Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворениеСлучайная цитата
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений
Переводы русских поэтов на другие языки

Русская поэзия >> Михаил Александрович Демидов

Михаил Александрович Демидов (1818-1841)


    Все стихотворения на одной странице


    Беседа поэтов

        (И. Я. Венстерну.)
    
    Видали-ль вы, когда поэт с поэтом 
    Случайно встретится среди невежд в глуши, 
    Как бьются их сердца понятным им приветом, 
    Как очи их блестят небесным светом, 
    Как речь они ведут высокую в тиши? 
    Ловите каждый звук младых жрецов искусства! 
    Кто может понимать-- щастлив. 
    В их речи каждый звук есть чувство, 
    И каждый звук и строен и игрив. 



    Буря

    Зажглись небеса, 
    Вокруг всё пылает: 
    И дубы валятся 
    И реки с брегами равны. 
    Как щепки, так крыши домов 
    Ветр мощный срывает 
    И здания в прах, 
    И пылью он их заметает. 
    Перуны ярятся 
    И всё в разрушеньи. 
    О смертный кичливый! 
    Где сила твоя? 
    Себя ты с богами равняешь, 
    И силишься царства разрушить; 
    Вели-же стремительной буре 
    Оставить в покое природу. 



    Вопрос

    Я думой возлетал в чертог небесных сил, 
    Я вопрошал духов бесплотных легионы 
    И голубую твердь безоблачных небес 
    Я, книгу звезд, читал духовными очами. 
    Подслушивал стихий таинственный глагол 
    Я вопрошал громов заоблачных раскаты, 
    И хаос бурь и ветров горных вопль, 
    Сиянье дня и темноту ночную, 
    Гранитных скал зубчатые хребты, 
    И мрачные подземные пещеры, 
    Цветущие роскошные поля, 
    И снежные холодные пустыни, 
    Высокие кудрявые леса 
    И голубые воды океана. 
    Я вопрошал парящего орла, 
    И червяка, ползущего в долине, 
    Предания давнобылых веков 
    И мудрецов высокие идеи, 
    Я вопрошал людей и жизнь и смерть, 
    Ум, совесть, и весь мир, и все, что в мире. 
    И мир, и все что в мире мне сказало: 
    "Есть Бог, есть Бог и благ сей вечный Бог!" 



    Голос сердца

    Когда в степи небес летает 
    Зловещим вороном гроза 
    И под завесой туч скрывает 
    От взоров день и небеса 
    В тумане молнии сверкают 
    Грохочут громы в небесах. 
    Протяжно ветры завывают 
    И стонет море в берегах. 
    Тогда во прах я преклоняюсь 
    Пред величием Творца 
    Благоговейно восхищаюсь 
    И признаю в себе певца. 
    
    Когда на небо голубое 
    На колеснице огневой 
    Въезжает солнце золотое 
    И день выводит за собой; 
    Когда алмазными звездами, 
    Небесный купол испещрен, 
    Когда над сушью и водами 
    Лежат и мрак и тихий сон, 
    Во мне восторгом грудь согрета, 
    Лечу я думой в небеса 
    И признаю в себе поэта 
    И славлю Божьи чудеса!... 



    Два вдохновения

    Когда душа любимца Феба 
    Светла, спокойна и чиста 
    Как свод безоблачного неба, 
    Когда святая доброта, 
    И тишина, и умиленье, 
    Разлиты в сердце, о тогда 
    Ему в отраду вдохновенье, 
    И в утешение мечта. 
            
    Но ежели тоска-змея 
    Или болезненные страсти, 
    Или земного бытия 
    Невзгоды, горе и напасти, 
    Клеймят поникшее чело 
    Клеймом душевного волненья, 
    Тогда несносно тяжело 
    Певцу святое вдохновенье. 
            
    Приятно радостью своей 
    Делиться с миром для поэта, 
    Но скорбь его в толпе люден, 
    Не сыщет братского привета 
    И потому бывает жаль 
    Самолюбивому поэту, 
    Передавать свою печаль 
    К ней нечувствительному свету. 


    1840


    Деревня

    Здесь среди желтых нив, в глуши густых лесов 
    Свежее воздух и наряднее природа, 
    Нет этой духоты и скуки городов, 
    Условий тягостных и светских кандалов, 
    Но тишина, приволье и свобода. 
    
    Люблю деревню я! Здесь бодр и светел ум, 
    Спокойнее душа в тиши уединенья, 
    Полней и лучше труд, смелей воображенье; 
    Роскошнее плоды животворящих дум, 
    И сладкозвучней песнопенье. 
    
    О сладко здесь на время забывать 
    Свои безумно прожитые годы, 
    Мечтою в мир надзвездный улетать, 
    И вновь умом и сердцем оживать 
    На лоне матери-природы. 



    Земное ничтожество

    Бывает час, когда поэт 
    Согретый жаром вдохновений 
    Берет перо, да слышит свет, 
    Аккорды дивных песнопений. 
    
    Но не находит в мире он 
    Приличных слов для выраженья 
    И гасит дум своих огонь 
    С невольным вздохом сожаленья 
    
    Так иногда могучий лев, 
    Нежданно скованный цепями 
    Свое бессилие узрев 
    Рычит и топает ногами. 



    К доброму гению

    В те дни когда я был служитель 
    Мирских страстей и суеты 
    Внезапно светлый небожитель 
    Передо мной явился ты! 
    
    И был ты ангел бестелесный, 
    Чист непорочною душой 
    С улыбкой кроткой и прелестной, 
    В очах с любовию святой. 
    
    В глубокой бездне преступленья 
    Уже давно погрязший я; 
    Впервые чувство умиленья 
    Узнал, взирая на тебя, 
    
    Впервые мне знакомы стали 
    Восторги радости немой, 
    Впервые очи заблистали 
    Из сердца выжатой слезой. 
    
    Прошли года и предо мною, 
    Опять на миг явился ты 
    С своей невинною душою, 
    С своей улыбкой доброты. 
    
    И вновь я раб страстей презренный 
    Благоговею пред тобой 
    И снова плачу пораженный 
    Твоей небесной красотой! 


    1840


    Логогриф (Когда я с головой)

    Когда я с головой, 
    Я малой деловой; 
    Желудок я кумиром почитаю 
    И в жирном кофе звезды замечаю; 
    Душа моя пастет; 
    Снимите голову-- мне право нужды нет, 
    Желудка лишь не отнимайте; 
    Но я без головы тотчас переменюсь, 
    И звезды наблюдать возмусь. 
    Теперь, прошу вас разгадайте. 



    Миг блаженства

    Когда объятый тишиною 
    Умолкнет город вкруг меня, 
    И небо искрится звездами, 
    Иду я к зеркальной реке: 
    Затихло всё, едва струятся 
    Жемчужины волны предо мной, 
    И освещенные луною, 
    Как скатерть тянутся луга 
    И нивы с класами златыми; 
    Вокруг молчанье, не шумит 
    Листок на дереве столетнем, 
    И горы синие вдали, 
    Как тени встали предо мною... 
    Вот миг блаженства, я парю-- 
    Над всей вселенною в мечтаньи... 
    О дивный Бог! творенья Царь! 
    Как всё устроено Тобою, 
    В порядке, мудрости, любви: 
    И черви, дышущие в безднах, 
    Кораллы, камни и моря, 
    Растенья дивные и тварь 
    И человек, сей царь вселенной, 
    Всё бытие свое имеет 
    В Тебе, Творец непостижимый! 
    Века мелькают,-- но стоит 
    Тобой держимая природа. 
    О Бог великий, дай, чтоб я 
    Исчезнуть мог перед Тобою, 
    От чувств любви изнемогая, 
    Дай звуки мне, чтобы я мог 
    Тебя хвалить, Неизъяснимый! 
    Ты дал мне их -- и я пою: 
    Великий Бог, Твои щедроты, 
    И песни пламенной моей 
    Внимает дивная природа-- 
    И светозарный Серафим!... 


    Литературные прибавления к "Русскому инвалиду", 18


    Муза

    Я живо помню: навещала 
    Меня богиня песнопений 
    И в юном сердце зажигала 
    Лампаду райских вдохновений. 
    
    Как сына мать, так эта муза 
    Меня любила страстно, нежно 
    И время нашего союза 
    Летело тихо, безмятежно. 
    
    И я ту добрую богиню 
    До двери гроба не забуду 
    И вечно в сердце как святыню 
    Ее слова лелеять буду. 
    
    Зане я знал с ней в дни былые 
    Все, что завидно для поэта 
    И славу и мечты златые 
    И мир душевный в бурях света. 



    Попугай и соловей

        (Басня)
    
    "Бедняжка!" Попугай так Соловью кричал: 
    "Смотри-ка, у меня есть клетка золотая, 
    А у тебя простая... " 
    -- "Я знаю, Соловей ему на то сказал, 
    Да польза в том какая 
    Коль голова твоя пуста сосед?" -- 
            
    А я слыхал, когда у Попугая 
    Бывает клетка золотая, 
    То в голове уж нужды нет. 


    1832


    Поэт (Природы баловень щастливый!)

    Природы баловень щастливый! 
    Над веком мощный властелин, 
    Поэт, сын неба горделивый, 
    Ты постигаешь лишь один 
    Природы тайны, сокровенны 
    От глупых, суетных людей, 
    Рабов ничтожных и презренных 
    Своих игрушек и страстей.... 
    Сын бури запойной вдохновенья, 
    Жрец Музы пламенной своей, 
    Ты понимаешь проявленье 
    В конечных образах-- идей.... 
    Ты, вознесенный над толпою 
    Уведал Божьи чудеса, 
    И не сокрыты пред тобою 
    Стихий могучих голоса: 
    Тебе понятен листьев шепот, 
    Свист ветра, вой морских валов, 
    И струй сребропенистых ропот, 
    И треск раскатистый громов; 
    Ты изучил язык природы, 
    Миров гармонию узнал, 
    И луч божественный свободы 
    В высоком сердце заклепал!.... 
    Своею думой беспокойной 
    Ты мир подлунный обтекал; 
    Ты зрел пески Саары знойной, 
    И мрак Арктических ночей, 
    Восток роскошный, полусонный, 
    И жизнь Италии полей.... 
    Ты приходил в восторг безумный, 
    Когда светал прекрасный день, 
    Яснел незримо свод лазурный 
    И солнце гнало ночи тень, 
    Златя лучом леса, долины, 
    И гор туманные хребты, 
    На водопадные пучины 
    Кидая искры с высоты. 
    Ты постигал красу природы, 
    Когда слетал на землю сон; 
    Стихало всё, темнели своды 
    И звезд являлся легион, 
    В тот  час спокойствия и мира 
    Души ты тайну разгадал; 
    И участь будущую мира, 
    И жизнь загробную познал. 
    Постиг и времени теченье, 
    Постиг и Бога своего, 
    И, чувств в священном упоенье, 
    Летел к Источнику всего......... 
    Ты зрел поэзию родную 
    Средь мрака северных ночей, 
    Как степь багровит снеговую 
    Игра приполюсных огней.... 
    Прекрасны Русские равнины, 
    И гор ледяное чело, 
    И наши сосны -- исполины, 
    Когда их снегом занесло. 
    Своею мыслью дерзновенной 
    Ты в тьму минувшую проник, 
    И пред тобою мир забвенный 
    Из гроба ветхого возник: 
    Воскресли Рим и Византия, 
    Афины, Спарта, Вавилон, 
    Воспоминания святые! 
    Чингис, Алфред, Тибулл, Ньютон... 
    Ты понял бытие искусства, 
    Шекспира огненный язык, 
    Дюрера кисть, Моцарта чувства 
    Душой возвышенной постиг; 
    Ты все обмыслил во вселенной, 
    На все свой отголосок дал, 
    И каждой мысли вдохновенной 
    Другою мыслью созвучал.... 
    Тебе знаком тот миг чудесный, 
    Что вдохновением зовут; 
    Ты слышал Серафимов песни, 
    Что в славу Господа поют; 
    Ты обнял знанья в этом мире, 
    Творенья связь и цепь миров, 
    И зрел в синеющем эфире 
    Рои несметные духов. 
    Лишь тени вечера прольются, 
    В дубраву духи прилетят, 
    В круги нестройные совьются,-- 
    И до рассвета прокишат.... 
    ...................................... 
    Восторг свой дикий и крылатый 
    Глаголом смертных ты излил; 
    И мыслей океан богатый 
    В брегах созвучий заключил.... 
    И стих тот  строен и прекрасен, 
    В нем огнедышущий язык; 
    Он громок, плавен, легок, ясен, 
    Как все нездешнее велик.... 
    ...................................... 
    Как призрак, Демон твой заветный 
    Тебя преследует везде, 
    И увлекает неприметно 
    К твоей таинственной мечте. 
    С тобой он в бальной зале бродит 
    В толпе неистовых гостей, 
    Он на тебя тоску наводит 
    В тиши губительной ночей......... 
    Гость мира, в мире одинокой, 
    Твоя тоска, как змей люта, 
    Она грызет тебя жестоко, 
    Жмет, как надгробная плита; 
    Но для тебя горит высоко 
    Твой идеал, твоя звезда!.... 
    Пускай другой мудрец надменный, 
    Систематический глупец, 
    Педант, в ничтожестве презренный- 
    В своем Невежестве слепец, 
    Из Хрий себе составит крылья, 
    Чтоб наровне с тобой летать; 
    Но тщетны детские усилья: 
    Его удел-- в пыли лежать. 
    Пускай в безумии заплещет 
    Ему ничтожная толпа; 
    Пройдут века, тебе заблещет 
    Потомства яркая звезда! 
    Пускай глупцы тебя забудут, 
    Неправдой, злобой окуют, 
    Тебе в глаза смеяться будут, 
    Твоих восторгов не поймут; 
    Ты запоешь святые песни, 
    Взлетишь далеко в высоту, 
    И, сбросив цепи в поднебесьи, 
    С презреньем взглянешь на толпу!... 



    Русалка

        I.
    
    В той стороне благословенной 
    Спокойной, доброй и смиренной, 
    Где лентой светло-голубой 
    Свапа в долинах протекает, 
    Там нива жатвой золотой 
    Сторично труд вознаграждает, 
    Там вечно ясны небеса 
    Там мягко-рунными стадами 
    Покрыты холмы, а леса 
    Богаты дичью и зверями. 
    Там девы юные цветут 
    Почти волшебной красотою, 
    И люди добрые живут 
    С патриархальной простотою. 
    В своих бесхитростных речах 
    Они наивно простодушны, 
    Гостеприимны и радушны. 
    Туда в былых моих годах 
    Судьбой властительной влекомый 
    Пришел я странник всем чужой, 
    Но был привечен как знакомый 
    И всеми принят как родной. 
    И там я помню, той порою 
    Как роза дивной красотою 
    Девица юная цвела. 
    Ее любил я всей душою 
    Но ах, судьба нас не свела; 
    Ее я здесь не называю 
    Но очень часто вспоминаю 
    И потому мне так мила 
    Страна прекрасная, где прежде 
    Я был любим и сам любил 
    И где обманчивой надежде 
    Я много дани заплатил. 
    О той стране одно преданье 
    Я живо помню: ныне вам 
    О нем правдивое сказанье 
    В стихах небрежных передам. 
           
        II.
    
    Там, где бежит Свапы игривой 
    Тихо журчащая волна, 
    Есть город не весьма красивый, 
    В нем церковь ветхая одна 
    Один дом каменный, старинный, 
    Где Земский Суд и Магистрат, 
    И у крыльца конторы винной, 
    Пустых боченков длинный ряд. 
    Шесть бедных лавок меж домами 
    Пред ними столики стоят, 
    У коих с медными деньгами 
    Менялы толстые сидят. 
    И все там тихо, лишь порою 
    Петух задорный прокричит, 
    Или дорогой столбовою 
    Ямской бубенчик прозвенит. 
    По улице кривой и грязной, 
    Босой мальчишка пробежит, 
    Пройдет с бумагами приказной, 
    Да полупьяный инвалид. 
    В том городке одна избушка 
    Была над самою рекой, 
    В ней вместе с дочкой молодой 
    Жила убогая старушка, 
    В ужасной бедности она 
    Трудами дочери питалась, 
    Которая у ней одна 
    Отрадой в старости осталась. 
           
        III.
    
    Недавно бедная вдова 
    Еще в стране той поселилась; 
    О ней различная молва 
    Между соседями носилась 
    Желали знать все кто она? 
    Не ведьма-ль старая хрычовка, 
    Или безстыдная жена 
    Девичьих прелестей торговка? 
    Откуда и за чем пришла? 
    Всех мучила старухи тайна. 
    Она-ж сама всегда была 
    И молчалива, и печальна: 
    Она ни с кем и никогда 
    Пустых речей не заводила 
    И кроме церкви никуда 
    С своею дочкой не ходила. 
    Но видно было: с юных дней 
    Она с тоскою породнилась. 
    Какая-ж страсть была у ней, 
    Какая грусть в душе таилась? 
    О что так мучило порой 
    Ее? -- Желанье мести злой, 
    Несчастий иго роковое, 
    Недуг предсмертный, нищета, 
    Иль преступление былое, 
    Или о будущем мечта? 
    Она, безмолвная скрывала 
    Причину горести своей, 
    И даже дочь ее не знала 
    Что было на сердце у ней. 
           
        IV.
    
    О страсти, страсти, те счастливы 
    Кто были холодны всегда, 
    В ком ваши буйные порывы 
    Не волновались никогда. 
    Но те счастливее, кто рано 
    Вас испытали, -- и потом 
    Лечить умели ваши раны 
    Спокойным, опытным умом. 
    Но в тех, кто долго вас носили 
    В своей измученной душе, 
    Свой след кровавый до могилы 
    Вы оставляете уже. 
    В горах Кавказа под снегами 
    Течет кипучая вода, 
    И в старике под сединами 
    Пылают страсти иногда. 
           
        V.
    
    У старой нищей дочь была: 
    Наташей мать ее звала; 
    Наташа всем была пригожа, 
    Всегда беспечна, весела, 
    На мать нисколько не похожа. 
    У ней как звездочки глаза, 
    И брови черные дугою, 
    И темно-русая коса 
    Над величавой головою. 
    Бывало с матерью вдвоем 
    Она день целый работала, 
    А после поздним вечерком 
    С собакой старою играла; 
    И в сердце юное едва-ль 
    Хоть на минуту западала 
    Немая, тяжкая печаль..... 
    Но рано-ль, поздно-ль и для ней 
    Пора настанет, ей взгрустнется, 
    Сердечко страстию забьется 
    И слезы брызнут из очей. 
           
        VI.
    
    В том городке в день Покрова 
    Бывает ярмарка. Толпится 
    Народу гибель там, едва 
    Заря на небе загорится. 
    Везде и едут и идут, 
    Кричат, дерутся и поют; 
    Туда помещик приезжает 
    С десятком взрослых дочерей, 
    Цыган-барышник пригоняет 
    Табун бракованных коней; 
    Паяц в жилетке полосатой 
    Смешит зевающий народ, 
    И поводильщик бородатый 
    Медведя тощего ведет. 
    Туда с органом за спиною 
    И с панорамой подвижною 
    Приходит Немец, там Еврей 
    В толпе с цымбалами гуляет, 
    В досчатой лавочке своей 
    Купец товары выхваляет, 
    Помаду, ситцы и платки; 
    И у палатки той холстинной 
    Где виден ряд стаканов длинной 
    Шумя толпятся мужики. 
           
        VII.
    
    По этой ярмарке гуляла 
    Наташа с матерью и все 
    Там занимало, забавляло, 
    И было ново для нее. 
    Но мать Наташина сказала: 
    "Пора нам дитятко домой!" 
    Они пошли -- вдруг увидала 
    Наташа парня пред собой. 
    Одет нарядно в свите новой, 
    Перепоясан кушаком, 
    В сапожках, в шапочке бобровой, 
    Красив и станом и лицом. 
    Наташа бедная взглянула 
    Так, мимоходом на него -- 
    Вдруг покраснела и вздохнула 
    Сама не зная от чего. 
           
        VIII.
    
    Чуть брезжится, но уж в пол-пьяна 
    Перед дверями кабака 
    Толпятся, пляшут трепака 
    И раздается звон стакана. 
    Еще на улице темно, 
    А пир горой давным давно. 
    Сидит за стойкою хозяйка, 
    Бренчит нестройно балалайка, 
    Крик, хохот, песни, шум, содом; 
    Тут ярмарка, нет дива в том. 
    Толпа беснуется с похмелья: 
    Кто пьет от горя, кто с веселья, 
    Тут все равны: все, трубочист, 
    Лакей, крестьянин бородатый, 
    В шинеле ветхой копиист, 
    И в орденах солдат усатый. 
    Но кто-же этот молодец 
    Лакей-гуляка, иль прикащик, 
    Барышник конский, иль купец? 
    Веселых повестей разкащик, 
    Плясун, глава кулачных драк; 
    Разгульных песней запевала, 
    И балагур и весельчак, 
    Кто этот молодец удалый? 
    Откуда он? Никто его 
    Не знает здесь, знать из далека, 
    И видно в сердце у него 
    Печаль скрывается глубоко, 
    Вчера еще он пил и пел, 
    А нынче что-то присмирел. 
    Не от того-ль, что мимоходом 
    На ярмарке, между народом 
    Он повстречался прошлым днем 
    С одной красоткой черноокой, 
    И страстью пылкой и глубокой 
    К ней загорелось сердце в нем. 



    Сон

    Я спал, я был тогда без чувств и без движенья, 
    Когда душа моя услыша тайный зов 
    Разрушила пуки земных своих оков 
    И унеслась туда, в отчизну вдохновенья 
    И там согретая божественным огнем 
    Носилася в надоблачном просторе 
    И плавала в эфире голубом 
    Как в беспредельном светлом море. 
    Пред ней мильоны звезд по воздуху текли 
    Мильоны солнц пылали и горели 
    И бестелесных ангелов полки 
    Во славу Господа святыя песни пели!.... 
            
    Но я проснулся, вновь она 
    В свою тюрьму возвращена 
    И вновь явился перед ней 
    Знакомый мир земных страстей 
    Известный быт земных забот 
    Земных печалей и хлопот 
    И в грудь мою влилась тоска, 
    Душа рвалась за облака. 
            
    Ей в мире сем было и скучно и тесно 
    Ей, бедной, хотелось в приволье небес; 
    Где лютое горе земли неизвестно, 
    Где нет ни печалей, ни стонов, ни слез, 
    Где вечное счастье и вечная радость 
    Где нет ни страстей, ни лукавства, ни бед, 
    Без осени лето, без старости младость 
    Без вечера день, и без сумрака свет. 
            
    Но ах, крепка была телесная темница 
    И, заключенная, как в грустной клетке птица 
    Она лететь на небо не могла, 
    А песни Ангелов все петь она желала, 
    Но в мире звуков тем подобных не нашла 
    Небесныя слова земными не сказала. 
            
    И где найдет она звуки, подобные звукам небесным 
    И кто здесь поймет, кто оценит те дивные звуки? 
    Не стоит о них говорить недоверчивым людям 
    Безумством, иль ложью они назовут эти песни. 
    Они так привыкли к заботам существенной жизни 
    И так породнились с обманом, коварством и ложью 
    Что мысли и звуки готовы аршинами мерять 
    И верно тому не поверят, что выше их жалких понятий.... 
            
    Но час придет: 
    Во прах падет 
    Тогда состав телесный 
    Душа уйдет 
    И допоет 
    Тот гимн в степи небесной!.... 


    1840


    Улыбка

        (Послание к .............)
    
    В те дни, когда не знавши света, 
    Я беззаботно жил да пел, 
    И взором юного поэта 
    На жизнь приветливо смотрел; 
    Когда меня обворожала 
    Невинной девы красота, 
    И душу сильно волновала 
    Надежда, вздорная мечта, 
    И даже ветреная слава 
    Ко мне являлась иногда.... 
    В те дни с веселием сердечным, 
    Я на пиры друзей спешил, 
    И шум попойки их беспечной 
    Меня младенца веселил; 
    И на устах моих блуждала 
    Улыбка -- радости печать... 
            
    Года мелькнули-- и опять 
    Я на пирах друзей явился; 
    Но дружбе этой доверять 
    Я, к сожаленью, разучился, 
    Я был под колесом судьбы, 
    Веден был опыта руками, 
    И прежние мои мечты 
    Сменились зрелыми мечтами, 
    Над страстью взял господство ум. 
    С пренебреженьем, полон дум, 
    На их забавы я взираю, 
    И на привольный шайки крик, 
    Я, неприветливый старик, 
    Улыбкой злою отвечаю; 
    И часто, как музыки гром 
    В усталой зале раздается, 
    Горит, светлеет пышный дом 
    И пара легкая несется.... 
    Тогда далеко я бегу, 
    Грусть в сердце хладном подавляю, 
    И юность добрую свою 
    С ее улыбкой вспоминаю. 
            
    И жалко мне улыбки той, 
    Как утро Мая беззаботной, 
    Как миг восторга быстролетной!... 
    И грустно мне, товарищ мой!... 
    Улыбка, детская улыбка, 
    Эмблема радостей былых, 
    Зачем порою, хоть ошибкой, 
    Ты не мелькнешь в устах моих? 
    Пускай упрек, на щастье, злобный, 
    В устах страдальца замолчит, 
    И смех бесчувственный, холодный, 
    Улыбка теплая сменит, 
    Тогда на миг забудусь снова, 
    На все приветно погляжу, 
    И снова песнию веселой 
    Свое блаженство воспою!... 



    Хитрый кот

        (Басня)
    
    В избе сидел однажды кот голодный, 
    И видя, как играл мышёнок молодой, 
    Подумал: "я тебя негодный, 
    Ты будешь мой!..." 
    Он крался к сей добыче мнимой, 
    Наверно полагав достать свой кус любимой. 
    Хотя мышёнок был и мал, 
    Но это знал: 
    Что от кота, 
    Хотя бы он и ласковым казался, 
    Породе их беда! -- 
    Теперь же увидав, как кот у стенки крался, 
    Мышенок испугался, 
    И тотчас об его намереньи смекнул; 
    Бегом скорей под печь, и в щелку там прыгнул... 
    Кош, упустив добычу, рассердился; 
    Но гнев старался он скрывать. 
    "Напрасно ты сосед трудился; 
    Тебе ли мышь поймать? 
    Ты очень скор, за это и лишился 
    Куска, которым льстился!... " 
    Наседка стала так тут  Ваську укорять... 
    Коту то показалось больно? 
    Притом он был самолюбив; 
    И отвечал ей так: "эх полно, 
    Упрёк твой, милая, совсем несправедлив. 
    О прелюбезная соседка, 
    Умом известная наседка! 
    Не ужель думаешь, что я могу желать 
    Мышёнка скверного поймать; 
    С твоим умом, тебе в том должно удивляться, 
    Что ты могла так полагать; 
    Не с тем я шел, чтобы его поймать, 
    А просто с тем, чтоб прогуляться. " 
            
    Так очень часто мы, успеха не имев, 
    Не получив, чего желали, 
    Скрывая гнев, 
    Пред всеми громко вопияли, 
    "Отнюдь сего мы не желали, 
    Не ожидали, не искали." 
    А в сердце кроется печаль, 
    И в тайне нам потери жаль. 


    1832


    Человек

    Как ты велик и как ничтожно мал, 
    Ты сильный Царь и вместе раб презренный, 
    Прекрасным, чистым Бог тебя создал, 
    Тебе бессмертный дух, и ум, и волю дал 
    И повелителем поставил над вселенной! 
    
    Ты Богом на границе двух миров, 
    Невидимого с видимым поставлен; 
    Всех тварей выше ты и ниже всех духов, 
    Из двух начал, из двух великих слов 
    Души и плоти ты составлен. 
    
    Ты разумом своим природу победил, 
    Ты силу вещества разрушил силой духа, 
    Себе и океан, и воздух покорил 
    И всю вселенную оброком обложил 
    Для вкуса своего, для взора и для слуха. 
    
    Проник и внутрь земли и в глубину морей, 
    Слетал за облака, чтоб тайны знать природы 
    Чтоб силою ума извлечь и взять у ней 
    Пищу для разума, для тела, для страстей, 
    Щит от недуга и погоды. 
    
    Тебе доступны тожь и райские мечты 
    Но Царь земли, -- страстями побежденный 
    Погряз в грязи пороков низких ты 
    И стал среди земных забот и суеты 
    Вассал грехов покорный и презренный. 





    Всего стихотворений: 18



    Количество обращений к поэту: 5199





    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия