Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворение
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Игорь Иванович Кобзев

Игорь Иванович Кобзев (1924-1986)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    Белые ночи

    Белые ночи… Белые ночи…
    Белые ночи — как белые дни.
    Кажется, будто бы белые ноги
    Моют в заливе ночные огни.
    
    Людям не спится. На лицах веселость.
    Громко мальчишки кричат во дворе.
    Странная, сладкая невесомость
    Есть в этой гулкой весенней поре.
    
    Белою ночью счастливые сказки
    Бродят по улицам городским.
    Белою ночью стыдливые ласки
    Дарят подружки любимым своим.
    
    В небе — неоновое сиянье.
    Все в мире призрачно, как в кино.
    Ветер разлуки и ветер свиданья
    Рвутся в распахнутое окно…


    Бой

    В столичном
    Ювелирном магазине,
    Где золото
    Сверкает на витрине,
    
    К исходу дня,
    Спокойно и устало,
    Кассирша в будке
    Выручку считала.
    
    И тут-то вдруг
    (Все помнят по газетам)
    Вошел грабитель
    В маске, с пистолетом,
    
    Высокий, сухощавый,
    Словно жердь.
    Сказал ей хрипло:
    – Деньги или смерть!
    
    Все было так,
    Как в фильмах на экране:
    Свинец и смелость
    Встретились на грани.
    
    Бродвейских фантомасов
    Эпигон
    Решил к Москве
    Примерить свой закон!
    
    Не трудно было б
    Под угрозой смерти
    Отдать рубли,
    Лежащие в конверте,
    
    И в том ее никто б
    Не осудил,
    И он бы пистолет
    Не разрядил!..
    
    Но здесь расчеты вора
    Промахнулись!
    На миг два мира
    Намертво столкнулись.
    
    Глаза в глаза!
    Отвага и разбой
    Вступили в бой,
    В непримиримый бой!
    
    Кассирша знала:
    Бой они вели
    Не только за
    Народные рубли!
    
    Тут ей не подобало
    Быть слабее
    Питомца подлых гангстеров
    С Бродвея!
    
    Она погибла,
    Как солдат в войну,
    За весь наш образ жизни!
    За страну!


    В ботаническом саду

    Здесь розы есть, как сладкий мед,
    С цветными лепестками,
    Есть розы хрупкие, как лед,
    И яркие, как пламя.
    Есть розы белые, как снег,
    Крученые, как вьюга,
    Есть розы с именем «Артек»,
    «Веснянка» и «Подруга».
    
    Старик садовник входит в сад,
    Весь день мудрит, как химик,
    И розы льют свой аромат
    Под пальцами сухими.
    Он может, завязав глаза,
    Без всякой гордой позы,
    Легко по запаху сказать,
    Какого сорта роза.
    
    …Но как-то раз
    Заметил он
    Двух молодых рабочих:
    Парнишка, видно, был влюблен,
    А девушка… не очень.
    Старик подумал:
    «Молодежь!
    Небось страдать не сладко?»
    
    Он взял кривой садовый нож
    С дубовой рукояткой
    И срезал розу –
    Словно мед! –
    С густыми лепестками,
    И розу хрупкую, как лед.
    И яркую, как пламя.
    
    Он подал в руки им букет
    И отошел в сторонку,
    И теплый,
    Нежный-нежный свет
    Возник в глазах девчонки.
    
    А парень сразу стал смелей
    И ростом стал повыше,
    И что-то стало им ясней,
    И руки сдвинулись тесней,
    И плечи стали ближе…
    
    Садовник был заметно горд,
    Смотрел на них с участьем,
    И новый свой душистый сорт
    Решил назвать он «Счастье».


    В осеннем парке

    Ноябрь – плохое время для влюбленных,
    Но молодость не помнит ни о чем.
    Под потолком из желтых листьев клена
    Им, видимо, неплохо здесь вдвоем,
    
    У поцелуев горький привкус дыма.
    И парень не стыдится повторять:
    – Я очень счастлив быть твоим любимым,
    Но я свободу не хочу терять.
    
    Ей верилось, что будет все иначе,
    Что им «свобода» станет ни к чему.
    Как сложно все! Она едва не плачет,
    А все же нежно тянется к нему…
    
    А день какой!.. Раскаявшись в угрозах,
    Ноябрь весенней свежестью запах.
    Намека нет на близкие морозы,
    И почки набухают на ветвях.
    
    Доверчивые, глупые растенья!
    Ей стало жаль их попросту до слез:
    Чуть солнышко – у них уже цветенье,
    А впереди – декабрь, зима, мороз…


    Верю

    Жизнь — это, в общем, весёлое дело!
    С детства я верю в счастливый конец.
    Верю, что за пять секунд до расстрела
    Весть о спасенье привозит гонец!
    
    Верю, что все, кто быть злыми стараются,
    Все, кто кому-то расчётливо мстят,
    Просто хороших поступков стесняются
    И доброту показать не хотят.
    
    А огорчений большое количество —
    Это сумбурный, предутренний сон:
    Стоит вот только включить электричество —
    И моментально рассеется он!..


    Гроза

    Гроза накопится во мгле
    И распахнет окно,
    И сразу станет на земле
    Тревожно и темно;
    
    Жгуты грохочущей струи
    Из туч ударят вниз,
    И озорные воробьи
    Забьются под карниз…
    
    И оттого, что врозь нельзя,
    Сойдутся у огня
    Давно забытые друзья
    И дальняя родня…
    
    И, может, испугавшись тьмы,
    Нависшей над землей,
    Захочешь ты, чтоб были мы
    Опять вдвоем с тобой.


    Даме сердца

    Мне надо знать, что ты меня,
    Как рыцаря, ждала.
    Что вышивала знамена,
    Гербы мои ткала.
    
    А по ночам шла пряжу прясть
    Из нитей золотых
    И в них тайком вплетала прядь
    Волос своих густых!
    
    Мне надо твердо верить, что
    И год и два пройдет –
    К заветной горнице никто
    Ключей не подберет.
    
    Мне надо думать, что могу
    Совсем далеким стать,
    А ты все будешь на шелку
    Мой образ вышивать!..


    Добрый гром

    По белу свету сумрачно кочуя,
    Негаданно, нежданно из дали
    Седые тучи черноту ночную
    В хороший, светлый день приволокли…
    
    Затрепетали робкие осинки
    Перед немой угрюмой темнотой,
    И первые дождинки, как слезинки,
    Повисли над испуганной листвой.
    
    И хлынул дождь по чащам и по долам.
    Раздался рокот грома за бугром.
    Но был каким-то сдержанным и добрым
    Июльский, мягкий, благодушный гром.
    
    Казалось, что он ссориться не хочет,
    Что сам он строгой должности не рад,
    Что он лишь чуть, для виду, погрохочет,
    И вновь лучи планету озарят!..


    Закон

    Пока пропахшие войной
    Орудия не бьют,
    Дипломаты пьют вино
    Порой с врагами пьют.
    
    С врагами можно говорить
    И за столом сидеть
    С врагами можно даже пить…
    Нельзя с врагами петь!
    
    Мы под одной Луной живем,
    Но разный держим путь.
    И песни разные поем,
    И в этом наша суть!
    
    Писал я много на веку,
    Но все, народ, сожги!
    Коль хоть одну мою строку
    Вдруг запоют враги!


    * * *

    Звуки вальса, как морские чайки,
    Падали и подымались вверх.
    Гости были влюблены в хозяйку,
    Нам она казалась лучше всех.
    
    В комнате звенело и сверкало,
    Абажур качался над столом.
    Вспыхивали искорки бокалов…
    Кто-то с кем-то спорил о Толстом.
    
    И, возможно, не было б вопросов,
    И не нужно было бы грустить,
    Если б я с потухшей папиросой
    Не зашёл на кухню прикурить.
    
    Я увидел, что, пока мы сами
    Шумным спором были заняты,
    Мать-старушка с сонными глазами,
    Сгорбившись, стояла у плиты.
    
    Я был лишним на такой пирушке.
    Сколько помню, с самых малых лет
    Я ломал красивые игрушки,
    Если в них разгадывал секрет.
    
    Веря в настоящее веселье,
    Я искал отзывчивых людей…
    Я ушёл, укутавшись шинелью,
    Слушать шум московских площадей.


    Зимним утром

    Спасибо седой зиме
    За то, что, под стать богам,
    Хожу по родной земле –
    Как будто по облакам!
    
    От этих снегов в полях,
    От вьюжного колдовства
    Растет на душе размах
    Веселого удальства.
    
    Пускай метель все лютей,
    Пускай из ноздрей бьет пар! –
    И впрямь: у иных людей
    Бушует в душе пожар!
    
    Какой мороз! Аж до слез!
    А мне – плевать! Благодать!
    Кто враг, разреши вопрос:
    Легко ли таких запугать?..


    * * *

    Когда ушла ты, не любя,
    Я думал: погрущу немного,
    А остальное – на себя
    Возьмет железная дорога!
    
    Но что я сделаю с тоской?
    Она ведь не покорна воле.
    С железной волею мужской
    Я весь – в твоем магнитном поле.
    
    И в поезде уже давно
    Я мчался бы куда попало,
    Когда б не знал, что все равно
    К тебе
    назад
    пойду по шпалам.


    Лес

    Из всех земных
    Сокровищ и чудес
    Нежней всего
    Люблю дремучий лес.
    
    Не то люблю,
    Что ягоды дарит,
    А то, что он
    О тайнах говорит.
    
    И шум лесной,
    И шепот тишины
    Загадочными знаками
    Полны.
    
    Кусты, деревья,
    Травы и цветы
    Хранят в лесу
    Разгадку Красоты.
    
    А Красота
    Для всех земных людей –
    Учитель жизни
    До заката дней.


    Любовь

    Вот вам мальчик и девочка,
    Деловитые школьники,
    На трамвайной скамеечке
    Едут рядом в Сокольники.
    
    А на стеклах – от наледи –
    Столько всяких чудес:
    Электричеством залитый
    Эвкалиптовый лес.
    
    И по снежному дереву,
    Как по белой бумаге,
    Мальчик ногтем для девочки
    Чертит тайные знаки.
    
    Только я в этой повести
    Знаю, что это значит,
    Потому что – по совести –
    Я и есть этот мальчик.
    
    Мне б в ладонях нести
    Дни далекие эти:
    Лучше первой влюбленности
    Ничего нет на свете!
    
    Вьются бабочки снежные,
    Блещут бритвы-коньки,
    А в глазах у нас нежные
    Огоньки, огоньки…
    
    Что за радость – рассказывать
    О спортивных новинках
    И, как рыцарь, завязывать
    Ей шнурки на ботинках.
    
    И встречаться азартно
    Тайком от родителей
    На балконе театра
    Юного зрителя!
    
    Но – чтоб все было честным!
    Чтобы только искусство!
    Чтоб пустующим креслом
    Разделить свои чувства!
    
    Поцелуи, объятия –
    Это все будет после,
    Даже под руку взять ее –
    Это все будет после.
    
    Только теннисным мячиком
    Да «стрельбой» в волейбол
    В этом возрасте мальчики
    Говорят про любовь.
    
    Только просьбой доверчивой
    Дать до вечера книжку
    В этом возрасте девочки
    Отвечают мальчишкам.


    * * *

    Мне мама говорила: «Будь хорошим,
    О собственной удаче не радей,
    Люби людей, а не собак иль кошек,
    Люби людей, всегда люби людей…»
    
    И что хитрить? Признаюсь без утайки:
    Людей, живущих трудно на земле,
    Жалею больше я собаки-лайки,
    Заброшенной скитаться в звёздной мгле.
    
    Грущу, когда скворца посадят в клетку…
    Но ближе мне скорбь человечьих душ,
    Мне больше жаль сварливую соседку,
    Которую недавно бросил муж.
    
    Пусть жизнь меня не раз по сердцу била
    Обидами, больнее всех плетей,
    Я помню, как мне мама говорила:
    «Люби людей. Всегда люби людей…»
    
    Легко ль любить,
    Встречая лживых женщин,
    Плутов, завистников, что причиняют зло?
    Ах, если б я людей любил поменьше,
    Мне не было б так в жизни тяжело.


    На реке

    Ту ленивую речонку
    Ни к чему мне воспевать,
    Ту смешливую девчонку
    Ни к чему мне вспоминать.
    
    Просто чтили мы с ней робкий
    Дружбы ласковый закон.
    Просто мы на синей лодке
    В сонный плавали затон.
    
    Тишина прибрежных линий.
    Золотое забытье…
    И белее белых лилий
    Были ноги у нее.
    
    А река катила мимо
    Неторопкие струи,
    И девчонка в речке мыла
    Ноги белые свои.
    
    И мы плыли мимо лилий,
    Мимо тонких тростников,
    Мимо чьих-то лодок синих
    У высоких берегов,
    
    Мимо росших по соседству
    Двух кудрявых тополей,
    Мимо ласкового детства
    Рядом с юностью своей…


    Папы знают

    Папы знают: дети любят сласти.
    Потому для каждого так просто:
    Взять и подарить коробку счастья
    Человечку маленького роста.
    
    Ну, а взрослым, им ведь тоже надо,
    Чтобы кто-то (раз уж нету бога)
    В жизни иногда дарил бы радость,
    Пусть не часто, пусть не очень много!
    
    Люди мучатся от боли и от страсти,
    Так нужны им ласка и участье,
    Человек не может жить без счастья,
    Человек не должен жить без счастья.
    
    Если ты сегодня не умножил
    Хоть на каплю чью-то радость в мире,
    Так считай, что день напрасно прожил,
    Как ленивый гость в чужой квартире.


    Простая любовь

    Нам простой любви не хватает,
    Мало ценим мы все простое.
    Надо больше любить трамваи,
    Те, в которых трясемся стоя.
    Надо больше ценить бульвары,
    Где ограды, как дым – сквозные,
    Надо больше любить базары,
    Где товары все расписные.
    Надо легче прощать обиды,
    Крепче радоваться в получку.
    Надо с самым весенним видом
    Свое счастье водить под ручку.
    И не надо искать покоя!
    В жажде боя – большая честь!
    Но любите жизнь и такою,
    Вот такою, какая есть!


    Русским женщинам

    Еду полями, дорогой завьюженной…
    Ветер да снег. Ни дымка, ни жилья.
    Кто нам налгал, что «людьми перегружена
    Необозримая наша земля»?!
    
    Эти б края заселить новосёлами!..
    Горестно мне за родимый народ:
    Русскими градами, русскими сёлами
    Сушит просторы людской недород.
    
    Где они — прежние, шумные, щедрые
    Русские семьи — плечо над плечом! —
    Эти дружины, которым все недруги,
    Холод и голод — и всё нипочём!
    
    Что же случилось? Война ли всё помнится?
    Ложь иль корысть добрались до сердец?
    Смотришь: слюбились сокол с соколицей,
    А от любви их — один лишь птенец.
    
    Русские матери! Русские женщины!
    Знаю: вы много хлебнули беды.
    Знаю: доныне ещё не уменьшены
    Ваши заботы и ваши труды.
    
    Русские женщины! Русские матери!
    Кто же поможет вам лучше детей?
    Я говорю вам: побольше рожайте вы
    Рослых, могучих богатырей!


    Сентябрьское утро

    Прекрасно и мудро
    Сентябрьское утро:
    Туманы духмяны и травы остры,
    Заря пламенеет
    И стрелами сеет, –
    Как пели славянские гусляры…
    
    Чуть слышно деревья
    Скрипят, словно двери,
    И осень готова войти на порог.
    И рада природа
    Всем краскам восхода,
    И нет на душе ни тоски, ни тревог.
    
    Пусть ветер, пусть осень,
    Пусть тучи наносит –
    Я каждому утру на Родине рад,
    Все зори желанны,
    Ясны иль туманны —
    Листочки иль ласточки в небе кружат.
    
    Хотите разведать,
    Как в пору рассвета
    Прекрасна лесная моя сторона?
    На каждой хвоинке
    Висит по росинке,
    И в каждой росинке Россия видна.


    Сердце друга

    Пытанный жестокими боями,
    Смел ли я без друга обойтись?
    А вот нынче верными друзьями,
    Кажется, не смог обзавестись.
    
    Правда, есть, конечно, сослуживцы,
    Родичи, соседи тоже есть.
    Компаньоны к рюмке приложиться,
    Эти есть! Да велика ли честь?!
    
    Сердце друга излучает радость,
    С ним в беде и счастье веселей.
    Друг везде как тень шагает рядом.
    Нету у меня таких друзей.
    
    Может это бред мой в час недуга?
    Может просто нервы разошлись?
    Если есть на свете сердце друга,
    Я прошу: — Не прячься! Отзовись!


    Счастье

    Может, счастье — это просто
    Выйти утром погулять,
    У газетного киоска
    Двух девчонок повстречать.
    
    Чтоб одна была знакомой,
    А другая — не была,
    Но чтоб жгучею истомой
    Сразу ж сердце обожгла.
    
    И пускай пока о ней
    Ты б расспрашивал в смущеньи,
    Все стояла б в стороне
    С тонкой веточкой сирени.
    
    Чтоб бояться наперед
    Что-нибудь не так ответить!
    Чтобы знать, когда уйдет,
    Где ее еще раз встретить.


    У моря

    Что ты ждешь у моря, северянка?
    Что ты зря глядишь в морскую даль?
    Холодней полярного сиянья
    Плещется в глазах твоих печаль.
    
    Вспомни, вспомни хохот свой капризный,
    Модный твист, фасонистый фокстрот…
    В порт вошел завьюженный, как призрак,
    Белым льдом обросший пароход…
    
    Вспомни, как ты сладко танцевала,
    Как смеялась шуточкам парней
    И одна никак не замечала
    Гостя, что вдруг замер у дверей.
    
    А ведь он спешил сквозь крики чаек,
    Сквозь ночные, пьяные моря,
    Сквозь чужие яркие причалы,
    Где скучали наши якоря…
    
    Что ж! За тем швырял его штормяга
    И за тем валы валили с ног,
    Чтоб увидеть, как шальной стиляга
    Милую кружит, как мотылек?!
    
    Был моряк, наверно, гордый парень:
    Он не стал корить и упрекать —
    Только подарил тебе на память
    В волосах заснеженную прядь…
    
    Ждешь ты возле пирса каждый вечер,
    Ждешь, как будто не было беды.
    Но давно следы последней встречи
    Отсверкали в зеркале воды…


    Шут

    Обычно при любом
    Владетельном князьке
    Жил мудрый шут: с горбом,
    В дурацком колпаке…
    
    На долю горбуна,
    Умевшего острить.
    Была там власть дана:
    Всю правду говорить!
    
    Кривляясь и смеясь,
    Он вслух мог произнесть
    Чего не смел и князь:
    Назвать – где грязь,
    Где лесть.
    
    Но истиной в речах
    Он вызывал лишь смех.
    А прочие, ловча,
    Все также лезли вверх.
    
    И помнил каждый плут,
    Что надо век хитрить
    Что «может только шут
    Всю правду говорить»!
    
    …Тут для меня суть в том:
    Бывает до сих пор,
    Считают шутовством
    Правдивый разговор.




    Всего стихотворений: 24



  • Количество обращений к поэту: 3177





    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия