Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворение
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Всеволод Гаврилович Князев

Всеволод Гаврилович Князев (1891-1913)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    1 января 1913 года

    За раскрытую розу — мой первый бокал!
    Тайным знаком отмечена роза!
    Рай блаженный тому, кто ее целовал, —
    Знаком нежным отмечена роза...
    
    Ах, никто не узнает, какое вино
    Льется с розы на алые губы...
    Лишь влюбленный пион опускался на дно,
    Только он, непокорный и грубый!
    
    За таинственный знак и улыбчивый рот,
    Поцелуйные руки и плечи —
    Выпьем первый любовный бокал в Новый год,
    За пионы, за розы... за встречи!..


    В подвале

    Певучесть скрипок... Шум стаканов..
    Невнятный говор... Блеск огней...
    И белый строй столов, диванов
    Среди лучей, среди теней...
    
    И ты, прекрасная, ты рядом,
    Мгновенной верная любви,
    Мгновенным сладостным обрядам!..
    Но грезы сердца далеки!..
    
    Твоей красою озаренным,
    Далекий друг, святыня дум, —
    Тобой я остаюсь плененным
    Под эти скрипки, этот шум!..


    * * *

    В тихом сиянии дней безмятежных
    Петь я не в силах, мой друг...
    Видится мне, что в глазах твоих нежных
    Отблеск дрожит тяжких мук.
    
    Дай мне их, дай!.. Только тяжкие муки,
    Муки — созвучья мечты,
    Вызовут песни чарующей звуки
    В сердце, где царствуешь ты...
    
    Образ безбрежной, томительной скуки
    Станет за дальней чертой...
    Дай же твои сокровенные муки, —
    Я их упьюсь красотой...


    * * *

    Вернулся из церкви... Три письма на столе лежат.
    Ах, одно от нее, от нее, от моей чудесной!..
    Целую его, целую... Все равно — рай в нем или ад!..
    Ад?» но разве может быть ад из рук ее — небесной..
    
    Я открыл. Читаю... Сердце, биться перестань!
    Разве ты не знаешь, что она меня разлюбила!..
    О, не все ли равно!.. Злая, милая, рань,
    Рань мое сердце, — оно все влюблено, как было...


    Сентябрь 1912, Рига

    * * *

    Вы милая, нежная Коломбина,
    Вся розовая в голубом.
    Портрет возле старого клавесина
    Белой девушки с желтым цветком!
    Нежно поцеловали, закрыв дверцу
    (А на шляпе желтое перо)…
    И разве не больно, не больно сердцу
    Знать, что я только Пьеро, Пьеро?..


    Заглохший парк

       Сонет
    
    Вхожу в заглохший парк... Все спит спокойным сном..
    Спит тихий пруд, спят зелень и цветы...
    Все, все забыло здесь о суетном земном,
    Все полно мирных грез заснувшей красоты.
    
    Склонившись в пруд громадными стволами,
    Деревья дряхлые как в зеркало глядят...
    Беседки с графскими старинными гербами
    Так помечтать под тихий свод манят.
    
    Все спит, все умерло... Один лишь водопад,
    Как будто нарушать спокойствие он рад,
    С уступов падая, задумчиво шумит...
    
    Все спит, все умерло... Лишь он один да я
    Волнуемся, лишь в нас двоих сквозь сон кипит
    Безумство дерзкое стремлений бытия.


    20 июля 1907, Пальмс (Везо)

    * * *

    И нет напевов, нет созвучий,
    Созвучных горести моей...
    С каких еще лететь мне кручей,
    Среди каких тонуть морей!
    	Сияло солнце, солнце рая,
    	Два неба милых ее глаз...
    	И вот она — немая, злая,
    	И вот она в последний раз!
    Любовь прошла — и стали ясны
    И близки смертные черты...
    Но вечно в верном сердце страстны
    Все о тебе одной мечты!


    Декабрь 1912

    * * *

    Когда застынет в мраке Рига,
    К тебе я звездной прихожу...
    Ты мне играешь танцы Грига,
    Я прелесть рук твоих слежу...
    
    Когда ж потом огней узоры
    Померкнут в уличном стекле,
    Я ухожу... И только шпоры
    Мою печаль звенят во мгле...


    Январь 1912, Рига

    * * *

    Когда мы встречаем Новый год —
    Мы должны плакать, что все еще живы, —
    А мы пьем вина, ведем хоровод…
    …Почему глаза твои так красивы?..
    …Почему глаза твои так красивы?..
    Почему так красиво очерчен твой рот?..
    Ах, теперь я знаю — наши чувства не лживы,
    Когда мы встречаем Новый год!..


    1910

    Матери

      (По получении стихов Фета)
    
    Благодарю за присланные книги...
    Милее роз и музыки они...
    При них пройдут докучливые дни —
    О, как влюбленности, как краткой встречи миги,
    
    Но мне Гафиз и прелести сонета
    Не заменят все ж дальности твоей...
    Жду, жду конца нас разделивших дней
    И в упоении стихов небесных Фета...


    Февраль 1912

    * * *

    Нас немного, влюбленных в прекрасное,
    Нас — живущих одной красотой, —
    Но царим мы все ж силою властною
    Над несметною пошлой толпой...
    
    Воскрешая волшебность минувшего,
    Воздвигая свет новых огней, —
    Мы кадим красоте промелькнувшего
    На мгновенье средь бледных теней...
    
    И мелькают, мелькают незримые,
    Но для нас вдохновенные сны,
    Сны, пурпуровым солнцем палимые
    В предрассветности вечной весны!..


    * * *

    Недаром зеркало сегодня разбилось,
    Недаром в церкви панихиду служили,
    Часы в комнате соседней не били,
    И во сне всё что-то в пропасть с горы валилось.
    Все предсказания верны, все недаром.
    И письмо… оно в желтом недаром конверте…
    Что мне теперь! Буду ль клоуном, монахом, гусаром, —
    Не все ли равно! Буду близиться к радостной смерти.


    * * *

    Плененный прелестью певучей
    Последней сладостной стрелы,
    Я говорю тебе: «О, мучай, —
    Мне и мучения светлы…»
    
    Я говорю тебе: «В разлуке
    Ты будешь также близок мне.
    Тобой целованные руки
    Сожгу, захочешь, на огне…
    
    Захочешь, и уйду в пустыни,
    И буду петь и петь хвалы,
    И будет солнем мне, святыней
    Укол божественной стрелы».


    Весна 1912

    Посвящение

    Песни влюбленные, песни печальные,
    Песни лазурной мечты,
    Песни вечерние, песни прощальные,
    Тихие песни-цветы
    
    Я отдаю тебе, радость живящая,
    Свет моего бытия,
    Я отдаю тебе, вечно манящая,
    Светлая греза моя!..


    * * *

    Припаду с поцелуями к вестнице
    Моей тихой радости вешней, —
    Я приду и застыну на лестнице
    У далекой, звездной, нездешней...
    
    Я застыну, склонясь над перилами,
    Где касалась ее перчатка...
    Над словами милыми, милыми
    Быть из белого мрамора — сладко...


    * * *

    Пускай разбиты все надежды и желанья,
    Пускай любовь моя отвергнута тобой,
    И нет в душе ни счастья, ни страданья, —
    Я примирен с житейской пустотой.
    
    Я не ропщу теперь... С склоненною главою,
    Иду в бездействии я к гробовой доске,
    Не мучим страстию, ни дерзкою мечтою,
    В каком-то сумрачном спокойном полусне...
    
    Смотрю с спокойствием на жизни я теченье...
    Так смотрят зрители комедию глупца,
    Сидят без ропота на долгом представленье,
    А сами ждут блаженного конца...


    * * *

    Сколько раз проходил мимо окон,
    Где головка и плечи ее,
    Сколько раз проходил мимо окон,
    Где за кружевом счастье мое!..
    
    Сколько раз видел палевый локон,
    Когда ветер им нежно играл,
    Сколько раз видел палевый локон,
    Сколько раз его видеть желал!..
    
    Сколько раз с безнадежной тоскою
    Уходил в одинокий мой сад,
    Сколько раз с безнадежной тоскою
    Я встречал безнадежный закат!..
    
    А сегодня прелестной рукою,
    Словно в сказке ожившего сна,
    А сегодня прелестной рукою
    Ярче крови мне роза дана...


    Июнь 1911, Аренсбург

    Сонет

    Пьеро, Пьеро, — счастливый, но Пьеро я!
    И навсегда я быть им осужден.
    Не странно ли — нас четверо и трое,
    И я один влюблен — и отделен!
    Ах, рая дверь мне преграждают двое,
    Но в «первый рай» я все равно введен, —
    Пусть Арлекин закутан в плащ героя.
    Моей любви не уничтожит он!
    Я видел смех, улыбки Коломбины,
    Я был обвит кольцом прелестных рук…
    Пусть я — Пьеро, пусть мне победа — звук,
    Мне не страшны у рая Арлекины,
    Лишь ты, прекрасная, свет солнца, руки
    Не отнимай от губ моих в разлуке.


    * * *

    Я был в стране, где вечно розы
    Цветут, как первою весной,
    Где небо Сальватора Розы,
    Где месяц дымно-голубой!
    И вот теперь никто не знает
    Про ласку на моем лице,
    О том, что сердце умирает
    В разлуке вверенном кольце…
    Вот я лечу к волшебным далям,
    И пусть они одна мечта, —
    Я припадал к ее сандальям,
    Я целовал ее уста!
    Я целовал «врата Дамаска»,
    Врата с щитом, увитым в мех,
    И пусть теперь надета маска
    На мне счастливейшем из всех!


    17 января 1913. Рига

    * * *

    Я не хочу, чтобы, когда умру я,
    Мой хладный прах вложили в тесный гроб
    И, положив на грудь цветы тоскуя,
    Молитвой обернув мой бледный лоб,
    
    Спустили в темную, глубокую могилу
    И мой плененный труп засыпали песком,
    Сковав и без того умершую уж силу
    И дух мой, без того заснувший крепким сном.
    
    Нет, я хочу, чтоб океан холодный
    Мой бренный прах бушуя покрывал,
    Чтоб только он, безбрежный и свободный,
    Мне лоб и грудь волнами омывал.




    Всего стихотворений: 20



  • Количество обращений к поэту: 3782





    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия