Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворение
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Татьяна Петровна Ефименко

Татьяна Петровна Ефименко (1890-1918)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    * * *

    Бесплотного воскресения я не хочу.
        Даже в раю
    Мне бы домик, открывший навстречу лучу
        Дверь свою,
    Мне бы садик маленький для меня одной,
        Малый сад,
    Где, смуглые, осенью над стеной
        Плоды висят.
    Мне бы травы теплые и теплый песок
        Для голых ступней
    И солнце весеннее для рук и ног
        И души моей.
    Не страшно Вечности. Я буду дремать
        Под милый гам,
    Весной и осенью глаза приподымать,
        Смотреть по сторонам
    На шершавую телку у входа в сарай,
        Которой три дня,
    На то, как дымится земля сырая,
        Цветя и звеня,
    На синий луг там вверху Господний,
        На облачные межи,
    На лес, где, шурша листвой прошлогодней,
        Бродят ежи,
    На август, золотой и гулкий от пчелок
        И спелых полей,
    На октябрь, когда вечер уже долог
        И утренники белеют.
    И стать всему чужой, стать тенью
        В невидимой стороне.
    Лучше небытие, но бесплотного воскресенья
        Не надо мне. 


    1917

    * * *

    Веселый фавн, изваянный убого
    Пастушеским ножом,
    Меж двух олив у моего порога
    Ты охраняешь дом.
    
    Когда заря потонет в синем мраке
    Гирляндой желтых роз, —
    Несу тебе я хлеб, вино и маки,
    И сыр домашних коз.
    
    Храни мой дом, храни меня и друга:
    Жилище — от огня,
    Его — от ран, страданий и недуга,
    От ревности — меня.


    * * *

    Вечер пришел в голубых и лиловых покровах.
    Месяц медовый замедлил у самой земли.
    Поле, как бездна, и горы вдали, как кремли.
    Мне неспокойно от мыслей ночных, нездоровых.
    
    Все, что казалось значительным, милым, своим,
    Не охранит меня в час одинокой печали,
    Не возвратит тех страстей, что горели вначале, —
    Жизнью одной не прожить и душою двоим.
    
    Вечером синим, грустя, подвожу я итоги.
    Было так много стремлений, а скорбный итог-
    Поле, как бездна, и месяц, как мертвый цветок,
    Скучны все дали, и все утомили дороги.


    * * *

    Вот мы друзья. Любви отдались. Почему ж
    Наши сердца в крови?
    Единоборство навеки враждующих душ
    Сильней и глубже любви.
    
    Кольцами мы обменялись. Ты ревность прогнал.
    Ты мне себя подарил.
    Все же когда раздается по полю ночному сигнал,
    Мы слышим его - дикари.
    
    Нежностью лжем мы. Желанье одно: побороть,
    Омочит губы в крови.
    Пальцы сжимаются в ласках – и ранена плоть.
    Это сильней любви.
    
    Любви
    Я видела тебя мельком в лугах в апреле,
    Ты шла за мной вдали,
    Но смеха твоего серебряные трели
    Меня не увлекли.
    
    Я видела тебя сидящей в летнем парке,
    Где день уже потух.
    Твой взгляд искал меня, и губы были ярки,
    И низкий шепот глух.
    
    И в третий раз теперь мы встретились: ты в доме,
    Твой сладкий запах тут
    В измятой простыне, в духах, в раскрытом томе,
    В мечтах, что тайно жгут.
    
    Ты здесь... Осенний дождь шумит….Тебя я вижу...
    В кругу от лампы лик
    Бледней, чем смерть сама, измученней и тише,
    И вот следы вериг.
    Хочу, хочу тебя. Целую маску злую,
    Скорей глаза зажмурь.
    И синее пятно и шрамы ног целую -
    Следы дорог и бурь, -
    
    И пальцы гибких рук, привлекших к изголовью,
    К лицу, лицо мое,
    И рот, смешавший вкус плодов душистых с кровью
    В любовное питье.


    * * *

    Дом убрала я, гирлянды привесила к ларам.
    В чистом источнике вымыла ноги нагие.
    В новом жилище меня охраняйте, как в старом,
    Боги огня и рождения, боги благие.
    
    Радостным взглядом на мужа смотрю я с порога:
    Ветки срезая, он прячет улыбку порою.
    Только лишь осень подует из гулкого рога,
    В домике нашем нас будет не двое, а трое.
    
    Над колыбелью, сплетенной из веток, мы оба
    Ставим цветы и чужих отстраняем сурово,
    Чтобы ребенок здоров и красив был и чтобы
    Боги за первым послать не забыли второго.
    
    Нынче с утра хлопочу я: милых гостей ожидаем.
    Руки, как белые птицы, быстро мелькают весь день.
    Вишни уже отцветают, горы обласканы маем,
    Выйди с ребенком на солнце, вымой его и одень.
    
    Сени травой ароматной надо посыпать не скупо,
    Надо и веток душистых в светлые спальни внести,
    Сбегай — ты быстрый, — за садом глянь-ка в долину с уступа,
    Слышно ли путников милых, вьется ли пыль по пути?
    
    Встань на пороге с водою в широкогорлом кувшине,
    Да полотенце льняное с яркой каймой не сомни.
    Здравствуйте, милые гости, благословенье богини
    На приносящих нам радость в светлые майские дни.
    
    Вёсны бывали душисты, лета беспокойны и жарки.
    Память об этом, как эхо в далеком своем повторенье.
    Осени мудрой я вижу везде золотые подарки:
    В доме моем изобилье, в сердце моем примиренье.
    
    Старости ласковой голос, ее указанья я слышу.
    Меньший ли смысл в моей жизни нынче, чем дальней весною?
    Сад полон фруктов, а лозы покрыли и стены и крышу,
    Выросли дети и внуки - жизни, зажженные мною.
    
    Ропотом дней не встревожу; пускай появляются разом
    Смерть и зима; разукрасьте кедром костер мой и елкой.
    Если весь круг нашей жизни исполнен по Божьим указам,
    Смерть будет тихой и сладкой, память же светлой и долгой.


    * * *

    Живи со мной на тихом берегу,
    Где я одна добычу стерегу,
    Где я ловлю жемчужниц, в час ночной,
    Подкинутых капризною волной.
    
    Живи со мной в пещере под горой,
    Со мной вдвоем, как нежный брат с сестрой.
    Из козьих шкур постель в углу мягка,
    В руке твоей уснет моя рука.
    
    Живи со мной под кедрами в тени,
    Где я одна с зарей встречаю дни,
    Где сладок труд и отдых. И куда
    Роняет луч вечерняя звезда.
    
    Свой челн в залив к моим пескам причаль,
    Где шелест волн баюкает печаль,
    Где роща слив под цветом, как в снегу —
    Люби меня на тихом берегу...


    * * *

    Из моря вечности — бежали,
    Как волны, длинные года,
    Стирая медленно скрижали
    И разрушая города.
    
    В отливе мерном и негромком
    Не всё ль с песков волна сотрёт?
    Не так ли, жизнь моя, обломком
    И ты мелькнешь в водоворот?
    
    Но всё же дом мой я готовлю,
    Сады взращаю, стерегу
    И пашню тучную, и ловлю,
    И козье стадо на лугу.
    
    Как будто силы отдавая —
    Через преемственность плода, —
    Я жизнь мою переливаю
    В иные формы навсегда.


    7-8 января 1913

    * * *

    К могилам радостей на острове забвенья
    Ладью свою причаль.
    И слушай голоса и чувствуй откровенья
    Сквозь трепет и печаль.
    
    Но если вновь зацвесть душа уже не в силах,
    Взрастив печаль свою,
    Ты бытия венок оставь на тех могилах
    И утопи ладью.


    * * *

    Как нежность ваших слов — острей и глубже зла —
    Меня затрагивает больно.
    Мы вечер проведем у этого стола,
    И этого уже довольно.
    
    К чему иллюзией минутною дразнить
    Насторожившуюся душу.
    Я не порву меня опутавшую нить
    И свой покой я не нарушу.
    
    Часы прилежные размеренного дня
    Благоразумию — награда.
    Так жизнь течет моя, и так влечет меня
    Туда, где выбора не надо.
    
    Так свой сама себе я выбрала удел
    Давно, всегда желанный тайно.
    И если взгляд мой Вас и Ваше проглядел,
    То ведь и это не случайно.


    * * *

    Как цветок росла я в отчем доме,
    Расцветала краше ото дня,
    Всё вокруг сулило счастье, кроме
    Злого рока, ждавшего меня.
    
    Для других цвёл мирт, приятный девам,
    С кипарисом шли ко мне от них,
    Плач родных был свадебным напевом,
    Смерть моя - нежданный мой жених.


    * * *

    Мы можем быть вдвоём, смотреть с балкона в поле
    За белою стеной.
    Мы можем отворить сундук с семьею моли
    И с старой стариной.
    
    Мы можем взять сервиз с гирляндою лиловой,
    Опаловый на свет,
    Или гулять в саду, или дремать в столовой,
    Уставши от бесед.
    
    И если это всё вам нравится немного,
    Теченье тихих дней, –
    Ни слова о любви, ни взгляда, ни намёка,
    Ни помысла о ней.
    
    Я только снов хочу. Любви объятья грубы,
    Назойливы слова.
    И лишь прощаясь, вас я поцелую в губы,
    И то едва-едва.


    1912

    * * *

    Нельзя минуть, нельзя сберечь.
    О, как возможности убоги.
    У наших взглядов, наших встреч
    Такие древние дороги.
    
     Погаснет жертвенный огонь,
    Потянет ветер из пустыни.
    Моя горячая ладонь
    От жадных губ твоих остынет.
    
    …И вот опять, как в первый раз,
    Стыдом и страхом мы объяты.
    Земля, проклятая за нас,
    Взгорбила каменные скаты.
    
    Ты никнешь к ней лицом, плечом,
     И я раскаяньем сгораю,
    А ангел с огненным мечом
    Уж пересёк дорогу к раю.


    25.06.1915

    * * *

    От камней дышит сыростью,
    Их солнце не прогрело.
    Цветы смешные выросли
    У темного предела.
    
    Плетусь я за прохожими,
    И дня так пыльно пламя,
    А над церквами Божьими
    Леса стоят углами.
    
    И лестница привешена
    От купола сквозная.
    Душа моя утешена,
    А чем — сама не знаю.
    
    Наш двор, колодец вычищен,
    Там цветик и прохлада.
    На зов никто не выскочит,
    И звать совсем не надо.


    1915

    * * *

    Родные мертвецы из гроба говорят,
    Неодолимые, живые.
    Любимых дней и лиц, вещей заветный ряд
    С забвеньем борется впервые.
    
    Но роковая связь событий такова:
    Пред нами лента жизни свита,
    Другая вечность ждёт и вечно в нас жива,
    А вечность прошлого забыта.
    
    Из дорогих гробниц нас манят и грозят,
    Но вот уж их мертво значенье –
    И если я порой киваю им назад,
    То в знак прощанья и прощенья.


    * * *

    Сперва словами мы друг друга испытали,
    Потом подметили тончайшие детали
    
    Движений вкрадчивых, лица, одежд и книг,
    Но образ явственный из линий не возник.
    
    Потом молчанием, как лучшим реактивом,
    И взглядом длительным, глубоким и пытливым,
    
    Себя проверили — и показалось нам,
    Что разделявшее легло по сторонам,
    
    Что одиночество уступит нежной силе.
    Мы руки сблизили — и вновь разъединили.
    
    Прошло пожатье их в нас огненной волной,
    И то был не огонь, а холод ледяной.


    * * *

    Шаги прошелестели за дверью невысокой.
    Я снова посмотрела, как убран тихий дом.
    Посыпан пол полынью и яркою осокой,
    Гардины на окошке, от солнца золотом.
    
    В столовой пахнет сладко нарезанная дыня,
    В гостиной розы в блюде привянули давно.
    Гремит сияньем запад, но словно стало сине
    И затянуло дымкой восточное окно.
    
    Я прислонилась к двери и слушаю без грусти
    Тот лёгкий-лёгкий шелест шагов и нежных рук.
    Как быстры реки жизни. И вот я в тихом устье,
    А завтра я не буду. Ни лиц, ни дней, ни мук.
    
    Как сладко это было: любить. И сладко кинуть…
    По дому тянет запах от дыни, роз и трав.
    И вот спешу на вечер окно своё задвинуть,
    Зовущий нежный голос за дверью услыхав.


    7.03.1917



    Всего стихотворений: 16



  • Количество обращений к поэту: 5559





    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия