Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворениеСлучайная цитата
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Алексей Дмитриевич Скалдин

Алексей Дмитриевич Скалдин (1889-1943)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    Акварели

    Холодная, ясная осень.
    Вяз золотой и клен багрянеющий.
    Сочные гроздья рябины
    Сладкими стали от первых морозов.
    Под старыми липами,
    В редкой, бледнозеленой траве,
    Чета неподвижных ворон.
    Прямые аллеи,
    Скамьи на углах,
    Подножия фавнов и нимф
    Осыпаны листьем упавшим.
    Диана колчан свой убрала огнистою ветвью,
    Венера глядит на замерзшие поздние розы.
    
    А чуткие дали прозрачны.
    Белеет река уходящею гладью.
    Ломается с треском — чуть тронешь —
    Иссохший пырей на прибрежьи,
    И катятся по льду звенящие полые стебли.
    
    Ухо внимательно ловит созвучья.
    Как же не вспомнить и как не запеть о недавнем,
    О том, что напели и что нашептали
    Весна голубая и знойное лето.
    
    Спокойное сердце ждет.
    Знает, что сбудется жданное.


    1911

    * * *

                       М.А. Кузмину
    
    В моей полутемной комнате
    В углу потемневший Спас,
    Такой же суровый, что — помните? —
    Пленил когда-то и вас.
    
    Шкафы наполнены книгами
    (Два шкафа, но будет пять):
    Их мудростью, точно веригами,
    Люблю себя облекать.
    
    Пред Спасом лампада красная.
    Я рад, влача на плечах
    Вериги, что дума согласная
    С моей у Спаса в очах.


    1910

    Зодиак

      Памяти Н. К. Чурляниса
    
        I. ВОДОЛЕЙ
    
    Когда январьской темной ночью
    Волнообразный Водолей,
    Вияся парой мудрых змей,
    Зажжется пред тобой воочью —
    Взгляни, и знак понять сумей.
    
    Припомни, как сбирались тучи,
    Как сотрясалася Земля,
    Богов о милости моля,
    Как Океан потек могучий
    На обреченные поля.
    
        II. РЫБЫ
    
    Над темным Океаном влажный,
    Сгущенный воздух, как туман,
    И солнца лик во влажном рдян.
    Со дна Атлантов род отважный
    Незримо зыблет Океан.
    
    В морях гордыню мы омыли.
    Слепой, вот брение. Потри
    Глаза свои. Смотри, смотри,
    Уж Рыбы вещие поплыли:
    В морях — одна, и в небе — три.
    
        III.	ОВЕН
    
    И на омытом Арарате
    Стал Агнец чистый и глядит,
    Как моря темный малахит,
    Что розами горел в закате,
    Иною розою горит.
    
    Родится светлый на Востоке,
    Его лучи, как сонмы сил, —
    И обнажится теплый ил,
    И в берега войдут потоки
    Под знаком благостных светил.
    
        IV.	ТЕЛЕЦ
    
    Из волн морских Телец спасенный
    Выходит на бугор земли, —
    И снова взрежут корабли
    Простор пучины усмиренной,
    Играя в водяной пыли.
    
    А в четких знаках манускрипта
    Латинского всегда видна,
    Всегда сквозит загадка сна —
    В них иероглифика Египта,
    Как в зеркалах, отражена.
    
        V. БЛИЗНЕЦЫ
    
    Сошлися майской ночью звездной
    Заложники своей вины,
    Единой волей сведены
    Над узкой каменною бездной,
    Отца единого сыны.
    
    То Дионис-Загрей сладчайший
    И Сребролукий Аполлон, —
    Кому удел определен
    Вражды и дружбы величайшей
    До истеченья всех времен.
    
        VI. РАК
    
    По каменным обломкам синий
    Всползает светлой ночью Рак:
    Со дна морей, быть может, враг
    Посланца шлет, и хладный иней
    В июне падает, как знак.
    
    Таинственно преполовенье.
    С глубоким трепетом глядим.
    Голубоватый лунный дым,
    Струясь, родит в сердцах волненье,
    И снится нам Иерусалим.
    
        VII. ЛЕВ
    
    Изогнут знак на небе львиный,
    Пять пальм на берегу морском,
    В пустыне гор крутой излом.
    Выходит Лев, и рык звериный
    Со страхом слушают кругом.
    
    Но ляжет кроткий и смиренный
    Пред мудрой Девою, когда
    На Океаны, города
    И на поля свой свет нетленный
    Прольет Пречистая Звезда.
    
        VIII. ДЕВА
    
    Прекрасная выходит Дева,
    Таинница моей Земли,
    Ее, Святую, извели
    Из Океана для засева,
    Как жертву Божью. О, внемли:
    
    Так в августе, плоды сбирая
    И жизни темный бег стремя,
    Вновь засеваем озимя
    Для жатвы будущего Рая,
    Себя предчувствием томя.
    
        IX. ВЕСЫ
    
    Не над бездонною ль могилой,
    В круговороте смертных ям,
    Подобны призрачным Весам,
    Что свешены Предвечной Силой,
    Два корабля? — и к небесам
    
    Уходят мачты. Вы ль, титаны,
    Один грузили до краев
    Тяжелым грузом, чтоб, под рев
    Валов высоких, Океаны
    Прияли дар в разверстый ров?
    
        Х. СКОРПИОН
    
    В аполлиническом виденье
    Встает деревьев строгих ряд,
    И Скорпиона жгучий яд
    И злобный бег, в ночном боренье,
    Предсмертном, сердце истомят.
    
    Гуляет ветер по приволью,
    И слышен в поле тихий звон,
    Ужалит солнце Скорпион,
    Да изболит тяжелой болью
    И кротко примет смертный сон.
    
        XI. СТРЕЛЕЦ
    
    В своем круговращеньи время
    Шлет за гонцом еще гонца,
    И вот, как новый знак конца,
    На это каменное темя
    Возводит меткого Стрельца.
    
    И тот, вознесши лик суровый,
    Подъемлет свой упругий лук,
    Слепая мощь узлистых рук
    Стрелу пускает с силой новой,
    И режет воздух смертный звук.
    
        XII. КОЗЕРОГ
    
    Из погребенной Атлантиды
    Изыдет гордый Козерог,
    И все пути земных дорог
    Он, с блудной дочерью Киприды,
    Пройдет как огнеликий бог.
    
    О, братия, не соблазнитесь!
    С незримого отсель холма,
    Когда падет на долы тьма,
    К нам съедет Божий Белый Витязь.
    Покиньте, братия, дома!


    1912

    * * *

        В. К. Ивановой-Шварсалон
    
    Как долго болел я:
    Сегодня сентябрь.
    Озолотились березы старые.
    Здравствуй же, осень веселая!
    Здравствуйте, новые сказки,
    Новые песни.
    
    В сад выхожу — и радостно сердцу.
    Вижу: хозяйкой забытые,
    Тяжелые желтые яблоки
    С красными тонкими жилками
    Клонятся, клонятся...
    Падают в желтые листья...
    Снег золотой!
    Всюду, куда ни глянешь.
    Вон на пруду синеющем
    Плавно колышется,
    Вон на крыльце
    Тихо под ветром шевелится.
    
    Солнце глядит, а не жжет,
    Бледное
    В небе бледном.
    Здравствуй же, здравствуй, милая осень!


    1912

    * * *

    Красный песок на дорожках.
    Дряхлый сатир на глыбе замшелой.
    Нежной рукой сплетенный, белый
    Венок повис на козлиных рожках.
    
    Старая башня в куртинах.
    С нее кругозор широк, безмерен,
    И грустящий сатир затерян
    В твоих, Россия, тихих равнинах.
    
    Клонит он чуткое ухо:
    Не несет ли ветер пляски топот, —
    Но слышен только листьев шепот,
    Да бьется где-то синяя муха.


    1911

    * * *

            А. А Блоку
    
    Мне было тайно ваше Слово
    Поведано, и ныне я,
    Как год назад, касаюсь снова
    Загадочного бытия.
    
    Мое приемлющее сердце
    В тиши подсказывает мне,
    Что вижу в вас единоверца,
    Но все же я смотрю извне.
    
    Какое малое оконце!
    И Слово все ушло в слова.
    А за окном так ярко солнце,
    И к солнцу тянется трава.
    
    Еще томит глухое бремя,
    Что налагают шум и толк.
    Но вижу День: Иное Время
    Преобразит наш сирый полк.


    Перенесение знамен

                       М.А. Кузмину
    
    Колышутся победные знамена,
    Крещеные в полях Бородина.
    Музыкою вся улица полна,
    И ровен шаг гудящий батальона.
    
    Глухая и безмолвная страна.
    Орлы побед у каменного трона.
    Увидит ли вас трепетная Рона,
    К Царьграду ли вас вынесет волна?
    
    Так радостно под вашим знаком темным
    По улицам шумливым проходить
    И чувствовать, как связывает нить
    
    Тебя, ведущего, со всем огромным,
    Что сзади отбивает мерный шаг
    И ваш блистательный возносит знак.


    1912

    Поэт

    Пишу стихи, как зажигаю свечи
    Пред образом, в тиши благоговейной.
    Слова, слова томящие, глухие!
    Примите плоть, дабы открыться людям,
    Живите жизнью ясною и нужной,
    Служите миру дольнему по силе.
    
    Я знаю, этот мир принять вас должен:
    Я душу отдаю — какая жертва! —
    И, жертвуя, не жду себе награды, —
    Что злато мне? и что венок лавровый? -
    Но отдаю затем, что в этом даре
    Лежит зерно, рожденное для роста, -
    Тягчайшего не будет преступленья,
    Как умертвить начало новой жизни.
    
    Слова, вы мною рождены, и строгим
    Вас пронесу путем к последней цели.
    Светите светом трепетным и чистым.


    1912

    Эвридика

    Пишу карандашом, пишу чернилами,
    Пишу о тех, что сердцу стали милыми.
    
    И заодно о тех, кого забыл давно:
    Вот вспомнил, напишу и опущу на дно.
    
    Бежит река, но тень одна над Летою
    Кружит и ждет, да что ж ей присоветую?
    
    Я весело пою, как юноша Давид,
    Но знаю я, что все пути ведут в Аид.
    
    Не минется никак: дорогой дикою
    Пойду туда за ней, за Эвридикою.


    1912

    * * *

       Гр. Вас. А Камаровскому
    
    Яблоки шлю я тебе на простом нерасписанном блюде.
    Дар небогатый прими. После оценишь его.
    
    Разные рядом легли, отражался в белой поливе,
    И многоцветна игра. Ты погляди и приметь.
    
    Первое нежно сквозит, налитое желтеющим соком,
    Будто бы липовый мед сердце его напитал.
    
    Белый другого бочок заалелся от щедрого солнца,
    Ровно девичье лицо нежным румянцем горит.
    
    Третье же яблоко все в розоватых разорванных жилках;
    Тут же и белый налив яблонь любимых моих.
    
    А напоследок кладу два антоновских, крепких, зеленых.
    Кислы? Ну что же — не ешь. Лучше письмо дочитай.
    
    Краски и кисти возьми. На окошко поставив посылку,
    Прочь занавеску откинь, солнцу окно отвори.
    
    Чистой бумаге поверь многоцветную тайну природы.
    Строго, спокойно смотри. Солнце поможет тебе.


    1912



    Всего стихотворений: 10



  • Количество обращений к поэту: 4623





    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия