ничего не желаю,
    И ничего не хочу!
    И никому не известно
    То, что, с зимой говоря,
    В бездне таится небесной
    Ветер и грусть октября…


    Сосен шум

    В который раз меня приветил
    Уютный древний Липин Бор,
    Где только ветер, снежный ветер
    Заводит с хвоей вечный спор.
    
    Какое русское селенье!
    Я долго слушал сосен шум,
    И вот явилось просветленье
    Моих простых вечерних дум.
    
    Сижу в гостинице районной,
    Курю, читаю, печь топлю,
    Наверно, будет ночь бессонной,
    Я так порой не спать люблю!
    
    Да как же спать, когда из мрака
    Мне будто слышен глас веков,
    И свет соседнего барака
    Еще горит во мгле снегов.
    
    Пусть завтра будет путь морозен,
    Пусть буду, может быть, угрюм,
    Я не просплю сказанье сосен,
    Старинных сосен долгий шум…


    Тихая моя родина

    Тихая моя родина!
    Ивы, река, соловьи…
    Мать моя здесь похоронена
    В детские годы мои.
    
    — Где тут погост? Вы не видели?
    Сам я найти не могу.-
    Тихо ответили жители:
    — Это на том берегу.
    
    Тихо ответили жители,
    Тихо проехал обоз.
    Купол церковной обители
    Яркой травою зарос.
    
    Там, где я плавал за рыбами,
    Сено гребут в сеновал:
    Между речными изгибами
    Вырыли люди канал.
    
    Тина теперь и болотина
    Там, где купаться любил…
    Тихая моя родина,
    Я ничего не забыл.
    
    Новый забор перед школою,
    Тот же зеленый простор.
    Словно ворона веселая,
    Сяду опять на забор!
    
    Школа моя деревянная!..
    Время придет уезжать —
    Речка за мною туманная
    Будет бежать и бежать.
    
    С каждой избою и тучею,
    С громом, готовым упасть,
    Чувствую самую жгучую,
    Самую смертную связь.


    * * *

    У сгнившей лесной избушки,
    Меж белых стволов бродя,
    Люблю собирать волнушки
    На склоне осеннего дня.
    
    Летят журавли высоко
    Под куполом светлых небес,
    И лодка, шурша осокой,
    Плывет по каналу в лес.
    
    И холодно так, и чисто,
    И светлый канал волнист,
    И с дерева с легким свистом
    Слетает прохладный лист,
    
    И словно душа простая
    Проносится в мире чудес,
    Как птиц одиноких стая
    Под куполом светлых небес…


    Утро

    Когда заря, светясь по сосняку,
    Горит, горит, и лес уже не дремлет,
    И тени сосен падают в реку,
    И свет бежит на улицы деревни,
    Когда, смеясь, на дворике глухом
    Встречают солнце взрослые и дети, —
    Воспрянув духом, выбегу на холм
    И всё увижу в самом лучшем свете.
    Деревья, избы, лошадь на мосту,
    Цветущий луг — везде о них тоскую.
    И, разлюбив вот эту красоту,
    Я не создам, наверное, другую…


    Хороший улов

    У тралмейстера крепкая глотка —
    Он шумит, вдохновляя аврал!
    Вот опять загремела лебедка,
    Выбирая загруженный трал.
    
    Сколько всякой на палубе рыбы!
    Трепет камбал — глубинниц морей,
    И зубаток пятнистые глыбы
    В красной груде больших окуней!
    
    Здесь рождаются добрые вести,
    Что обрадуют мурманский стан!
    А на мостике в мокрой зюйдвестке
    С чашкой кофе стоит капитан.
    
    Капитан, как вожатая птица,
    В нашей стае серьезен один:
    Где-то рядом в тумане таится
    Знаменитый скалистый Кильдин…


    Шумит Катунь

    …Как я подолгу слушал этот шум,
    Когда во мгле горел закатный пламень!
    Лицом к реке садился я на камень
    И все глядел, задумчив и угрюм,
    
    Как мимо башен, идолов, гробниц
    Катунь неслась широкою лавиной,
    И кто-то древней клинописью птиц
    Записывал напев ее былинный…
    
    Катунь, Катунь — свирепая река!
    Поет она таинственные мифы
    О том, как шли воинственные скифы,—
    Они топтали эти берега!
    
    И Чингисхана сумрачная тень
    Над целым миром солнце затмевала,
    И черный дым летел за перевалы
    К стоянкам светлых русских деревень…
    
    Все поглотил столетний темный зев!
    И все в просторе сказочно-огнистом
    Бежит Катунь с рыданием и свистом —
    Она не может успокоить гнев!
    
    В горах погаснет солнечный июнь,
    Заснут во мгле печальные аилы,
    Молчат цветы, безмолвствуют могилы,
    И только слышно, как шумит Катунь…


    Экспромт

    Я уплыву на пароходе,
    Потом поеду на подводе,
    Потом еще на чем-то вроде,
    Потом верхом, потом пешком
    Пройду по волоку с мешком —
    И буду жить в своем народе!


    * * *

    Я умру в крещенские морозы
    Я умру, когда трещат березы
    А весною ужас будет полный:
    На погост речные хлынут волны!
    Из моей затопленной могилы
    Гроб всплывет, забытый и унылый
    Разобьется с треском,
    и в потемки
    Уплывут ужасные обломки
    Сам не знаю, что это такое…
    Я не верю вечности покоя!




    Всего стихотворений: 27



  • Количество обращений к поэту: 2932







    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия