Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворение
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Андрей Иванович Подолинский

Андрей Иванович Подолинский (1806-1886)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    Безнадежность

    Узник ждет конца неволи,
    Ждет малиновка весны,
    Я не жду ни лучшей доли,
    Ни весенней тишины.
    
    Путь свершаю понемногу
    По дороге бытия,
    День прошел - и слава богу,
    Если слез не пролил я,
    
    Если долгое забвенье
    Глухо на душу падет,
    Если в темном отдаленьи
    Тень минувшего блеснет.
    
    Но когда во мраке ночи
    Слышу страстный разговор
    И любовью полны очи
    Встретит мой потухший взор -
    
    Сердцу грустно, сердцу больно,
    Камнем на сердце тоска -
    И к очам тогда невольно
    Подымается рука...
    
    Пусть же так, как волны в Лете,
    Охладеет в сердце кровь,
    Чтоб забыл я, что на свете
    Есть и дружба и любовь!


    <1830>

    Вечер

    Мой друг, прижмись к моей груди, 
    Не убегай от взоров упоенных 
    И от ланит, любовью распаленных! 
    Златые кудри отведи. 
    Смотри светило потухает, 
    По небу темному едва перебегает 
    Станица легкая вечерних облаков, 
              И тень легла на скат холмов - 
    И тихо все.... Терялся в наслажденьи 
    Я чувствую, я слышу в отдаленьи 
              Теченье стройное миров.... 
              Но ты недвижна, - ты без слов, 
              Погружена в унылое мечтанье, 
              Печально взор потуплен твой, 
              И, под ресницею густой, 
              Слезы приметно трепетанье!... 
              Скажи, мой друг, воспоминанье 
    Так сильно грудь твою теснит, 
    Или о будущем неясное гаданье 
              Тебя тревожит и томит? 
    О, не страшись! - убийственным сомненьям 
              Своей души не предавай, 
              И, не хладея к наслажденьям, 
              В надежду веры не теряй! 
              Быть может, (вверимся судьбине) 
              Наш день безбурно пробежит, 
              И так же радостно, как ныне, 
              Наш тихиій вечер догорит!.... 


    * * *

    Еще твоя рука в руке моей лежит,
    Я чувствую, она трепещет и горит,
    Но слезы, но тоска в твоем унылом взоре,
    И голос твой дрожит в прощальном разговоре,
    Не долго вместе быть!.. Но я еще с тобой:
    Зачем же отравлять тревогой и тоской
    Сосчитанных часов немногие мгновенья
    И поверять тебе ревнивые сомненья?..
    Нет! Клятвы нежные, слова любви одной,
    Пусть льются и кипят и, слух лаская твой,
    В печальной памяти заронятся глубоко
    И обо мне звучат, как буду я далеко!


    <1830-е гг.>

    Жребий

    К чему печальное сомненье?
    Загадка жизни решена...
    Мне указало провиденье,
    Какая участь мне дана!
    Любви, и славы, и свободы
    Люблю таинственный призыв,
    И для меня язык природы
    Обилен и красноречив!..
    Ему внимая, сердце бьется
    Всей жизнью юною своей,
    И тихо из души моей
    Сама собою песня льется.
    Предав судьбе мой светлый век
    Я об одном молю у рока,
    Чтоб умереть не мог до срока
    Во мне поэт и человек!


    <1827>

    Звезда

    Когда по воле исполина
    Текла несметная дружина,
    Звезда побед ее вела,
    И, мнилось, царствам в поруганье
    Сосредоточила сиянье
    Вокруг избранного чела.
    
    Питомцы мира и покоя,
    Народы робкие без боя
    Безмолвно поклонялись ей;
    Она ж, в своем полете скором,
    Блестящим, дивным метеором
    Неслась чем дале, тем быстрей.
    
    И вот, явлением нежданным,
    Под небом Севера туманным
    Внезапно вспыхнула она,
    Мгновенно очи ослепила
    И страшным блеском пробудила
    Холодный Север ото сна.
    
    Крепка любовью и молитвой,
    На смерть решительною битвой
    Воздвиглась Русская земля -
    И участь грозного свершилась:
    Звезда победная затмилась
    В кровавом зареве Кремля!
    
    И что ж?.. Приемля дар свободы,
    Еще со страхом ждут народы,
    Откуда вновь она блеснет:
    Не с берегов ли шумной Сены,
    Иль на гранит Святой Елены
    Опять к любимцу низойдет?
    
    Не там!.. Любви народной сила
    Ее полет остановила,
    И на седине вековой
    Она с Кремля блеснула взорам -
    Но не мгновенным метеором,
    А неподвижною звездой!


    1840

    Индейская песня

    Катитесь! волны,
    Плещите! волны,
       Шуми! поток!
    Быстрей бегите
    И вдаль несите
       Мой огонек!
    
    Там день свежее,
    Там ночь темнее,
       Цветы вокруг,
    И дышит нега -
    И он у брега,
       Мой тайный друг.
    
    Мои гаданья,
    Мои признанья
       Узнает он.
    Всю ночь со мною,
    Рука с рукою,
       Забудет сон.
    
    Как с ним украдкой
    Свиданье сладко,
       Не говорю,
    Его дыханье,
    Его лобзанье...
       Ах! я горю!
    
    Бегите! волны,
    Плещите! волны,
       Шуми! поток!
    Гори светлее,
    Катись быстрее,
       Мой огонек!..
    
    
    Молодые Индиянки имеют обычай гадать следующим образом: привязав к доске род плошки, они зажигают ее; пускают доску по течению реки, и следуют за плывущим огнем вдоль берега. Где он остановится, в той стороне, значит, выйти им замуж.


    К ***

    Везде преследовать готова
    Мечта ревнивая тебя,
    И, будто праздника святого,
    С тобою встречи жажду я,
    Но сердцу в тягость встреча эта,
    Как зной томительного лета!
    На очи мне палящий взгляд
    Наводишь ты без состраданья,
    И при тебе одни желанья
    В груди трепещущей кипят!
    Так ночью летнею младенца,
    Земли роскошной поселенца,
    Звезда манит издалека,
    Но он к ней тянется напрасно, -
    Звезды блестящей и прекрасной
    Не досягнет его рука!..


    1828 или 1829

    На развалинах Десятинной церкви в Киеве

    За чем тревожить сон гробов, 
    Могил священное молчанье, 
    И поверять бытописанье, 
    Стряхая с камней пыль веков? 
    Все та же истина: от века 
    Иной нам опыт не открыл, 
    Мы видим -- крепостъ высших сил 
    И всю ничтожность человека! 
    А время? - кто его сочтет? 
    Оно до нас существовало; 
    Исчезнем мы - оно сольет 
    С своим концем свое начало, 
    Как на гранит гробовом 
    Змея, согнутая кольцом! 


    Ответ

    Не говори: завиден дар
    И вдохновение поэта, -
    Не вечен в нем священный жар,
    Им грудь не часто разогрета!
    Как много дней цветущих он
    В бесплодных замыслах утратит,
    И редко вдохновенный сон
    Его создания освятит.
    В мир необъятный, в мир иной
    Перелетя воображеньем,
    На мир существенный с презреньем
    Глядит как житель неземной.
    И часто грудь его страдает:
    Не зная радостей земных,
    Он их надменно отвергает,
    А заменить не может их.


    <1829>

    * * *

    Отгрянуло в безднах творящее слово,
         Стихии, как волны, кипят,
    Сошлись - разделились - и жизнию новой
         В несчетных светилах горят...
    Всё к цели стремится; один, в беспрерывном
         Волненьи, без цели гоним,
    Один, бесприютный, в создании дивном
        Отпадший летит серафим.
    
    Куда бы смущенным ни кинул он взором -
        Повсюду пред ним чудеса:
    Вот катятся звезды бесчисленным хором,
        Осыпав кругом небеса,
    Вот солнце стремится - он бросился мимо, -
        Другое навстречу летит,
    И сонм их блестящий ему нестерпимой
        Создателя славой звучит.
    
    К земле опустил он с отчаяньем взоры -
        Весну торжествует земля:
    Цветами пахнули долины и горы,
        Цветами сверкнули поля!
    И желчные слезы с ланит его бледных
        В цветы, мимолетом, скользят -
    Те слезы и ныне в цветах этих бедных
        Отравой смертельной горят!


    1840

    Отчужденный

                1
    
    Как дневной смолкает шум,
    Как лазурный свод темнеет,
    Над землей незримо веет
    Тихой жизнью ангел дум!..
    В эту сладостную пору,
    Как в священной тишине,
    Предстает природа взору,
    Безмятежная во сне,
    Страсти буйное безумье
    Далеко бежит души,
    И таинственно раздумье
    Сходит на сердце в тиши!
    В это чудное мгновенье
    Есть неясная печаль,
    Есть неясное стремленье, -
    Будто сердце рвется вдаль,
    Будто хочет породниться
    В целом мире с чем-нибудь,
    И вдвойне больная грудь
    Одиночеством томится.
    
                2
    
    Одинокий гость земли
    Зрит ли звездочки вдали,
    Как они меж облаками
    Блещут яркими четами,
    Иль, задумчив, смотрит он,
    Как, всходя на небосклон,
    И любви и неги полный,
    Лобызает месяц волны
    Иль следит за ветерком,
    Как он вьется над цветком,
    Как в таинственном лобзанье
    Пьет душистое дыханье...
    Жизнь их сладостная в нем
    Не горит живым огнем!
    Он, душою отчужденный,
    Их союза не поймет:
    Для души уединенной
    Мир прекрасный не живет.
    
                3
    
    Но когда, благословенны
    Вседержавною рукой.
    Две души союз священный
    Заключат между собой,
    Как огонь любви согреет
    Их волшебной теплотой,
    Откровение повеет
    Вмиг над любящей четой, -
    Тайны те, что схоронила
    Грудь природы глубоко,
    Вдохновительная сила
    Разрешает ей легко.
    В лоно пламенных объятий
    Двух любовников как братин
    Мир приемлет, - и тогда
    С ними жизнь его слита:
    Звезд и месяца сиянье,
    Шум дерев и говор вод,
    И цветов благоуханье -
    Всё им голос подает,
    Всё в них жизнь переливает,
    Как с природой их одно
    Навсегда соединяет
    Неразрывное звено.
    
                4
    
    Под навесом зыбкой сени,
    Где цветущие сирени
    Наклонились головой
    Над дерновою скамьей,
    Слышен голос:
                  "Что, мой милый,
    Смотришь в очи мне уныло?
    Что мне руку пожал ты?"
    
               Он
    
    Друг мой, грустные мечты
    Взволновали вдруг мне душу.
    
              Она
    
    Что ж? Скажи!
    
               Он
    
                  Зачем нарушу
    Грустной мыслию моей
    Сладкий сон души твоей?..
    
              Она
    
    Ты печален: почему же
    Мне печальною не быть?
    Радость я делю: кому же
    И печаль с тобой делить?
    
              Он
    
    Так взгляни ж на это море,
    Как роскошно на просторе
    Блещет тканью золотой,
    Озаренное луной!
    Что же, если б перл вселенной,
    Неожиданно, мгновенно,
    Месяц на небе потух
    И упал на волны вдруг
    Мрак несходный и угрюмый?
    
              Она
    
    Отчего же этой думой
    Ты глубоко поражен?..
    
              Он
    
    Ею был перенесен
    Я к другой мечте мятежной.
    Я тебя, мой ангел нежный,
    С этим месяцем сравнил;
    Что б мне мир прекрасный был,
    Если б снова я душою
    В нем остался сиротою,
    Если б (страшная мечта!)
    Эти очи и уста...
    
              Она
    
    Что ж печалиться, мой милый?
    Жизнь верна и за могилой.
    Не равно ли, здесь иль там?
    Лишь бы жить не розне нам!
    
              Он
    
    Верю, верю упованью!
    Но за гроб одним путем,
    К замогильному свиданью,
    Всё ж не вместе мы пойдем.
    Молод я, во цвете силы:
    Мне далёко до могилы!
    Ты же жизнию - цветок,
    Юных дней твоих поток
    Унесет одно страданье,
    Как уносит ветерок
    Жизнь цветка - благоуханье.
    О, коль это испытанье
    Суждено мне в цвете лет,
    Я, клянусь, тебе вослед
    Землю грустную оставлю,
    И, свободною душой,
    Где б ты ни была, направлю
    Мой полет я за тобой!
    
    Он замолк; она молчала,
    Но к груди его припала
    Чернокудрой головой,
    И, храня следы печали,
    Очи тихие сияли
    Умиленною слезой.
    
                5
    
    Есть предчувствие - я верю,
    Невозвратную потерю
    В нас душа предузнает:
    Вот сирень еще цветет
    Над скамьей уединенной, -
    Что ж тропою потаенной
    В час, как ночи тень падет,
    К ней никто уже нейдет?..
    Не придет опять младая
    Нам знакомая чета!
    
    В злом недуге угасая,
    Вот на ложе смерти та,
    Чьи давно ль во мраке ночи
    Пламенели негой очи,
    А теперь при блеске дня
    Будто звезды без огня.
    Вот и он, друг сердца милый,
    Неподвижный и унылый,
    На коленях у одра.
    Он следит, как жизнь в ней вянет,
    Но не верит, что настанет
    Сердцу страшная пора!
    
    Не спасла любовь и вера,
    Мук земных свершилась мера, -
    Сна могильного крыло
    Осеняет ей чело.
    И на долгую разлуку
    Холодеющую руку
    Другу подала она:
    Жизни дрогнула струна, -
    И душа, подобно звуку,
    На невидимых крылах,
    Утонула в небесах.
    
    Есть пределы упованьям!
    Вот с отчаянным рыданьем
    Он упал у хладных ног,
    Вдруг у ног пахнул одеждой
    Перелетный ветерок.
    Вспыхнул юноша надеждой:
    К ней!.. зовет... Обман жесток!
    Безответен зов бесплодный.
    Неподвижен труп холодный,
    Очи, перси и уста -
    Всё замолкло навсегда.
    
    И безумно страшным взором
    Обратился он с укором
    К отдаленным небесам,
    Но светло всё было там,
    Синева небес сияла,
    Божьих ангелов семья
    Хором в рай сопровождала
    Душу чистую ея...
    
                6
    
    Выпал жребий неизбежный!
    И любовник молодой
    Клятвы страшной, клятвы нежной
    Сохранил обет святой.
    Мир безлюдный, мир печальный
    Для него пустыней стал;
    Там, в лазури, ясной, дальней,
    Мир иной страдальца звал.
    
    И пришел он вновь под сени,
    Где душистые сирени
    Наклонились головой
    Над дерновою скамьей.
    Но уж сердце в нем хладело:
    Клятву он свершил свою, -
    И бесчувственное тело
    Тихо пало на скамью.
    
                7
    
    Как из храма пар душистый,
    Как молитвы голос чистый,
    Окрыленна и вольна,
    Новой жизнию полна,
    Сумрак ночи рассекая,
    Понеслась душа младая, -
    И пред нею всё ярчей
    Звезды вдоль небес блистали
    На невидимых крылах
    И к желанной цели ей
    Ясно путь обозначали...
    И прекрасная заря,
    Блеском розовым горя,
    Вдалеке пред ней сияла, -
    Будто солнцев легион,
    Слитый вместе, озаряла
    Отдаленный небосклон.
    "Вижу, вижу край желанный,
    Край любви обетованный,
    И заране узнаю:
    Там найду любовь мою!"
    Вдруг невидимая сила
    Крыл полет остановила.
    И оттуда, где светло
    Небо розами цвело,
    Что-то тихо отделилось
    Искрой ярко-золотой
    И над тенью молодой
    Светлым облаком спустилось.
    
                8
    
    Разошелся дым златой,
    И сквозь пар душистый дыма
    Блещет образ серафима
    Златокудрый и младой.
    "Тень преступная, куда ты?
    Рая в светлые палаты
    Не достигнешь ты к вратам,
    Ты не бога любишь там,
    Но любовь свою земную
    Переносишь в жизнь иную, -
    И на казнь обречена
    Эта тяжкая вина!
    Между небом и землею
    Осужден ты жить душою;
    Ты с земли отторг себя, -
    Рай чуждается тебя!"
    
                9
    
    Отчужденною душою,
    В целом мире сирота,
    Между небом и землею
    Он живет. Идут лета, -
    И не раз ему, случалось,
    В хоре ангелов сдавалось,
    Милый голос слышал он...
    О, как сильно этот звон
    И мучительным желаньем,
    И тоской, и упованьем
    Душу бедную смущал!
    Крылы вновь он развивал,
    Но невидимые силы
    Останавливали крылы
    И на грустный край земли,
    Беспощадные, влекли.


    <1836>

    Памятник Петру Великому

    Столицы Невской посетитель,
    Кто б ни был ты, - Петру поклон!
    Сей Медный всадник - это он,
    Ее державный прародитель!
    Как мощны конь и человек!
    То Петр творящей мыслью правит,
    Летит, отважный, в новый век
    И змея древних козней давит...
    И здесь, руки простерший кисть,
    Еще в металле жизнью дышит,
    Из медных уст - Россия слышит -
    Гремит: "Да будет свет!" - И бысть!


    1839

    * * *

    Под необъятным сводом неба
    Один свирепствует закон:
    Недостает тепла и хлеба,
    Не умолкает плач и стон.
    
    И алчно гибнущее племя
    Ждет погрузиться в вечный сон,
    А вслед ему выводит время
    На жертву новый легион.
    
    И так от века и до века!
    А мы уверовать могли,
    Что создана для человека
    Вся прелесть жизни на земли!
    . . . . . . . . . . . . . .
    
    Но, раз прозрев, душа, как прежде,
    Уже забыться не должна.
    Скажи ж "прости!" мечтам, надежде
    И оборвись, моя струна.


    1879

    Портрет

    Когда стройна и светлоока
    Передо мной стоит она,
    Я мыслю: гурия пророка
    С небес на землю сведена!
    Коса и кудри темно-русы,
    Наряд небрежный и простой,
    И на груди роскошной бусы
    Роскошно зыблются порой.
    Весны и лета сочетанье
    В живом огне ее очей,
    И тихий звук ее речей
    Рождает негу и желанья
    В груди тоскующей моей.


    1828

    Поэзия и жизнь

    Невидимкою слетая
    В заполунощной тиши,
    Чаровница молодая,
    Не тревожь моей души;
    Пощади меня, сильфида,
    Я страшусь любви твоей,
    Отомщает эвменида
    Каждый звук твоих речей!
    
    Нет! волшебница не внемлет -
    Приближается она...
    Грудь, я чувствую, объемлет
    Животворная весна,
    Аромат во мраке вьется,
    Арфа в воздухе звучит,
    Звон роскошно в душу льется,
    Будто ангел говорит!
    
    "Снова ль резвою игрою
    Хочешь сердце обмануть,
    Обольстить меня мечтою,
    Упованием блеснуть?
    Нет! молю, в залог свиданья
    Вырви слезы из груди,
    И хоть жизнь воспоминанья
    Прежде сердцу возврати!"
    
    Ты... Но жертвенник разбитый
    Кто опять восстановил?
    Огнь угасший, огнь забытый
    Мимолетом оживил?..
    В ризе пара голубого
    Предстоящий мир бежит,
    И доступным раем снова
    Мир минувшего открыт!
    
    Те цветы, что рано свяли,
    Что бессильною росой
    Тщетно слезы окропляли,
    Оживают предо мной;
    Снова пышны, снова блещут,
    Вновь муз_ы_ка-аромат,
    Звуки в лоне их трепещут,
    В звуках образы кипят.
    
    Кто вы, райские виденья,
    Девы чистой красоты?
    Не из царства ль вдохновенья
    Воплощенные мечты?
    То сквозь сумрак арфы ваши
    Блещут солнечным лучом,
    То рубиновые чаши
    Звезд трепещущих огнем...
    
    Долу, дивные, коснулись,
    Блещут, вьются вкруг меня,
    На призыв их встрепенулись
    Перси, полные огня;
    Под влияньем вдохновенным
    Чаш, и звуков, и цветов
    На треножнике священном
    Вновь я жертвовать готов...
    
    Но зачем огонь бледнеет,
    Пар бежит от алтаря?
    Не прохлада ль утра веет,
    Не блеснула ль там заря?
    Чьи пронзительные крики
    Воздух воплем потрясли,
    Что за пасмурные лики
    Появилися вдали?
    
    Сквозь последний сумрак ночи
    Узнаю предтечей дня,
    Их пронзительные очи
    Леденят и жгут меня;
    Гаснет пламень вдохновенья
    Под размахом бурных крил,
    И святые песнопенья
    Дерзкий хохот заглушил!
    
    Разом смолкнули напевы,
    Стихнул пиршественный звон,
    Прочь испуганные девы
    Разлетаются, как сон;
    Тщетно их молю и кличу -
    Утопают в блеске дня,
    И мучителям в добычу
    Беззащитно предан я!
    
    Сдвинут вихрем ядовитым,
    С громом жертвенник мой пал,
    Звон по арфам позабытым
    Разногласный пробежал,
    И, с предсмертным содроганьем,
    Отлетает жизнь струны,
    И язвительным дыханьем
    Вновь цветы поражены.
    
    И - двойник неумолимый -
    Кто-то слух терзает мой
    И насмешкой нестерпимой,
    И бездушной клеветой;
    То замру я, леденея,
    То очувствуюсь в огне,
    Будто коршун Прометея
    Разрывает сердце мне!


    <1836>

    Предвещание

    Кто бросился в Волхов с крутых берегов?
         В реке заклубилася пена,
    В реке зазвенело... Не звон ли оков?
         Наверное, беглый из плена!
    
    Нет, беглый не будет с мечом и в броне,
         У пленника сбруи не стало!
    То кто-то из наших плывет на коне...
         Зачем же надвинул забрало?
    
    Он крепок, он молод, он волны сечет
         С прямой богатырской отвагой,
    И конь его сильный отважно плывет
         И брызжет кипящею влагой.
    
    Уж поздно - и туча легла, как свинец,
         По Волхову ветер гуляет,
    Откликнулся вран, - торопися, пловец,
         Недоброе ворон вещает!
    
    Вот конь погрузился, тяжеле плывет, -
         Но берег другой недалёко,
    Храпит и дрожит он, и разом из вод
         На берег взлетает высокой...
    
    Вздыхая вольнее, он буйно заржал,
         Взмахнул он косматою гривой
    И бодрый, как прежде, по кочкам помчал
         Седока удалого ретиво.
    
    К недальнему бору подъехал ездок,
         Окрест и темно всё и глухо,
    Порою болотный блеснет огонек,
         Ничто не доходит до слуха.
    
    Чем дале, всё гуще и сумрачней бор,
         Нависнули сосны да ели,
    Как видно, не сек их бесщадный топор
         И люди их тронуть не смели.
    
    Конь тяжко ступает, нет более сил,
         Дрожат, подгибаясь, колена;
    Вот стал он упрямо, и каплет с удил
         И кровь и багровая пена...
    
    На землю ступил поневоле седок,
         Коня он ведет за собою.
    Но путь ему труден - всё пни и песок,
         Да иглы хрустят под ногою.
    
    Вдруг ветер ударил, и облаком дым
         И свет разливаются всюду,
    Послышался голос:  "Куда ты, Вадим?
         К добру ты пришел или к худу?"
    
    "Иду я совета искать у волхва, -
         Пришелец ответствует смело. -
    Проник он все тайны, вещает молва,
         Так сам угадает, в чем дело".
    
    Сказал он, и ветер затихнул, и вмиг
         Рассеялось облако дыма,
    И тихо подходит столетний старик
         И взором пытает Вадима...
    
    Расцвечена чудно одежда на нем,
         Брада серебрится, как иней,
    Чело ж осеняет летучим венцом
         Огонек то румяный, то синий.
    
    "Вадим! ты узнаешь, всеведущ ли я
         И тщетно ль мне верят народы,
    Покорен мне воздух, покорна земля,
         Проник и в огонь я и в воды.
    
    Что прежде сбылося, что будет вперед,
         Всё знаю в пустыне безлюдной,
    О чем ты замыслил и что тебя ждет,
         Проведать, увидишь, нетрудно".
    
    И шепчет гадатель, и, круг очертя,
         Медвежьей махнул рукавицей,
    И птицы отвсюду, шумя и свистя;
         Слетаются бурной станицей.
    
    "Теперь все готово, - промолвил старик, -
         Всю правду нам выскажут птицы,
    Тебе же понятен их будет язык,
         Пока не шагнешь за границы".
    
    И витязь вступает в таинственный круг.
         Ему как бы стало страшнее,
    Он ждет предвещанья, волнуется дух,
         И сердце забилось сильнее.


    Пригода

    Цветет она розой, летит мотыльком,
    В дубровах, в долинах поет соловьем,
    Могучей пятою колеблет гранит
    И брызгами в пропасть с утеса летит.
    Из снов развивает блестящую цепь,
    Дыханьем волнует песчаную степь,
    Сливает свой голос с напевом духов
    И радугой блещет в дыму облаков.
    Над бездной воздушной чертог создает,
    И мысль человека и сердце зовет,
    Но видима всюду, но всюду слышна,
    Лишь изредка манит и кличет она:
    Кто ж близко подходит, познаньем томим,
    Волшебница бездну разверзнет под ним!


    <1829>

    Размолвка

    Ты спишь, а между тем, суровый и угрюмый
    Меня уже давно томит осенний день,
    И этот полусвет и туч нависших тень
    Согласны мрачностью с моею скорбной думой;
    Мой озабочен ум, тоска в моей крови,
    Душа еще больна вчерашнею размолвкой;
    Зачем же заменил язык упреков колкий
    Привычный нам язык доверья и любви...
    Проснись же! Я часы томительно считаю,
    Миг пробуждения я с трепетом ловлю,
    Чтоб высказать тебе, как много я страдаю,
    Как горячо тебя и нежно я люблю...
    Иль нет! Пусть долго сон еще тебя лелеет,
    Пусть долго этот день на муку длится мне,
    Нарушить грез твоих любовь моя не смеет;
    Быть может, милый друг, ты счастлива во сне!


    1830-е гг.

    Русская песня

    Что в сыром бору от солнышка
    Снег златой росой рассыпался,
    Молодецкая кручинушка
    Разлилась слезами светлыми;
    В зимний холод любо солнышко,
    На чужих людях родной напев,
    Поневоле сердце всплачется,
    Как с ретивым сиротинушкой
    Песня русская, унылая
    Что родная мать перемолвится.
    Задушевной не наслушаться!
    Словно пташка, что в раю поет
    Заунывно-сладким голосом,
    Грусть-тоску она баюкает;
    Не видать сквозь слез чужой земли,
    А что думушка ль сердечная
    Понесется невидимкою
    За син_е_ море в святую Русь!..
    По-былому, по-старинному
    Добрый молодец в родной земле
    В ноги пал отцу и матери,
    С старым другом поздоровался,
    А что девица-красавица
    Второпях бежит из терема,
    Зарумянившись, как маков цвет,
    Радость высказать и слова нет,
    Только с милым обнимается
    Да сквозь слезы улыбается.


    * * *

    С поправкою своей мои стихи ты тиснул, -
    Я басенкой за труд вознагражу тебя:
    Рабочий вол коня случайно грязью вспрыснул;
    Достоинство свое сознательно любя,
    Не вспыхнул гневный конь порывом безрасчетным
    И даже сталью ног волу не погрозил,
    Но, чтоб не встретиться с запачканным животным,
             С его дороги своротил.


    1837

    Сонет

    Не потому томительным виденьем
    Во снах твоих блуждает образ мой,
    Что, может быть, с тоскою и волненьем
    Ты обо мне подумаешь порой,
    
    Но оттого, что часто с напряженьем,
    В ночи без сна, к тебе стремлюсь мечтой,
    И увлечен я весь воображеньем
    И с сном твоим сливаюся душой.
    
    Прости меня! Невольной, неизбежной,
    Я предаюсь мечте моей вполне,
    Я бы хотел, чтоб призрак мой мятежный
    
    Не говорил о милой старине, -
    
    Но ты простишь: не ты ль сама так нежно
    Об этих снах рассказывала мне!..


    <1831>

    Стих

    Не жажда имени, не гордое желанье
    Привлечь к себе толпы невольное вниманье,
    Не мысль надменная - за гробом, может быть,
    В моих созданиях мой пепел пережить -
    Тревогою меня томят и мучат знойной
    И вырывают стих из груди беспокойной...
    О нет! Он льется сам, он звук моей души,
    От ней оторванный, но слышный мне в тиши.
    Он в образ облечен, он стонет, он тоскует,
    И грустью веет он, и жалобой волнует,
    И будто просится в мою он снова грудь,
    Чтоб навсегда потом в забвеньи утонуть.
    Но как волне в исток, но как лучу к светилу -
    Возврата нет ему в желанную могилу;
    А я люблю его, а я бы не хотел,
    Чтоб он исчез, как дым, как призрак улетел, -
    Пускай еще живет, ему приют найду я, -
    Есть сердце, есть душа, которые люблю я,
    Там будет принят он, там будет он любим,
    Как память, как залог моей души храним;
    Незримый, о себе напоминать он станет:
    То ласковой ко мне улыбкой он проглянет,
    То легким пробежит румянцем на щеках,
    То вспыхнет негою в пленительных очах,
    И, вздохом окрылен, трепещущий, стыдливый,
    Сольется с шепотом любви моей счастливой
    Или со временем, давно забытый мной,
    Печальный, он блеснет понятною слезой...


    1837

    Урок

    Кто поверит - ты мечтатель!
    Кто поверит - ты дитя!
    Сердце женщины предатель,
    Любит, губит нас шутя.
    Не ищи же в ней участья,
    Не моли ее любви, -
    Нет, всей негой сладострастья
    Ум цирцеи отрави,
    Лейся лести тонким ядом,
    Впейся в грудь змеиным взглядом,
    Взором взор ее влеки,
    И чаруя, и волнуя,
    Знойной жаждой поцелуя
    Мысль и кровь ее зажги.
    Устоять она не может
    В этой битве роковой,
    И волшебный скипетр свой
    Побежденная положит...
    
    Но, счастливец, не спеши
    Торопливо на признанье:
    Нет, - сомненье, нет, - желанье
    Прежде в грудь ей положи;
    Устраши ее изменой,
    Научи ее страдать
    И внезапной переменой
    Укажи Эдем опять;
    Раздражительной беседой
    То ласкай ее, то мучь!
    Только трудною победой
    В женском сердце ты могуч!
    И прольет она в молчаньи
    Слезы злости, может быть,
    Но в тебе - свои страданья
    Будет женщина любить!


    1837

    Эпилог

    На эти беглые листы
    Гляжу еще не без волненья:
    Здесь первой юности мечты,
    Здесь жизни трудные мгновенья.
    Противоречий много в них,
    Но жизнь полна противоречьем,
    И с нею в лад послушный стих
    Звучал моим чистосердечьем.
    
    И не напрасно, может быть,
    Те песни скорби отвечали;
    Они мне сердце волновали,
    И сердцу не дали остыть!
    Среди живых оно живое,
    Движеньем их увлечено,
    И поколенье молодое
    Тепло приветствует оно.
    
    Теперь, в разгаре жизни новой,
    Пусть новый деятель кипит,
    Смелее мысль, вольнее слово -
    Широкий путь ему открыт!
    И жду я: в мысли вдохновенной
    Творящий гений низойдет
    И над Россией возрожденной
    Далече крылья распахнет!
    
    Стремленья века упреди
    И звучный праздник обновленья
    Высокой песнью возвести!


    1859



    Всего стихотворений: 24



  • Количество обращений к поэту: 4904





    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия