Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворениеРассылка
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Василий Васильевич Каменский

Василий Васильевич Каменский (1884-1961)


  • Биография

    Все стихотворения


    Василий Каменский — живой памятник

    Комитрагический моей души вой
    Разливен будто на Каме пикник
    Долго ли буду стоять я — Живой
    Из ядрёного мяса Памятник.
    
    Пожалуйста —
    Громче смотрите
    Во все колокола и глаза —
    Это я — ваш покоритель
    (Пожал в уста)
    Воспевающий жизни против и за.
    А вы — эй публика — только
    Капут
    Пригвождали на чугунные памятники.
    Сегодня иное — Живой гляжу на толпу —
    Я нарочно приехал с Каменки.
    
    Довольно обманывать Великих Поэтов
    Чья жизнь пчелы многотрудней —
    Творящих тропическое лето
    Там — где вы стынете от стужи будней.
    Пора возносить песнебойцев
    При жизни на пьедестал —
    Пускай таланты еще утроятся
    Чтобы каждый чудом стал.
    
    Я верю — когда будем покойниками
    Вы удивитесь
    Святой нашей скромности —
    А теперь обзываете футуроразбойниками
    Гениальных Детей Современности.
    Чтить и славить привыкли вы мертвых
    Оскорбляя академьями памятниками —
    С галками.
    А живых нас —
    Истинных, Вольных и Гордых
    Готовы измолотить скалками.
    
    Какая вы публика — злая да каменная
    Не согретая огнем футуризма
    Ведь пророк — один пламенный я
    Обожгу до идей Анархизма.
    Какая вы публика — странная да шершавая
    Знаю что Высотой вам наскучу —
    На аероплане взнесенный в Варшаве я
    Часто видел внизу муравьиную кучу.
    И никому не было дела
    До футуриста-летчика
    Толпа на базарах — в аллее
    Галдела
    Или на юбилее
    Заводчика.
    Разве нужна гениальность наживам —
    Бакалейно-коммерческим клубам.
    Вот почему перед вами Живым
    Я стою одиноким Колумбом.
    
    Вся Судьба моя —
    Призрак на миг —
    Как звено пролетающей Птицы —
    Пусть Василью Каменскому Памятник
    Только Любимой приснится.


    <1916>

    Великое - простое

               И.Е. Репину
    
     Это когда я встречался с Вами за чаем
    
    На поляне рыжий ржет жеребенок,
    И колоколят колокола,
    А я заблудился, Поэт-ребенок
    Приехал к морю в Куоккала.
    На море вышел — утро святое,
    Волны сияли — звали играть,
    Море такое было простое,
    Даль ласкала, как будто мать.
    И засмеялся, и странно сердцу
    Было поверить в весну зимой.
    Я наугад открыл какую-то дверцу
    И веселый пошел домой.
    А вечером совсем нечаянно
    Встретил простого старика, —
    За столиком сидел он чайным,
    И запомнилась у стакана его рука.
    Все было просто — нестерпимо,
    И в простоте великолепен,
    Сидел Илья Ефимович великий Репин.
    На поляне рыжий ржет жеребенок
    И колоколят колокола.
    Я стал ясный ребенок,
    Благословенный в Куоккала.


    1915 (?)

    Вода вечерняя

    С крутого берега смотрю
    Вечернюю зарю,
    И сердцу весело внимать
    Лучей прощальных ласку,
    И хочется скорей поймать
    Ночей весенних сказку.
    Тиха вода и стройно лес
    Затих завороженный,
    И берег отраженный
    Уносит в мир чудес.
    И ветер заплетающий
    Узоры кружев верб —
    На синеве сияющий
    Золоторогий серп.


    Вызов авиатора

    Какофонию душ
    Ффррррррр
    Моторов симфонию
    Это Я — это Я —
    Футурист-песнебоец
    И пилот-авиатор
    Василий Каменский
    Эластичным пропеллером
    Взметнул в облака
    Кинув там за визит
    Дряблой смерти-кокотке
    Из жалости сшитое
    Танговое манто и
    Чулки
    С панталонами.


    <1916>

    Девушки босиком

          Алисе Коонен
    
    Девушки босиком —
    Это стихи мои,
    Стаи стихийные.
    
    На плечах с золотыми кувшинами
    Это черкешенки
    В долине Дарьяльской
    На камнях у Терека.
    
    Девушки босиком —
    Деревенские за водой с расписными
    Ведрами — коромыслами
    На берегу Волги
    (А мимо идет пароход).
    
    Девушки босиком —
    На сборе риса загарные,
    Напевно-изгибные индианки
    С глазами тигриц,
    С движеньями первоцветных растений.
    
    Девушки босиком —
    Стихи мои перезвучальные
    От сердца к сердцу.
    Девушки босиком —
    Грустинницы солнцевстальные,
    Проснувшиеся утром
    Для любви и
    Трепетных прикосновений.
    
    Девушки босиком —
    О, поэтические возможности —
    Как северное сияние —
    Венчающие
    Ночи моего одиночества.
    
    Все девушки босиком —
    Все на свете —
    Все возлюбленные невесты мои.


    1916

    Звенидень

    Звени, Солнце! Копья светлые мечи,
    лей на Землю жизнедатные лучи.
    Звени, знойный, краснощекий,
    ясный-ясный день!
    Звенидень!
    Звенидень!
    Пойте, птицы! Пойте, люди!
    Пой, Земля!
    Побегу я на веселые поля.
    Звени, знойный, черноземный,
    полный-полный день.
    Звенидень!
    Звенидень!
    Сердце, радуйся и, пояс, развяжись!
    Эй, душа моя, пошире распахнись!
    Звени, знойный, кумачовый,
    Яркий-яркий день.
    Звенидень!
    Звенидень!
    Звени, Солнце! Жизнь у каждого одна,
    Я хочу напиться счастья допьяна.
    Звени, знойный, разудалый,
    Пьяный, долгий день!
    Звенидень!
    Звенидень!


    <1910>

    Из Симеиза в Алупку

          М.В. Ильинской
    
    Из Симеиза с поляны Кипарисовой
    Я люблю пешком гулять в Алупку
    Чтоб на даче утренне ирисовой
    На балконе встретить
    Снежную голубку.
    
    Я — Поэт. Но с нею незнаком я.
    И она боится — странная — людей.
    Ах она не знает
    Что во мне таится
    Стая трепетная лебедей.
    
    И она не знает
    Что рожден я
    В горах уральских среди озер
    И что я — нечаянно прославленный
    Самый отчаянный фантазер.
    
    Я только — Возле.
    Я только — Мимо.
    Я около Истины
    И любви.
    Мне все — чудесно
    Что все — творимо
    Что все — любимо
    В любой крови.


    <1916>

    Крестьянская

                 В. Маяковскому
    
    Дай бог здоровья себе да коням!
    Я научу тебя землю пахать.
    Знай, брат, держись, как мы погоним.
    И недосуг нам будет издыхать.
    Чего схватился за поясницу?
    Ишь ты — лентяй — ядрено ешь, —
    Тебе бы к девкам на колесницу
    Вертеться, леший, на потешь.
    Дай бог здоровья себе да коням!
    Я те заставлю пни выворачивать.
    Мы с тобой силы зря не оброним,
    Станем кулаками тын заколачивать,
    Чего когтями скребешь затылок?
    Разминай-ко силы проворнее,
    Да сделай веселым рыжее рыло.
    Хватайся — ловись — жми задорнее.
    Дай бог здоровья себе да коням!
    Мы на работе загрызем хоть кого!
    Мы не сгорим, на воде не утонем,
    Станем — два быка — вво!


    <1915>

    Маяковский

    Радиотелеграфный столб гудящий,
    Встолбленный на материке,
    Опасный — динамитный ящик,
    Пятипудовка — в пятерике.
    
    И он же — девушка расстроенная
    Перед объяснением с женихом,
    И нервноликая, и гибкостройная,
    Воспетая в любви стихом.
    
    Или капризный вдруг ребенок,
    Сын современности — сверх-неврастеник,
    И жружий — ржущий жеребенок,
    Когад в кармане много денег.
    
    И он — Поэт, и Принц, и Нищий,
    Колумб, Острило, и Апаш,
    Кто в Бунте Духа смысла ищет —
    Владимир Маяковский наш.


    <1917>

    Моя молитва

    Господи
    Меня помилуй
    И прости.
    Я летал на аероплане.
    Теперь в канаве
    Хочу крапивой
    Расти.
    Аминь.


    <1916>

    Развесенье

    Развеснились весны ясные
    На весенних весенях —
    Взголубились крылья майные
    Заискрились мысли тайные
    Загорелись незагасные
    На росистых зеленях.
    Зазвенело сердце зовами
    Поцелуями бирюзовыми —
    Пролегла дорога дальняя
    Лучистая
    Пречистая.
    Стая
    Хрустальных ангелов
    Пронеслась в вышине.
    Уронила
    Весточку-веточку
    Мне.


    Сердце детское

       Н. Балиеву — для юности
    
    И расцвела
    Моя жизнь молодецкая
    Утром ветром по лугам.
    А мое сердце —
    Сердце детское — не пристало
    К берегам.
    
    Песни птиц
    Да крылья белые
    Раскрылились по лесам,
    Вольные полеты смелые
    Приучили к небесам.
    
    С гор сосновых
    Даль лучистую
    Я душой ловлю,
    Нагибаю ветку, чистую
    Девушку люблю.
    
    И не знаю, где кончаются
    Алые денечки,
    И не верю, что встречаются
    Кочки да пенечки.
    
    Жизнь одна —
    Одна дороженька —
    Доля молодецкая.
    Не осудит
    Ясный боженька
    Мое сердце детское.


    1916

    Скука старой девы

    Затянулось небо парусиной.
    Сеет долгий дождик.
    Пахнет мокрой псиной.
    Нудно. Ох, как одиноко-нудно.
    Серо, бесконечно серо.
    Чав-чав… чав-чав…
    Чав-чав… чав-чав…
    Чавкают часы.
    Я сижу давно-всегда одна
    У привычного истертого окна.
    На другом окошке дремлет,
    Одинокая, как я,
    Сука старая моя.
    Сука — «Скука».
    Так всю жизнь мы просидели
    У привычных окон.
    Все чего-то ждали, ждали.
    Не дождались. Постарели.
    Так всю жизнь мы просмотрели:
    Каждый день шел дождик…
    Так же нудно, нудно, нудно.
    Чавкали часы.
    Вот и завтра это небо
    Затянется парусиной.
    И опять запахнет старой
    Мокрой псиной.


    <1909>

    Улетан

    В разлетинности летайно
    Над Грустинией летан
    Я летайность совершаю
    В залетайный стан
    Раскрыленность укрыляя
    Раскаленный метеор
    Моя песня крыловая
    Незамолчный гул — мотор
    Дух летивый
    Лбом обветренным
    Лет летисто крыл встречать
    Перелетностью крылисто
    В небе на орлов кричать
    Эйт! дорогу!
    С вниманием ястреба-тетеревятника
    С улыбкой облака следить
    Как два медведя-стервятника
    Косолапят в берлогу
    Выев вымя коровы и осердие
    Где искать на земле милосердия
    Летокеан, Летокеан.
    В летинных крылованиях
    Ядрено взмахи дрогнуты
    Шеи — змеи красных лебедей
    В отражениях изогнуты
    Пусть — долины — живот
    Горы — груди земли
    Окрыленные нас укрылят корабли
    Станем мы небовать, крыловать
    А на нелюдей звонко плевать.


    <1914>

    Циа-цинть

    Циа-цинц-цвилью-ций —
    Цвилью-ций-ций-тюрль-ю —
    День-деньской по березнику звонкому
    Как у божиих райских дверей
    Или как у источника радостей,
    Слышны пташек лесных голоса.
    Цвилью-ций-ций-тюрль-ю!
    Сквозь густых зеленистых кудрей
    Голубеют глаза-небеса.
    Я лежу на траве. Ничего не таю,
    Ничего я не знаю — не ведаю.
    Только знаю свое — тоже песни пою,
    Сердце-душу земле отдаю,
    Тоже радуюсь, прыгаю, бегаю.
    Циа-цинц-цвилью-ций.
    Над моей головой
    Пролетел друг летающий мой.
    «Эй, куда?»
    И ответа не жду я — пою.
    Солнце алмазными лентами
    Грудь мою жжет.
    Доброе солнце меня бережет.


    1917

    Чурлю-журль

    Звенит и смеется,
    Солнится, весело льется
    Дикий лесной журчеек.
    Своевольный мальчишка
    Чурлю-журль.
    Звенит и смеется.
    И эхо живое несется
    Далеко в зеленой тиши
    Корнистой глуши:
    Чурлю-журль,
    Чурлю-журль!
    Звенит и смеется:
    «Отчего никто не проснется
    И не побежит со мной
    Далеко, далеко… Вот далеко!»
    Чурлю-журль,
    Чурлю-журль!
    Звенит и смеется,
    Песню несет свою. Льется.
    И не видит: лесная Белинка
    Низко нагнулась над ним.
    И не слышит лесная цветинка
    Песню отцветную, поет и зовет…
    Все зовет еще:
    «Чурлю-журль…
    А чурлю-журль?..»


    <1910>

    Я

    Излучистая
    Лучистая
    Чистая
    Истая
    Стая
    Тая
    Ая
    Я


    <1914>



    Всего стихотворений: 17



  • Количество обращений к поэту: 2548







    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия