Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворение
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений


Русская поэзия >> Иван Сергеевич Тургенев

Иван Сергеевич Тургенев (1818-1883)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    * * *

    Брожу над озером... туманны
    Вершины круглые холмов,
    Темнеет лес, и звучно-странны
    Ночные клики рыбаков.
    
    Полна прозрачной, ровной тенью
    Небес немая глубина...
    И дышит холодом и ленью
    Полузаснувшая волна.
    
    Настала ночь; за ярким, знойным,
    О сердце! за тревожным днем, -
    Когда же ты заснешь спокойным,
    Пожалуй, хоть последним сном.


    1844

    В дороге

    Утро туманное, утро седое,
    Нивы печальные, снегом покрытые,
    Нехотя вспомнишь и время былое,
    Вспомнишь и лица, давно позабытые.
    
    Вспомнишь обильные страстные речи,
    Взгляды, так жадно, так робко ловимые,
    Первые встречи, последние встречи,
    Тихого голоса звуки любимые.
    
    Вспомнишь разлуку с улыбкою странной,
    Многое вспомнишь родное далекое,
    Слушая ропот колес непрестанный,
    Глядя задумчиво в небо широкое.


    Ноябрь 1843

    * * *

    В ночь летнюю, когда, тревожной грусти полный,
    От милого лица волос густые волны
          Заботливой рукой
    Я отводил - и ты, мой друг, с улыбкой томной
    К окошку прислонясь, глядела в сад огромный,
          И темный и немой...
    
    В окно раскрытое спокойными струями
    Вливался свежий мрак и замирал над нами,
          И песни соловья
    Гремели жалобно в тени густой, душистой,
    И ветер лепетал над речкой серебристой...
          Покоились поля.
    
    Ночному холоду предав и грудь и руки,
    Ты долго слушала рыдающие звуки -
          И ты сказала мне,
    К таинственным звездам поднявши взор унылый:
    "Не быть нам никогда с тобой, о друг мой милый,
          Блаженными вполне!
    
    Я отвечать хотел, но, странно замирая,
    Погасла речь моя... томительно-немая
          Настала тишина...
    В больших твоих глазах слеза затрепетала
    А голову твою печально лобызала
          Холодная луна.


    Ноябрь 1843

    Весенний вечер

    Гуляют тучи золотые
    Над отдыхающей землей;
    Поля просторные, немые
    Блестят, облитые росой;
    Ручей журчит во мгле долины,
    Вдали гремит весенний гром,
    Ленивый ветр в листах осины
    Трепещет пойманным крылом.
    
    Молчит и млеет лес высокий,
    Зеленый, темный лес молчит.
    Лишь иногда в тени глубокой
    Бессонный лист прошелестит.
    Звезда дрожит в огнях заката,
    Любви прекрасная звезда,
    А на душе легко и свято,
    Легко, как в детские года.


    1843

    Гроза промчалась

    Гроза промчалась низко над землею...
    Я вышел в сад; затихло всё кругом -
    Вершины лип облиты мягкой мглою,
    Обагрены живительным дождем.
    
    А влажный ветр на листья тихо дышит...
    В тени густой летает тяжкий жук;
    И, как лицо заснувших томно пышет,
    Пахучим паром пышет темный луг.
    
    Какая ночь! Большие, золотые
    Зажглися звезды... воздух свеж и чист;
    Стекают с веток капли дождевые,
    Как будто тихо плачет каждый лист.
    
    Зарница вспыхнет... Поздний и далекий
    Примчится гром - и слабо прогремит...
    Как сталь, блестит, темнея, пруд широкий,
    А вот и дом передо мной стоит.
    
    И при луне таинственные тени
    На нем лежат недвижно... вот и дверь;
    Вот и крыльцо - знакомые ступени...
    А ты... где ты? что делаешь теперь?
    
    Упрямые, разгневанные боги,
    Не правда ли, смягчились? и среди
    Семьи твоей забыла ты тревоги,
    Спокойная на любящей груди?
    
    Иль и теперь горит душа больная?
    Иль отдохнуть ты не могла нигде?
    И всё живешь, всем сердцем изнывая,
    В давно пустом и брошенном гнезде?


    1844

    * * *

    Дай мне руку, и пойдем мы в поле,
    Друг души задумчивой моей...
    Наша жизнь сегодня в нашей воле,
    Дорожишь ты жизнию своей?
    Если нет, мы этот день погубим,
    Этот день мы вычеркнем шутя.
    Все, о чем томились мы, что любим,-
    Позабудем до другого дня...
    Пусть над жизнью пестрой и тревожной
    Этот день, не возвращаясь вновь,
    Пролетит, как над толпой безбожной
    Детская, смиренная любовь...
    Светлый пар клубится над рекою,
    И заря торжественно зажглась.
    Ах, сойтись бы я хотел с тобою,
    Как сошлись с тобой мы в первый раз.
    "Но к чему, не снова ли былое
    Повторят?" - мне отвечаешь ты.
    Позабудь все тяжкое, все злое,
    Позабудь, что расставались мы.
    Верь: смущен и тронут я глубоко,
    И к тебе стремится вся душа
    Жадно так, как никогда потока
    В озеро не просится волна...
    Посмотри... как небо дивно блещет,
    Наглядись, а там кругом взгляни.
    Ничего напрасно не трепещет,
    Благодать покоя и любви...
    Я в себе присутствие святыни
    Признаю, хоть недостоин ей.
    Нет стыда, ни страха, ни гордыни.
    Даже грусти нет в душе моей...
    О, пойдем, и будем ли безмолвны,
    Говорить ли станем мы с тобой,
    Зашумят ли страсти, словно волны,
    Иль уснут, как тучи под луной,-
    Знаю я, великие мгновенья,
    Вечные с тобой мы проживем.
    Этот день, быть может, - день спасенья.
    Может быть, друг друга мы поймем.


    Весна 1842

    К ***

    Через поля к холмам тенистым
    Промчался ливень... Небо вдруг
    Светлеет... Блеском водянистым
    Блестит зеленый, ровный луг.
    Гроза прошла... Как небо ясно!
    Как воздух звучен и душист!
    Как отдыхает сладострастно
    На каждой ветке каждый лист!
    Оглашено вечерним звоном
    Раздолье мирное полей...
    Пойдем гулять в лесу зеленом,
    Пойдем, сестра души моей.
    Пойдем, о ты, мой друг единый,
    Любовь последняя моя,
    Пойдем излучистой долиной
    В немые, светлые поля.
    И там, где жатва золотая
    Легла волнистой полосой,
    Когда заря взойдет, пылая,
    Над успокоенной землей,-
    Позволь сидеть мне молчаливо
    У ног возлюбленных твоих...
    Позволь руке твоей стыдливо
    Коснуться робких губ моих...


    1844

    * * *

    К чему твержу я стих унылый,
    Зачем, в полночной тишине,
    Тот голос страстный, голос милый
    Летит и просится ко мне,-
    
    Зачем? огонь немых страданий
    В ее душе зажег не я...
    В ее груди, в тоске рыданий
    Тот стон звучал не для меня.
    
    Так для чего же так безумно
    Душа бежит к ее ногам,
    Как волны моря мчатся шумно
    К недостижимым берегам?


    Декабрь 1843

    * * *

    Когда давно забытое названье
    Расшевелит во мне, внезапно, вновь,
    Уже давно затихшее страданье,
    Давным-давно погибшую любовь, -
    
    Мне стыдно, что так медленно живу я,
    Что этот хлам хранит душа моя,
    Что ни слезы, ни даже поцелуя -
    Что ничего не забываю я.
    
    Мне стыдно, да; а там мне грустно станет,
    И неужель подумать я могу,
    Что жизнь меня теперь уж не обманет,
    Что до конца я сердце сберегу?
    
    Что вправе я отринуть горделиво
    Все прежние, все детские мечты,
    Все, что в душе цветет так боязливо,
    Как первые, весенние цветы?
    
    И грустно мне, что то воспоминанье
    Я был готов презреть и осмеять...
    Я повторю знакомое названье -
    В былое весь я погружен опять.


    1843

    * * *

    Когда с тобой расстался я -
       Я не хочу таить,
    Что я тогда любил тебя,
       Как только мог любить.
    
    Но нашей встрече я не рад.
       Упорно я молчу -
    И твой глубокий, грустный взгляд
       Понять я не хочу.
    
    И все толкуешь ты со мной
       О милой стороне.
    Но то блаженство, боже мой,
       Теперь так чуждо мне!
    
    Поверь: с тех пор я много жил,
       И много перенес...
    И много радостей забыл,
       И много глупых слез.


    1843

    Крокет в Виндзоре

    Сидит королева в Виндзорском бору...
    Придворные дамы играют
    В вошедшую в моду недавно игру;
    Ту крокет игру называют.
    Катают шары и в отмеченный круг
    Их гонят так ловко и смело...
    Глядит королева, смеется... и вдруг
    Умолкла... лицо помертвело.
    
    Ей чудится: вместо точеных шаров,
    Гонимых лопаткой проворной -
    Катаются целые сотни голов,
    Обрызганных кровию черной...
    То головы женщин, девиц и детей...
    На лицах - следы истязаний,
    И зверских обид, и звериных когтей -
    Весь ужас предсмертных страданий.
    
    И вот королевина младшая дочь -
    Прелестная дева - катает
    Одну из голов - и все далее, прочь -
    И к царским ногам подгоняет.
    Головка ребенка, в пушистых кудрях...
    И ротик лепечет укоры...
    И вскрикнула тут королева - и страх
    Безумный застлал ее взоры.
    
    "Мой доктор! На помощь! скорей!" И ему
    Она поверяет виденье...
    Но он ей в ответ: "Не дивлюсь ничему;
    Газет вас расстроило чтенье.
    Толкует нам "Таймс", как болгарский народ
    Стал жертвой турецкого гнева...
    Вот капли... примите... все это пройдет!"
    И в замок идет королева.
    
    Вернулась домой - и в раздумье стоит...
    Склонились тяжелые вежды...
    О ужас! кровавой струею залит
    Весь край королевской одежды!
    "Велю это смыть! Я хочу позабыть!
    На помощь, британские реки!"
    "Нет, ваше величество! Вам уж не смыть
    Той крови невинной вовеки!"


    20 июля 1876, Санкт-Петербург

    * * *

    Люблю я вечером к деревне подъезжать,
    Над старой церковью глазами провожать
       Ворон играющую стаю;
    Среди больших полей, заповедных лугов,
    На тихих берегах заливов и прудов,
       Люблю прислушиваться лаю
    
    Собак недремлющих, мычанью тяжких стад,
    Люблю заброшенный и запустелый сад
       И лип незыблемые тени;
    Не дрогнет воздуха стеклянная волна;
    Стоишь и слушаешь - и грудь упоена
       Блаженством безмятежной лени...
    
    Задумчиво глядишь на лица мужиков -
    И понимаешь их; предаться сам готов
       Их бедному, простому быту...
    Идет к колодезю старуха за водой;
    Высокий шест скрипит и гнется; чередой
       Подходят лошади к корыту...
    
    Вот песню затянул проезжий... Грустный звук!
    Но лихо вскрикнул он - и только слышен стук
       Колес его телеги тряской;
    Выходит девушка на низкое крыльцо -
    И на зарю глядит... и круглое лицо
       Зарделось алой, яркой краской.
    
    Качаясь медленно, с пригорка, за селом,
    Огромные возы спускаются гуськом
       С пахучей данью пышной нивы;
    За конопляником, зеленым и густым,
    Бегут, одетые туманом голубым,
       Степей широкие разливы.
    
    Та степь - конца ей нет... раскинулась, лежит...
    Струистый ветерок бежит, не пробежит...
       Земля томится, небо млеет...
    И леса длинного подернутся бока
    Багрянцем золотым, и ропщет он слегка,
       И утихает, и синеет...


    * * *

    Осенний вечер... Небо ясно,
    А роща вся обнажена -
    Ищу глазами я напрасно:
    Нигде забытого листа
    Нет - по песку аллей широких
    Все улеглись - и тихо спят,
    Как в сердце грустном дней далёких
    Безмолвно спит печальный ряд.


    Осень

    Как грустный взгляд, люблю я осень.
    В туманный, тихий день хожу
    Я часто в лес и там сижу —
    На небо белое гляжу
    Да на верхушки темных сосен.
    Люблю, кусая кислый лист,
    С улыбкой развалясь ленивой,
    Мечтой заняться прихотливой
    Да слушать дятлов тонкий свист.
    Трава завяла вся… холодный,
    Спокойный блеск разлит по ней…
    И грусти тихой и свободной
    Я предаюсь душою всей…
    Чего не вспомню я? Какие
    Меня мечты не посетят?
    А сосны гнутся, как живые,
    И так задумчиво шумят…
    И, словно стадо птиц огромных,
    Внезапно ветер налетит
    И в сучьях спутанных и темных
    Нетерпеливо прошумит.


    * * *

    Откуда веет тишиной?
       Откуда мчится зов?
    Что дышит на меня весной
       И запахом лугов?
    Чего тебе, душа моя,
       Внезапно стало жаль -
    Скажи: какую вспомнил я
       Любимую печаль?
    
    Но всё былое, боже мой,
       Так бедно, так темно...
    И то, над чем я плакал,- мной
       Осмеяно давно.
    Невежда сам, среди других
       Забывчивых невежд,
    Любуюсь гибелью моих
       Восторженных надежд.
    
    Но всё же тих и тронут я -
       С души сбежала тень,
    Как будто тоже для меня
       Настал волшебный день,
    Когда на дереве нагом,
       И сочен и душист,
    Согретый ласковым лучом,
       Растет весенний лист...
    
    Как будто сердцем я воскрес
       И волю дал слезам,
    И, задыхаясь, в темный лес
       Бегу по вечерам...
    Как будто я люблю, любим,
       Как будто ночь близка...
    И тополь под окном одним
       Кивает мне слегка...


    1844

    Призвание

    Из ненапечатанной поэмы
    
    Не считай часов разлуки,
    Не сиди сложивши руки
    Под решетчатым окном...
    О мой друг! о друг мой нежный!
    Не следи с тоской мятежной
    За медлительным лучом...
    
    Не скучай... Тревожный, длинный
    День пройдет... С улыбкой чинной
    Принимай твоих гостей.
    Не чуждайся разговора,
    Не роняй внезапно взора -
    И внезапно не бледней...
    
    Но когда с холмов душистых
    По краям полей росистых
    Побежит живая тень...
    И, сходя с вершин Урала,
    Как дворец Сарданапала,
    Загорится пышный день...
    
    Из-под тучи длинной, темной
    Тихо выйдет месяц томный
    За возлюбленной звездой,
    И, предчувствуя награду -
    Замирая - к водопаду
    Прибегу я за тобой!
    
    Там из чаши крутобокой
    Бьет вода волной широкой
    На размытые плиты...
    Над волной нетерпеливой,
    Прихотливой, говорливой
    Наклоняются цветы...
    
    Там нас манит дуб кудрявый,
    Старец пышный, величавый,
    Тенью пасмурной своей...
    И сокроет он счастливых
    От богов - богов ревнивых,
    От завистливых людей!
    
    Слышны клики... над водами
    Машут лебеди крылами...
    Колыхается река...
    О, приди же! Звезды блещут,
    Листья медленно трепещут -
    И находят облака.
    
    . . . . . . . . . . . . . .
    . . . . . . . . . . . . . .
    
    О, приди!.. Быстрее птицы -
    От заката до денницы
    По широким небесам
    Пронесется ночь немая...
    Но пока волна, сверкая,
    Улыбается звездам
    
    И далекие вершины
    Дремлют, темные долины
    Дышат влажной тишиной -
    О, приди! Во мгле спокойной
    Тенью белой, легкой, стройной
    Появись передо мной!
    
    И когда с тревожной силой
    Брошусь я навстречу милой
    И замрут слова мои...
    Губ моих не лобызая -
    Пусть лежат на них, пылая,
    Губы бледные твои!


    1844

    Русский

    Вы говорили мне - что мы должны расстаться -
    Что свет нас осудил - что нет надежды нам;
       Что грустно вам - что должен я стараться
    Забыть вас,- вечер был; по бледным облакам
    Плыл месяц; тонкий пар лежал над спящим садом;
       Я слушал вас, и все не понимал:
    Под веяньем весны, под вашим светлым взглядом -
             Зачем я так страдал?
    
       Я понял вас; вы правы - вы свободны;
       Покорный вам, иду - но как идти,
       Идти без слов, отдав поклон холодный,
       Когда нет мер томлениям души?
       Сказать ли, что люблю я вас... не знаю;
       Минувшего мне тем не возвратить;
       От жизни я любовь не отделяю -
             Не мог я не любить.
    
       Но неужель все кончено - меж нами
       Как будто не бывало милых уз!
       Как будто не сливались мы сердцами -
       И так легко расторгнуть наш союз!
       Я вас любил... меня вы не любили -
       Нет! Нет! Не говорите да! - Меня
       Улыбками, словами вы дарили -
             Вам душу предал я.
    
       Идти - брести среди толпы мне чуждой
       И снова жить, как все живут; а там
       Толпа забот - обязанности - нужды,-
       Вседневной жизни безотрадный хлам.
       Покинуть мир восторгов и видений,
       Прекрасное всем сердцем понимать
       Не в силах быть - и новых откровений
          Больной душе напрасно ждать -
    
       Вот что осталось мне - но клясться не хочу я,
       Что никогда не буду знать любви;
       Быть может, вновь - безумно - полюблю я,
       Всей жаждой неотвеченной души.
       Быть может, так; но мир очарований,
       Но божество, и прелесть, и любовь -
       Расцвет души и глубина страданий -
          Не возвратятся вновь.
    
       Пора! иду - но прежде дайте руки -
       И вот конец и цель любви моей!
       Вот этот час - вот этот миг разлуки...
       Последний миг - и ряд бесцветных дней.
       И снова сон, и снова грустный холод...
       О мой творец! не дай мне позабыть,
       Что жизнь сильна, что все еще я молод,
             Что я могу любить!


    1840

    Федя

    Молча въезжает - да ночью морозной
    Парень в село на лошадке усталой.
    Тучи седые столпилися грозно,
    Звездочки нет ни великой, ни малой.
    
    Он у забора встречает старуху:
    "Бабушка, здравствуй!" - "А, Федя! Откуда?
    Где пропадал ты? Ни слуху ни духу!"
    - "Где я бывал - не увидишь отсюда!
    
    Живы ли братья? Родная жива ли?
    Наша изба всё цела, не сгорела?
    Правда ль, Параша,- в Москве, мне сказали
    Наши ребята,- постом овдовела?"
    
    - "Дом ваш как был - словно полная чаша,
    Братья все живы, родная здорова,
    Умер сосед - овдовела Параша,
    Да через месяц пошла за другого".
    
    Ветер подул... Засвистал он легонько;
    На небо глянул и шапку надвинул,
    Молча рукой он махнул и тихонько
    Лошадь назад повернул - да и сгинул.


    1843

    Человек, каких много

    Он вырос в доме старой тетки
       Без всяких бед,
    Боялся смерти да чахотки
       В пятнадцать лет.
    
    В семнадцать был он малым плотным
       И по часам
    Стал предаваться безотчетным
       "Мечтам и снам".
    
    Он слезы лил; добросердечно
       Бранил толпу -
    И проклинал бесчеловечно
       Свою судьбу.
    
    Потом, с душой своей прекрасной
       Не совладев,
    Он стал любить любовью страстной
       Всех бледных дев.
    
    Являлся горестным страдальцем,
       Писал стишки...
    И не дерзал коснуться пальцем
       Ее руки.
    
    Потом, любовь сменив на дружбу,
       Он вдруг умолк...
    И, присмирев, вступил на службу
       В пехотный полк.
    
    Потом женился на соседке,
       Надел халат
    И уподобился наседке -
       Развел цыплят.
    
    И долго жил темно и скупо -
       Слыл добряком...
    (И умер набожно и глупо
       Перед попом.)


    1843



    Всего стихотворений: 19



  • Количество обращений к поэту: 3092







    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия