Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворение
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений


Русская поэзия >> Дмитрий Петрович Шестаков

Дмитрий Петрович Шестаков (1869-1937)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    А.А. Фету

    Твой ласковый зов долетел до меня,
    И снова душа пробуждается, -
    Ей тихое счастье весеннего дня,
    Ей вешняя ночь открывается.
    
    Там нежные звезды плывут и дрожат,
    Волна их качает пустынная...
    Проснулась - и зноем наполнила сад
    Бессмертная страсть соловьиная.
    
    Так больно и властно вонзается в грудь,
    Так робко и сладко ласкается, -
    И к ярким созвучьям навеки прильнуть
    Бессильно душа порывается.


    1891 (?)

    * * *

    В золоте осеннем грустная аллея
    Путь наш осыпала золотом листов...
    Как чета влюбленных, странно холодея,
    Шли мы вдоль любимых, тихих берегов.
    
    Что-то между нами тихо обрывалось,
    Словно паутины трепетная нить,
    И куда-то сердце с болью порывалось,
    И о чем-то сердце жаждало забыть.
    
    И в душе роилось дум так много-много,
    На уста просилось столько поздних слов,
    А кругом мерцала грустная дорога
    Золотом осенним вянущих листов.


    <1900>

    Вакханка

    В забытом уголке покинутого сада,
    Под свежим пологом поникнувших ветвей,
    Вздыхает и поет лукавая наяда,
    Звенит и плещется несякнущий ручей.
    И, лик пленительный над влагою склоняя,
    Всегда недвижная над вечным бегом вод,
    В сияньи мрамора вакханка молодая,
    Роняя тяжкий тирс, усталая, встает.
    В час полдня знойного, когда оцепененье
    И яркий сон царит на тихих берегах,
    Люблю ловить следы борьбы и опьяненья
    У девы каменной в загадочных очах...
    Уж взору чудится - дыхание живое
    Приподымает грудь и расторгает сон,
    И жду - вот с уст ее, пронзительный, как стон.
    Сорвется бранный клик: "Эван, эван, эвое!"


    1898

    Владивостокские ямбы

                1
    
    Не говори; уж всё воспето.
    Смотри, как тих морской залив,
    Смотри, в какую бездну света
    Вон тот свергается обрыв.
    И так легко, неуловимо
    Созвучье неба и земли,
    Что разве б арфой серафима
    Мы повторить его могли.
    
    14 августа 1925
    
                2
    
    Порой взамен беспечной неги
    Свирепо заревет тайфун
    И в стройный хор живых элегий
    Ворвется хаос диких струн -
    В такой безумной схватке фурий,
    С таким стремленьем сокрушить,
    Как будто ты, страна лазури,
    Еще не бросила творить.
    
    10 сентября 1928
    
                3
    
    Какая тишина и нежность,
    Как далеко от пылких бурь.
    Забыта ты, весны мятежность,
    И лета знойная лазурь.
    Уж утром медленно и строго
    Встает неяркая заря,
    И шепчет сердцу много-много
    Усталый сумрак сентября.
    
    1928


    * * *

    Голая береза шелестит о стекла
            Робкими руками...
    Отчего же взор твой засветился снова
            Тихими слезами?
    
    Отчего безмолвна и с тоской невнятной
            Смотришь в даль ночную?
    Отчего с тобою я, как враг, ни слова
            И, как друг, тоскую?
    
    Или это осень тенью молчаливой
            Пронеслась над нами,
    И сердца, и мысли мрачно разлучая
            Гневными крылами?


    <1900>

    * * *

    Деревья чуть обвеяны листвою,
           Прозрачна даль,
    И ты несешь пустынною тропою
           Свою печаль.
    
    Прекрасна ты, как ясный вечер мая, -
           Но почему
    Душа болит, твоих очей встречая
           Немую тьму?
    
    О, не грусти, забудь былые грезы, -
           За ливнем вслед,
    И свеж, и чист, свои роняет слезы
           Душистый цвет.


    <1896>

    * * *

    Если безмолвным и светлым волненьем
    Взор твой сияет, о друг мой любимый,
    Если румяным и милым смущеньем
    Нежные щеки так знойно томимы;
    Если прозрачная ночь голубая
    Тихо волну осыпает звездами,
    Если черемуха дышит над нами,
    Белые кисти неслышно качая, -
    Как мне признаться, и надо ль признанье,
    Сладко томящее робкую душу?
    Бледным ли словом живое молчанье
    Царственной ночи безумно нарушу?


    <1898>

    Измена

    От сонных берегов, где в ласковом покое
    Волны безропотной затишье голубое,
    От узкой заводи, где на заре едва
    Плескалась под веслом глубокая трава
    И в раннем лепете приветливой наяды
    Душе мечталися бесценные награды, -
    Прости, любимая! - я порываюсь вдаль
    За черный гребень гор, где гневно блещет сталь,
    И в смертных прихотях, и в долгих воплях боя
    Хочу испить до дна призванье роковое.


    <1900>

    На могилу Фета

    Здесь лаврами венчанная могила
    Навек от нас жестоко унесла
    Всё, что душе так сладко говорило,
    Пред чем душа молилась и цвела.
    Но райский луч заката не боится,
    Для майских птиц могила не страшна...
    Чу! слышите: трепещет и струится
    Весенних песен нежная волна!
    И на призыв, где жизнь и юность бьется,
    Бессмертными восторгами дыша,
    Как встарь, летит и страсти предается,
    Как встарь, дрожит и ширится душа!


    Конец 1892

    Надпись на «Декамероне»

    Тот был душою герой, кто в бледном преддверии гробам
    В темных угрозах чумы жизни разгадку обрел:
    Смерти - молчанье могил и мрамор холодных надгробий,
    Жизни - веселье и блеск, жизни - любовь и цветы.
    Бодро испей до конца всю чашу манящих восторгов -
    Черная смерть у дверей в строгих одеждах стоит.


    <1900>

    * * *

    Нас кони ждут... Отдайся их порывам!
    Пусть эта ночь в молчании своем
    Обвеет нас дыханием счастливым,
    Подхватит нас сверкающим крылом.
    
    Уж мы летим, наедине с звездами,
    Наедине с голубоокой мглой,
    И волны сна смыкаются за нами
    Холодною, певучею чредой.


    1898

    * * *

    Непогодною ночью осеннею,
             У дверей,
    Чей-то робкий ей шорох почудится...
             Жутко ей.
    
    И вглядеться-то страшно в недвижную
             Эту мглу -
    Ну, как бледные руки подымутся
             Там, в углу?
    
    Не глядит, не дохнет, не шелохнется,
             А в груди
    Что-то шепчет до боли назойливо:
             "Погляди".


    <1900>

    * * *

    Нет, не могила страшна -
    Страшно забвенье,
    Страшно свалиться
    Без силы, без воли
    В пропасть холодную
    Вечного сна...
    Благо тому, чью могилу
    И крест молчаливый
    Дружеский мягко венок обовьет.
    Точно объятье
    Теплой руки,
    Живою поэзией красок.
    Вот василек полевой -
    Память далекого детства,
    И розы тревожный восторг,
    Там астр сиротливых мечтательность,
    Георгин одинокая гордость,
    И тихой фиалки,
    Свежей затворницы леса,
    Смиренный и всепримиряющий
    Шепот душистый.


    <1900>

    * * *

    Осень в сердце твоем, и в саду у тебя
       Опадает листок за листком,
    И кровавая роза, дрожа и любя,
       На окне доцветает твоем.
    
    А любимый твой друг, убаюканный, спит
       Там в степи, где ни сел, ни дорог,
    И в смертельной красе на холме шелестит
       Иммортелей осенних венок.


    1898

    Петух

    Когда еще недвижны воды
    И даль морозная глуха,
    Мне веет радостью свободы
    Веселый голос петуха.
    
    Легко пронзая мглу ночную
    Призывом звонким и простым,
    Он шлет улыбку золотую
    Мечтам рассеянным моим.
    
    Он бодро требует ответа
    Своей трубе, и слышен в ней
    Мне праздник зелени и света
    В родном саду, в тени ветвей, -
    
    Где по дорожкам солнце бродит,
    Где речка сонная тиха
    И по заре свежей доходит
    Веселый голос петуха.


    <1900>

    Романс (О, как далёко и как враждебно)

    О, как далёко и как враждебно
    Ты удалилась от меня!
    И нет уж в сердце зари волшебной,
    И в песнях нет моих огня.
    
    Едва мерцает из тяжкой дали,
    Из тяжкой дали, из темных туч,
    Твой лик, исполнен немой печали.
    Твоей улыбки бледный луч...
    
    Не воротиться тому, что было,
    Что догорело, что прожито.
    Молчи же, сердце! Как ты любило,
    Пускай не знает другой никто!
    


    1898

    Сион

    Мшистые камни... Стена... То шепот, то стоны молитвы...
    Вы ли, гонимые, здесь бледной стеснились толпой?
    Мрачною верой горят, как факелы темные, взоры;
    Буря рыданий и слез к темному небу растет...
    "Боже! Мы - прах пред твоей венчающей верных десницей.
    Боже! Открой нам, открой недостижимый Сион!"


    <1900>

    Собаки

    Что за тревожную ночь послали сегодня мне боги!
    Строго-прекрасная к нам в светлом молчаньи сошла.
    Небо казалось очам фантастично глубокой поэмой,
    Полной мерцающих тайн, полной звездящихся слез.
    И к озаренной воде сбегались туманные тени,
    Точно сбирались отплыть и поджидали гребца.
    Нервы натянуты были, как струны, готовые к пенью...
    Вдруг исполнительный пес поднял отчаянный лай.
    Чу! полководца признала и славит лохматая стая;
    Резко дисканты визжат, глухо рокочут басы.
    Мудрый политик мирит, а молодость требует боя,
    И разглашает набат внутренней смуты пожар.


    <1900>

    Статуя Минервы

    Вот изваянье любимицы мудрого Зевса.
    Смотришь, как строгий резец в благородном усильи,
    Творческим духом провидя высокую тайну,
    Мрамору твердому предал божественный образ.
    Смотришь - и молишься чистому счастию знанья,
    Мысли кипящей и мудрости тихим вершинам.


    <1900>

    * * *

    Ты знаешь ли, как сладко одинокому,
    В загадочной, беззвучной тишине,
    Лететь душой туда-туда, к далекому,
    Что только раз пригрезилося мне.
    
    То - колокол, в просторе душном тающий.
    Вздыхающий и тающий, как сон,
    Но за собой надолго оставляющий
    И жалобный, и требующий стон.
    
    О, где же ты, для сердца примирение?
    О, где же ты, забвенья сладкий плод?
    Один лишь миг, одной струны волнение -
    И снова всё мгновенное живет.
    
    Ты знаешь ли, как больно одинокому,
    В загадочной, беззвучной тишине,
    Лететь душой туда-туда, к далекому,
    Что только раз пригрезилося мне.


    <1900>

    * * *

    У моря, у тихого моря
    Одни мы бродили с тобой,
    Любуясь счастливою ночью,
    Любуясь безмолвной луной.
    
    У моря, у тихого моря,
    В тот светлый, таинственный час,
    Над нами любовь молодая
    На крыльях беззвучных неслась...
    
    То время далёко, далёко,
    И ты от меня далека...
    У моря, у тихого моря
    Задумчиво бродит тоска...
    
    Как призрак, задумчиво бродит,
    Как призрак, беззвучно поет
    У моря, у тихого моря,
    У бледного зеркала вод...


    <1895>

    Фрейбург

                 Картина Мюнье
    
    С уступа плющ сползал широкими извивами,
    Внизу белела древняя стена,
    И песня рыбака дрожала переливами,
    И голубела сонная волна.
    
    И сердце родину любило молчаливую,
    И блеск реки, и колокол вдали,
    И меж лесистых скал тропинку прихотливую
    Куда-то ввысь от долов, от земли.
    
    Над светлой тишиной, над мирными долинами
    Последний раз хотелося вздохнуть -
    И унестись навек за теми исполинами
    В сияющий и бесконечный путь.


    <1900>

    * * *

    Челнока моего никому не догнать!..
    Далеко берега отошли...
    Полнозвучна волна, на душе благодать...
    Где ты, бледная скука земли!
    
    И любуется далью лазурною взор,
    Полной всплесков играющих волн,
    И навстречу заре в беспредельный простор
    Убегает ликующий челн!
    
    То не челн, не волна, - это юность моя,
    Это крылья у песни росли,
    Это пела душа, жажду счастья тая...
    Что мне бледная скука земли!


    <1895>

    * * *

    Я сойду в мой сад пораньше, -
    Не спугну ли легких фей,
    В красоте кудрей их длинных
    И заплаканных очей.
    
    Над водой всю ночь сегодня
    Собиралися оне,
    Развиваясь и свиваясь
    В хороводах при луне.
    
    Мне бы только легкий трепет
    Легких крыльев уловить
    И загадочного смеха
    Ускользающую нить.


    <1893>

    * * *

    Я уходил, тревожный и печальный, -
    Ты всё в толпе, ты всё окружена,
    Напрасно ласки жаждала прощальной
    Моя душа, смятения полна.
    
    Пустым речам, моей не видя муки,
    Внимала ты, беспечная, смеясь.
    Вокруг тебя порхали вальса звуки
    И нежная мелодия вилась.
    
    Но где от лип темней ложились тени,
    Где ключ журчал невидимой струей,
    В тоске любви, в тревоге и смущеньи,
    Твой легкий шаг узнал я за собой.
    
    Любимые напевы покидая,
    Из шума зал блестящих ты сошла,
    Как эта ночь, отраду обещая,
    Как эта ночь, приветливо светла.
    
    Ты вскинула сверкающие руки
    На плечи мне, дрожа и торопясь,
    А вдалеке пылали вальса звуки
    И нежная мелодия лилась.


    <1900>



    Всего стихотворений: 25



  • Количество обращений к поэту: 3600







    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия