Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворениеСлучайная цитата
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений
Переводы русских поэтов на другие языки

Русская поэзия >> Лидия Александровна Кологривова

Лидия Александровна Кологривова (1873-1915)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    В сельском храме

    Смиренный сельский храм полн мира и прохлады,
    Глядится даль полей в открытое окно,
    В цветистом хрустале чуть теплятся лампады,
    Кидая вкруг себя дрожащее пятно.
    
    Как непонятны здесь раздоры и волненья,
    Как жизнь тревожная отсюда далека!
    Среди простых сердец нет места для сомненья,
    Молитва их чиста, несложна и легка:
    
    Всемилостивый Боже! Властною Десницей
    Плоды земных трудов Ты днесь благослови,
    На ниве возрасти наш урожай сторицей,
    Даруй нам царствие согласья и любви!
    
    От глада, от огня, от злого умышленья,
    Спаси и сохрани, о Милосердный, нас,
    Кончину мирную и грешных дел прощенье
    Пошли, Благий Господь, в грядущий смертный час!



    * * *

    В час, когда нет богослуженья,
    Люблю входить под сень церквей,
    Утихло людное движенье,
    И шум шагов, и скрип дверей,
    Паникадила не сверкают,
    Безмолвен полутёмный храм,
    Лишь разноцветные мерцают
    Лампады тихо по стена́м.
    И перед чтимою иконой,
    Искрясь в игре цветных камней
    На светлой ризе золочёной
    Пылает яркий круг свечей.
    Царит покой — тревоги света
    Остались где-то далеко,
    Душа надеждою согрета,
    Молиться сладко и легко.


    <190?>


    Встань же, грозная!

    Русь привольная, необъятная,
    Сердцу чуждому непонятная
    Недоступными взору далями,
    Своей радостью и печалями.
    Над тобой небес потемнел простор
    И теснит тебя злых врагов напор,
    Дни надвинулись безотрадные,
    Реют коршуны кровожадные,
    Наводя кругом смуту дикую,
    Погубить хотят Русь великую.
    Не давайся им, Русь державная,
    Вспомни прошлое время славное.
    Ты, дивившая мир победами,
    Не клони главы перед тучею,
    Снова бодрой будь и могучею.
    У тебя сынов много преданных,
    Много сил в тебе неизведанных.
    Встань же, грозная и безбрежная,
    И рассеется рать мятежная.


    <19??>


    Господний въезд в Иерусалим

    В лучах пурпурных вешнего заката
    Над далью гасла поздняя заря,
    За городские мы спешили вра́та,
    Горячей веры пламенем горя.
    
    Там без венца, без Царской багряницы,
    Сияньем славы вышней осенён,
    Небесный Царь смиренно на ослице.
    Среди толпы, въезжал во град Сион.
    
    Кругом народ теснился невозбранно,
    На лик Его Божественный взирал,
    И громким кликом радости: «Осанна!»
    Господний вход в священный град встречал.
    
    «Давида Сын! Тебя давно мы ждали.
    Надеждой долго жили мы благой,
    Нам Твой приход Пророки предрекали.
    Гряди, Господь, гряди во град Святой!
    
    Гряди, Господь, как солнце из тумана
    Навстречу дню желанному грядёт.
    Осанна, Царь Израиля, Осанна!
    Благословен меж нами Твой приход!»
    
    Так мы с народом радостно встречали
    В тот час Господний вход в Иерусалим,
    Ветвями пальм зелёными устлали
    Мы пыльный путь с любовию пред Ним.
    
    Прошло пять дней, в смятеньи и печали
    Мы на горе стояли у Креста,
    «Царь Иудейский» письмена вещали
    Над головой Распятого Христа.
    
    Народ глядел в тупом недоуменьи,
    В преступное молчанье погружён,
    И под горой, в туманном отдаленьи,
    Белел Христа предавший град Сион. 


    <март 1906>


    Доблестным войскам, защищавшим Москву в декабре 1905 года

    О верный штык свой замысел лукавый
    Разбил безцельно дерзкий супостат.
    Он тще́тно ждал, чтобы на путь кровавый
    С крамолой рядом русский стал солдат.
    
    Идя по следу смуты зарубежной,
    России сердцем чуждый, он забыл,
    Что русский меч не удалью мятежной,
    А честным боем славу заслужил…
    
    Напрасно раздувал он пламя розни,
    Напрасно сеял распри и вражду,
    Размётаны его лихие козни,
    Бог отвратил грозящую беду.
    
    Пришёл конец попытке безпримерной,
    Смолк гул встревоженной молвы,
    За нас охраной вы подня́лись верной,
    Бьём вам челом, защитники Москвы!
    
    Крамольников напыщенные речи,
    Всех обещаний лживость и обман
    Рассеялись при первой вашей встрече,
    Как тьмой ночной навеянный туман.
    
    Какая злоба вылилась в их взглядах,
    Когда вы стали, их призыв презря́,
    Не в их ряды на мрачных баррикадах,
    А против них за правду и Царя! 


    <1905>


    * * *

    На трёхсотлетний юбилей дома Романовых
    
    Край погибал средь смут кровавых
    И бился, нестроенья полн,
    Во вражьих замыслах лукавых,
    Как на волна́х разбитый чёлн.
    Всё подчинялось грубой силе;
    Царил безправный произвол;
    Ликуя, недруги делили
    Руси державу и престол.
    Но Вышним Промыслом хранима
    Святая Русь в годину бед,
    И пронеслась невзгода мимо
    И бурных дней исчезнул след.
    Разрушив вражеские козни,
    Крамолу твёрдо покоря,
    Вся Русь без спора и без розни
    Избрала Русского Царя.
    И с той поры с державным родом
    Она судьбу свою слила́,
    И три столетья год за годом
    С ним вместе крепла и росла.
    Венчало счастье их усилья,
    От моря Северных Помор
    Орёл двуглавый свои крылья
    До моря южного простёр.
    И разнесла по миру слава
    Царей российских имена.
    К ногам склонилась их Варшава
    И диких горцев племена.
    Теперь тверда и неделима,
    И необъятна, и сильна,
    Взирает Русь неустрашимо
    В веков грядущих времена.
    И ныне тысячью устами
    Звучит желание земли,
    Чтоб по путям судьбы веками
    Её Романовы вели!



    * * *

    Лепестки цветов небесных,
    Крыльев ангельских пушинки,
    Вьются лёгким хороводом
    В зимнем воздухе снежинки;
    Кроют пышными коврами
    Лёд реки прозрачно синий,
    Оседают мягким пухом
    На колючий острый иней;
    И в их зыбкой снежной пляске,
    Без тепла осиротелый,
    Божий мир, как будто в сказке,
    Епанчёй оделся белой. 



    Молитва (Не оставь нас, Господь, в эти дни испытания)

    Не оставь нас, Господь, в эти дни испытания,
    Ты Всесильный, победу на брани дарующий,
    Ниспошли нам терпенье в борьбе и страдании,
    Вознеси в лучезарном небесном сиянии
    Пред врагами неверными крест торжествующий.
    Осени́ наших воинов мощной Десницею,
    Дай им бодрость душевную, стойкость в лишениях,
    Да воздастся за доблесть им слава стори́цею
    А для павших да будет смерть ясной зарницею
    Незакатного счастия в райских селениях. 


    <19??>


    Молитва (Перед Тобой в эти дни покаяния)

    Перед Тобой в эти дни покаяния,
    Низко поникнув главой преклоненною,
    В чистосердечном и полном признании
    Я обнажаю всю душу смятенную.
    
    Все́ недостойные помыслы скрытые,
    Зависти тайной, стяжанья неправого,
    Тёмные мысли, обиды открытые,
    Злые наме́ренья сердца лукавого.
    
    Чувства, иль веры чужой оскорбление,
    Слово жестокое, действия гневные.
    Не осуди — ниспошли мне прощение
    И исцели мои раны душевные.
    
    Да не погибну в мирском искушении,
    Да не утрачу в нём веры спасительной,
    И сокрушится на веки сомнение
    Пред Твоей правдой и силой живительной.


    <190?>


    Народность

    Послушен Божьему веленью,
    Среди напастей и невзгод
    Земли державное строенье
    Наш Русский совершал народ.
    
    С молитвой в сердце и любовью
    Он Царство Русское слагал
    И в час беды своею кровью
    Его устои закреплял.
    
    Венец могущества и славы
    Он для Руси сковал один,
    Владычный первенец Державы,
    Племён подвластных господин.
    
    Напрасно силится крамола
    Путь ныне заградить ему, —
    Родное место у Престола
    Он не уступит никому. 


    <февраль 1906>


    Ослябя и Пересвет

    На ретивых конях в светлых бро́нях сверх чёрной одежды
    Едут иноки с войском Московского князя на брань;
    Юн и радостен первый, во взоре луч блещет надежды,
    Острый меч в нетерпеньи сжимает горячая длань.
    
    Чешуёй облегает кольчуга могучие плечи,
    У седла боевой отточённый прикре́плен топор,
    Веселит его душу предвиденье близкое сечи,
    И пьянит и волнует степной необъятный простор.
    
    Рядом едет второй: крест сверкает на стали доспеха,
    Тихо шепчут уста изреченья священных молитв,
    Пересвету знакома давно удалая потеха,
    Перевидел в миру много сечь он кровавых и битв.
    
    Лик задумчив и строг, очи смотрят спокойно, без страха
    И уверенно шёлковым поводом правит рука,
    Незнаком он с боязнью, но вещее сердце монаха
    Словно злая змея охватила внезапно тоска.
    
    Он не хочет печалью смущать молодого веселья,
    Облегчив пред Ослябей словами душевный свой гнёт,
    Но он чует, что им не вернуться в их мирную келью
    И что смерть среди ратного поля обоих их ждёт. 



    Пасхальная ночь

    Христос Воскрес! на небесах победно
    Встаёт заря, бледнеет но́чи мгла,
    Горят огни, и стройной песней медной
    Над храмами гудят колокола.
    
    То светлый день, то праздник Воскресенья,
    И радостью его встречает мир,
    Гимн торжества, любви и обновленья
    У алтарей поёт церковный клир.
    
    Пусть в этот день в сердцах утихнет горе,
    И озарит их веры теплой луч,
    Что край родной от бед восстанет вскоре
    И станет вновь спокоен и могуч.



    Православие

    Предвечной Правды пламень чистый,
    Христа ученье с давних дней,
    Как светоч ясный и лучистый,
    В тиши горело алтарей.
    
    Под властью Церкви Православной
    Мрак рассевался вековой,
    И крепнул силою державной
    С ней тесно слитый край родной.
    
    Горячей верою согретый,
    Сквозь строй веков, сквозь ряд могил,
    Свои исконные заветы
    Народ поныне сохранил.
    
    Чтоб отстоять свою святыню,
    Он встанет грозно на врагов
    И за земную благосты́ню
    Небесных не отдаст даров. 


    <февраль 1906>


    Рождественская ночь

    Мерцая в синеве воздушной
    Взошла полночная звезда,
    Пустыня спит, толпой послушной
    Пасутся мирные стада,
    
    Их пастухи, усевшись рядом
    Беседу у костра ведут,
    И табуны прилежным взглядом
    В ночном безмолвьи стерегут.
    
    Но вдруг лучами озарился
    Во мраке тонущий простор
    И светлый Ангел им явился,
    Сияньем ослепляя взор.
    
    «Не бойтесь, — молвил небожитель, —
    Я радость возвещаю всем,
    Сегодня родился́ Спаситель
    К Нему спешите в Вифлеем!
    
    Найдёте в я́слях там убогих
    Младенца Господа Христа!»
    И при созвучьи хо́ров многих
    Небес разверзлась высота.
    
    Слетают райские виденья
    Небесной радости полны,
    Хвалебных сонмов псалмопенья
    Волною льются с вышины.
    
    И пастухи, смиря тревогу,
    На небо очи возвели
    И слышат: «Слава в вышних Богу!
    Мир человекам на земли́»! 



    Самодержавие

    Орла двуглавого России,
    Самодержавия устой,
    Крамол мятежные стихии
    Не победят в борьбе слепой.
    
    В его когтях блестит держава
    И власти скипетр золотой,
    Его венец — Отчизны слава,
    Земли величие родной;
    
    Восток и Запад видят очи,
    Парит крыло, объединя
    И долгий мрак полярной ночи,
    И блеск сияющего дня.
    
    Великий Символ единенья,
    Неразделимо он в одно
    Руси обширные владенья
    Связал, как мощное звено. 


    <февраль 1906>


    * * *

    Христос воскрес! Пуста гробница.
    Оковы смерти сорваны́,
    Так возвестили на зарнице
    Придя от Гроба, три жены́.
    
    И в тот же день, когда спустился
    Ночи́ таинственный покров,
    С приветным словом Он явился
    Среди Своих учеников. <…>
    
    Но в то счастливое мгновенье,
    На время с ними разлучён,
    Фома не верит в воскресенье
    И с грустью молвит братьям он:
    
    «Доколь пред Ним стоять не буду,
    И не коснусь до ран перстом,
    Я не могу поверить чуду
    И горьких слёз не лить о нем».
    
    Однажды позднею порою,
    Их дверь была уж заперта,
    Но вдруг они перед собою
    Опять увидели Христа.
    
    Копьём меж ребер прободённый,
    С кровавым следом от гвоздей,
    Предстал Он, и Фома сражённый
    Пал, устыдясь своих речей.
    
    Блажен, кто не смущён сомненьем.
    В ком веры теплится заря.
    Кто может чистым помышленьем
    Поверить правде не узря. 


    <апрель 1905>


    Чёрная Сотня

    Когда неистовой хулою
    Русь заливал крамольный вал,
    Нас встретил враг насмешкой злою,
    И Чёрной Сотней нас прозвал.
    Названье приняли мы смело,
    Мы им довольны и горды,
    На общее сплотило дело
    Оно могучие ряды.
    И наша рать для славной брани
    Растёт и крепнет шаг за шаг,
    И замер смех в мятежном стане.
    Увидел изумлённый враг,
    Что шуткой наглой и задорной
    Не омрачился наш восход,
    То, что считал он Сотней Чёрной,
    То — православный наш народ. 


    <19??>




    Всего стихотворений: 17



  • Количество обращений к поэту: 6771





    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия