Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворениеСлучайная цитата
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Филарет Иванович Чернов

Филарет Иванович Чернов (1878-1940)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    В летний день

    Медлительно проходит летний день
    В дремотности томительной и нежной.
    Люблю один забраться в лес и тень
    Не с строгой думой, а с мечтой небрежной.
    Не торопясь, сажусь на старый пень
    И слушаю в пустынности безбрежной,
    Как лес шумит… Прохладой дышит сень…
    А в вышине толпою белоснежной
    Над мглой вершин проходят облака
    И медленно, как сновиденья, тают…
    Моей душой мечты овладевают:
    Действительность так странно-далека,
    Как будто бы она мне только снилась,
    Как облако в лазури, растворилась.


    1912

    * * *

    Вершинами ветер идет;
    В зыбких вершинах смятенье…
    Здесь же — у мощных корней —
    Сладостно-светлый покой.
    
    В недрах глубоких души
    Черпай святое смиренье:
    Лишь на поверхности душ
    Злоба с враждою глухой.
    


    Девушке

    Она венок из васильков
    Сплела во ржи густой, —
    Из этих синеньких цветов
    Невинности святой.
    
    Но будет время, миг придет
    Миг счастия и слез,
    И жизнь сама венок сплетет
    Ей из колючих роз.
    
    И будет тот венок — любовь,
    Что трепетно ждала, —
    И заструится тихо кровь
    По мрамору чела…
    


    1911

    Звон

    Люблю я дрожание меди, взволнованной тяжким ударом,
    Когда наполняется воздух густою, певучей волною, —
    Как будто хор духов незримых трепещет, поет надо мною;
    И весь отдаюся безвольно я звука таинственным чарам…
    
    Все выше, все выше, все ярче восходят удар за ударом…
    Каких-то возможностей чудных в душе разгорается пламень…
    Дрожит и поет о трепещет — и небо, и воздух, и камень,
    И весь я овеян, охвачен сверкающих звуков пожаром..


    1912

    * * *

    Зыблется сумрак вечерний… Теплые росы упали.
    Стелется призрачно-нежным пухом лебяжьим туман…
    Озера воды уснули. Берега грани пропали.
    Озеро стало безбрежным, как океан.
    
    Нет ни поляны, ни леса: все окружилось туманом —
    В нем расплылось, потонуло… Очи не ищут, не ждут…
    Только в небесной пустыне звезды немым караваном
    В Вечность идут…
    


    * * *

    Летнего вечера ласковым сумраком
    Нежно овеян мой дух.
    Так безболезненно,кротко и радостно
    День погорел и потух.
    
    Небо мечтательно краски раскинуло —
    Нежные вздохи зари.
    Друг мой, забудь все земное и тленное,
    В вечное небо смотри.
    
    Видишь: — сгущаются тени вечерние,
    Только, где солнце зашло,
    Словно воздушное, голубоводное
    Озеро блещет светло…
    
    Кажется, там — из таинственной вечности,-
    Движась по зеркалу вод,
    Дивный корабль с дорогими усопшими
    Тихо, как сон, проплывет.


    1912

    * * *

    Летним зноем истомленный,
    Я вошел в тенистый лес:
    Он прохладный, благовонный,
    Мне раскинул свой навес.
    
    Лег в траву я. В сладкой лени,
    Тихо вежды опустил;
    Сонный лепет томной сени
    Слухом дремлющим ловил…
    
    И душою на мгновенье,
    На один блаженный миг,
    Сладость вечного забвенья,
    Смерти таинство постиг.
    


    «Вестник Европы». 1912, № 5

    * * *

    <Н.Н. Яновской>
    
    Мне грустно оттого, что я еще так молод,
    Но, как старик, давно живу былым;
    Что, как старик, я чую смерти холод,
    И жизнь моя безжизненна, как дым.
    
    Бескрасочно уходят дни за днями, —
    Что день, что год — однообразно пуст…
    А где-то жизнь увенчана цветами,
    И песнь любви звучит с певучих уст…
    
    Как беден мир души моей усталой!
    О, как остыл я к радостям земным!
    Мне нечем жить: тепла в душе не стало;
    Я лишь дышу, чуть греюся былым…
    


    На рассвете

    Я рассвет встречаю в поле сонном:
    Бродит мгла тумана по межам;
    Рожь кадит дыханьем благовонным,
    И земля молитвенна, как храм.
    
    Все кругом, как в незажженном храме,
    Ждет огней и возгласов святых,
    Алтари восходят облаками,
    Где рассвет загадочен и тих…
    
    На восток смотрю я долгим взором.
    Весь овеян таинством земли:
    Заалел восток над дальним бором,
    Тени, дрогнув, к лесу поползли…
    
    Я стою в немом благоговенье,
    Освещенный отблеском зари;
    И плывут в священном облаченье,
    Золотом сверкая, алтари…


    1912

    Ода Смерти

    Тебе безначальной, незримо живущей
    Во всех отдаленьях — небесных, земных,
    Тебе богоравной, Тебе вездесущей,
    Тебе посвящаю мой стих.
    
    Ты в царственной силе не знаешь предела.
    Все в мире трепещет пред властью Твоей:
    Что создано жизнью — все рушишь Ты смело, —
    Ты жизни сильней!..
    
    Ты все покорила земные стихии
    И грозы небес подчинила Себе,—
    Вулканы — подземные силы глухие
    Покорны, как Богу. Тебе.
    
    Ты дышишь — и ветры несут ураганы
    И смерч к облакам подымают в морях:
    И гибнут в пустынях, в песках, караваны
    И судна-титаны в морских глубинах…
    
    Ты взглянешь — и молнии в тучах сверкают.
    На землю спадая разящей стрелой;
    И в полночь кровавые зори пылают,
    И гулы набата дрожат над землей…
    
    Дохнешь Ты и чумно-тлетворные смрады
    На землю плывут, пожирая людей…
    Ты знаешь болезней бесчисленных яды.
    Что пушек сильнее, сильнее мечей!..
    
    Ты топнешь ногою — и гул под землею
    Пройдет ураганом… сметет города…
    Ты в звездное небо укажешь рукою —
    И с неба летит, умирая, звезда…
    
    Тебе безначальной, незримо живущей
    Во всех отдаленьях — небесных, земных.
    Тебе богоравной, Тебе вездесущей,
    Тебе посвящаю мой стих!.. 


    1917

    * * *

    Окна в сумраке синем давно.
    Мы затеплить свечу не спешим:
    Нам в душе — хорошо и полно, —
    Мы одни. Хорошо нам одним!
    
    Пусть веселая жизнь прожита, —
    Сумрак дни нашей жизни покрыл,
    Но и в сумраке есть красота —
    Нежный трепет невидимых крыл…
    
    В наших взорах усталых печаль, —
    Тихой грустью сомкнуты уста…
    Но и в этой печали немой —
    Красота!..
    


    «Нива». 1913, № 34

    * * *

    <Н.Н. Яновской>
    
    Осенний день. В саду, шурша, ложится
    Отживший лист на блеклую траву…
    Душа грустит, душа былым томится…
    И странно мне, что я еще живу!
    
    Как призрачно все светлое промчалось!
    Ужели был и юн и счастлив я?
    Всем, всем былым, что в памяти осталось,
    Как дальним сном, живет душа моя…
    
    И мнится мне: засыпан я землею,
    Но в тяжком сне еще мой страждет дух;
    Что где-то жизнь проходит надо мною
    И странно мой тревожит мертвый слух…
    
    Порою, весь охваченный волненьем
    Былой любви и радости былой,
    Я жить хочу с безумством и мученьем,
    Хочу кричать, что я еще — «живой»!


    1911

    * * *

    Трепета света вечернего —
    Чувства мои.
    
    Отблески дня уходящего —
    Думы мои.
    
    Светлого облачка таянье —
    Грезы мои.
    
    Рос благовонных мерцание —
    Слезы мои.
    


    * * *

    Ты приснилась мне зыбкой и нежной,
    Как туман предрассветный.
    Я любил безнадежно,
    Я любил безответно.
    
    Ты приснилась мне гордой, счастливой,
    Но, как солнце, далекой.
    Я любил молчаливо,
    Я любил одиноко.
    
    Ты приснилась в обряде венчальном,
    Вся таинственно-белой.
    Я любил так печально,
    Я любил так несмело.
    


    * * *

    У смерти я в плену: я выхода не знаю
    Из тесного кольца о смерти тяжких дум.
    Все смертью мерю я, что слышу, ощущаю —
    И смех, и стон, и плач, и тишину, и шум…
    
    Над жизнию моей она как Немезида,
    Стоит холодная и строгая и ждет… 
    В душе подавленном и горечь и обида, —
    Я говорю: — «За что»? — ответа не дает…
    
    И жизнь моя ползет так медленно-устало…
    Без солнца, без любви мой умирает день…
    Я темен стал душой, и склепом сердце стало.
    Вся жизнь моя в былом; я — лишь былого тень.


    «Нива» № 18, 1912

    * * *

    Что жизнь напела мне в счастливые года
    Высоких дум, великих упований, —
    Теперь давно лежит в гробу воспоминаний
    И не воскреснет никогда.
    И часто, мертвеца убрав цветами грез,
    В глубокой тишине, в своем уединенье,
    Над прахом дорогим пролью я много слез,
    В них горькое вкушая утешенье…
    Да, как на кладбище живет душа моя:
    От жизни обнесен пустынною оградой,
    Могильным сторожем живу угрюмо я,
    Мерцаю бледною, могильною лампадой…
    


    1911

    * * *

    Я всё вечернее люблю, как смутный сон,
    Как нежно-смутный сон, что в детстве мне приснился:
    Он жил в моей душе, мечтой заворожен,
    И в тихий вечер он чудесно воплотился.
    Когда дрожит звезда, не смея заблистать
    В вечерней бледности небесных вод безбрежных,
    Как я люблю ее, как ей хочу послать —
    И слез моей любви и песен моих нежных!..
    Когда в ночную мглу уйдет, померкнув, даль,
    Как детских снов моих сиянье зоревое, —
    Я шлю ей взгляд любви, я шлю мою печаль
    И тихо ухожу в безмолвие ночное…
    




    Всего стихотворений: 17



  • Количество обращений к поэту: 4620





    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия