Евгений Павлович Гребенка


* * *


Тихо утро загорелось над землей; 
Засверкали степи, вспрыснуты росой; 
Красно солнышко приветливо взошло; 
Всё запело, зашумело, зацвело. 
На раздолье, по широким по степям 
Днепр-кормилец дал разгул своим водам; 
И направо, и налево мурава; 
Меж волнами зеленеют острова; 
А на тех-то на зеленых островах 
Молодой Хмельницкий с войском в тростниках. 
То не стая лебединая плывет - 
По Днепру то рать казацкая идет; 
То идет войной на брата кровный брат: 
Хоть не рад он, да идет, когда велят. 
С казаками наказной их гетман сам. 
Вот приплыли лодки близко к островам; 
Вмиг раздвинулись густые тростники - 
И зевнули пушки поперек реки. 
Пламя брызнуло, отгрянул сильный гром, 
Над водою дым расстлался полотном, 
И казаки, видя смерть со всех сторон, 
Видя гибель неизбежную кругом, 
Ну от острова скорей бежать назад; 
Только весла, словно крылышки, шумят. 
Вот с воды поднялся дым под облака, 
Засверкала снова светлая река - 
А на острове, играя с ветерком, 
Развилося знамя белое с крестом. 
Став на береге, бегущим казакам 
Громким голосом сказал Хмельницкий сам: 
«Христианству мир и воинам Христа 
Под защитой чудотворного креста! 
Разбегутся так поляки перед ним, 
Как от ветру разбежался этот дым. 
Нам господь поднять оружие велит: 
Дело правое небесный защитит!» 
Чудо! - к острову казаки вновь плывут, 
Пред Хмельницким сабли острые кладут. 
«Будь начальник наш, второй наш будь отец! 
Пропадем мы с нашим гетманом вконец: 
Перед польскими панами он дрожит; 
Кровь собратов проливать он нам велит; 
Здесь погибнет он от нашея руки». 
И гетмана окружили казаки; 
Стали ружья на гетмана наводить; 
На коленях он пощады стал просить... 
Выстрел - гетмана как не была душа: 
Днепр понес на море труп Барабаша!
Вот пришел священник в ризе парчевой 
И поставил на земле святой налой: 
Благодарственный молебен стал служить, 
За победу бога сил благодарить. 
Церковь им была - лазурный небосвод, 
А лампада - солнце по небу идет; 
От кадила вьется кверху легкий дым; 
Всё полно благоговением святым... 
С верой в сердце и с молитвой на устах 
Пред невидимым упали все во прах. 
Каждый воин всемогущего молил, 
Чтобы нового он гетмана хранил. 
Все Хмельницкому присягу дали тут, 
И к обозу на руках его несут... 
Здесь сыскали чарку пенного вина; 
С приговоркой по рукам пошла она, 
И поднялся у казаков пир горой. 
Во весь день звенели песни над рекой, 
Ввечеру зажгли по острову огни, 
И до света веселилися они!.. 



Поддержать сайт


Русская поэзия - http://russian-poetry.ru/. Адрес для связи russian-poetry.ru@yandex.ru