Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворение
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Борис Николаевич Алмазов >> Похороны «Русской речи», скончавшейся после непродолжительной, но тяжкой болезни


Борис Николаевич Алмазов


Похороны «Русской речи», скончавшейся после непродолжительной, но тяжкой болезни


                           Всё великое земное
                           Разлетается как дым;
                           Ныне жребий выпал Трое,
                           Завтра выпадет другим.

                                        Жуковский

Пал журнал новорожденный -
Орган женского ума,
И над плачущей вселенной
Воцарилась снова тьма.
Важен, толст, как частный пристав,
Жертва злобной клеветы,
Пал великий Феоктистов
С двухаршинной высоты.

И с предвиденьем во взгляде
Жертву сам Катков заклал.
"Слава Зевсу и Палладе, -
Он Леонтьеву сказал, -
Слава мышцам Аполлона,
Ратоборца светлых сил;
Он шипящего Пифона
Прямо в темя угодил".

"Зритель", "День" и "Развлеченье"
И журналов целый полк -
Все сошлись на погребенье,
Чтоб отдать последний долг
Брату, падшему со славой,
Как отчизны верный сын, -
И вломились всей оравой
К Базунову в магазин.
Там, взвалив себе на плечи,
Как священный некий клад,
Хлам останков "Русской речи",
Их несли в Лоскутный ряд.
У Петровского бульвара
Их догнав, библиофил
"Русской речи" экземпляра
Как диковинки просил.

С воплем шла толпа густая
Горько плачущих Корш_е_й,
Слезы падали, блистая,
Из бесчисленных очей.
И, смирив свой пыл воинский,
Польско-русский Маколей,
Шел задумчив пан Вызинский -
Хитроумный Одиссей.

Провожая прах любезный,
Шла редакция-вдова
И причитывала слезно
Прежестокие слова:
"Ах, когда б на деле знала
Я журнальные труды,
Я б журнал не затевала -
Вот безумия плоды!
Но могла ль я Олимпийца
Снесть восточный произвол?
Он - редактор-кровопийца,
Не щадит и слабый пол:
Он терзал мои созданья
И под каждою статьей
Делал дерзко примечанья
Святотатственной рукой.
Нет, крутым его законам
Ни за что не подчинюсь:
С ним, как Сталь с Наполеоном,
Хоть умру, а не сойдусь!"

Кетчер, жизнью убеленный,
Нацедил вина бокал
И вдовице сокрушенной
Подкрепиться предлагал:
"Пей и знай: вином заморским
Накатиться нет греха,
Вот другое дело горским
Или водкой, ха, ха, ха!
Ха, ха, ха! Вино - лекарство...
Ха, ха, ха! Ну, пей скорей,
Ха, ха, ха! Ну, к шуту барство,
Пей да только не пролей!
Вспомни матерь Ниобею,
Что изведала она,
Сколь ужасная над нею
Казнь была совершена,
Но и в век тот безотрадный
Солдатенков тоже жил, -
Он ей влаги виноградной
Целый ящик подарил.
Ты, чай, знаешь: Ниобея
Схоронила всех детей, -
Ну так пей же, не робея,
В память внучки "Атенея",
"Речи", дочери твоей!"

Но редакция подняла
Гордо голову свою
И с презреньем отвечала:
"Отвяжитесь, я не пью!"
И рукой своей сурово
Оттолкнула прочь бокал, -
Влага брызнула, и снова
Кетчер вдруг захохотал.

И на хохот Пров Садовский,
Запыхавшись, прибежал:
Жбан эпохи допетровской
Он в руках своих держал;
Силой гения чудесной
Чрез толпу Коршей пролез
И куда-то (неизвестно!)
Быстро с Кетчером исчез.

"Смерть велит умолкнуть злобе, -
Жрец Аскоченский сказал, -
Мир покойнице во гробе:
Преневинный был журнал!"

Миша-книжник книжной ражи
Удержать в себе не мог,
И на улице сейчас же
Настрочил он некролог:
"Мол, жила-была газетка,
Так себе, не без грешков
(Сей журнал ужасно редкий
Здесь читал один Сушков),
Нрав имела тихий, кроткий:
Не бросалась на своих;
А скончалась от сухотки,
К сожалению родных".

"Господа! Ей-богу, тошен
Жребий родины моей, -
Загремел Сергей Колошин,
Каталина наших дней, -
У богов на умном вече,
Видно, правда не живет,
Нет громовой "Русской речи",
"Наше время" всё не мрет".

"Да, наш век ужасно скверен,
Нет людей - всё я один, -
Возгласил Борис Чичерин,
Публицист и дворянин. -
Все желают вертикально
Мой народ разгородить,
Я хочу горизонтально -
Кто мне может запретить?"
Взор вперяя исступленный
В сероватый небосклон,
Вдруг Медузой вдохновенный
Рек Григорьев Аполлон:
"Демоническим началам
Честно, верно я служу -
И с сочувствием немалым
За паденьями слежу:
Легионы журналистов,
Точно мухи, так и мрут;
Нынче умер Феоктистов,
Завтра Павлову капут".

Начало 1862

         Борис Алмазов


Другие стихотворения поэта
  1. Корш
  2. Григорьев
  3. Неизбежный
  4. Турист
  5. Недовольный


Все стихотворения поэта


Распечатать стихотворение Распечатать стихотворение




Читайте также:

Количество обращений к стихотворению: 770





Последние стихотворения


Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

Русская поэзия