Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворение
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений


Русская поэзия >> Семен Егорович Раич

Семен Егорович Раич (1792-1855)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    1828 года Августа 25

    Ерусалим! Ерусалим! 
     Тобою очарован, - 
    Семь лет к твоим стенам святым 
     Я мыслью был прикован; - 
    Те годы для меня текли, 
     Лились, как воды Рая... 
    Их нет!.. Но память на земли 
     Осталась их живая; 
    Она отрадой будет мне 
     В глухой пустыне мира, 
    Пока в безвестной тишине 
     Моя подремлет лира. 
     
    Подремлет?.. Небо! Как узнать, 
     Что мне готовишь в мире? 
    Быть может, боле не бряцать 
     Моей несмелой лире; 
    Дни вдохновенья для меня, 
     Быть может, пролетели: 
    Нет в сердце прежнего огня, 
     Мечты охолодели 
    И впечатления уже 
     Не так, как прежде, живы: 
    Бескрылы в тесном рубеже 
     Поэзии порывы. 
     
    Но если снова для меня 
     Расширятся пределы, - 
    Я снова, лиру оструня, 
     Как бы помолоделый, 
    Взыграю, - и тогда опять 
     Мне красен мир подлунный: 
    Отчизны славу рокотать 
     Живые будут струны; 
    Я тени предков пробужу, 
     Полузабытых нами, 
    И обновлю и освечу 
     Их память меж сынами. 


    Амела

    Есть растенье на земле;
    Но земля в роскошном лоне
    Отреклась его питать,
    И, бездомное, на клене
    Иль на дубе вековом,
    Приютясь, цветет и зреет
    И пернатым сладкий плод
    На ветвях своих лелеет.
    
    Есть созданья на земле -
    Чада высшего рожденья;
    Часто им приюту нет
    У детей роскошных тленья;
    Всем просторно на земле,
    Лучшим в мире - в мире тесно...
    Чада божьи! - не роптать; -
    Дом ваш там - в дали небесной.
    
    
    Амела (Viscum album G.) есть кустарник из рода паразитов, растущий на деревьях, особенно на дубе, клене и липе. Друиды полагали в ней нечто священное.


    Вечер в Одессе

    На море лёгкий лёг туман, 
    Повеяло прохладой с брега - 
    Очарованье южных стран, 
    И дышит сладострастно нега. 
     
    Подумаешь: там каждый раз, 
    Как Геспер в небе засияет, 
    Киприда из шелковых влас 
    Жемчужну пену выжимает, 
     
    И, улыбаяся, она 
    Любовью огненною пышет, 
    И вся окрестная страна 
    Божественною негой дышит.


    1823, Одесса

    Вечер

    Роскошно солнце заходило, 
    Пылал огнём лазурный свод... 
    Помедли, ясное светило! 
    Помедли!.. Но оно сокрыло 
    Лице своё в зерцале вод. 
     
    Люблю в час вечера весною 
    Смотреть на синеву небес, 
    Когда всё смолкнет над рекою, 
    Лишь слышен соловей порою, 
    И дышит ароматом лес. 
     
    Но грусть мне сердце вдруг стесняет, 
    Когда исчезнет свет от глаз: 
    Как будто дружба изменяет, 
    Как будто радость отлетает, 
    Как будто в мире всё на час! 


    Нe позднее 1829

    Выкуп холостого

    Слышу - в двери стучат, слышу - громко кричат:
    "Кандалы на него! в тридцать лет не женат!"
    Растворилася дверь, и замужних конвой
    Ворвался, и раздался вакханский их вой:
    "Кандалы на него! в тридцать лет не женат!"
    - Кандалы тяжелы; но жена тяжелей! -
    "Тяжелей кандалов?" - Тяжелей во сто крат! -
    "Что с тобой толковать? выкупайся скорей!"
    - Что хотите,- возьмите; не жаль мне казны;
    Я жалею себя, я боюся жены.
    Откупился... вперед не пугайте меня.
    Провожаючи вас, не во гнев вам, скажу:
    Кто мне скажет - женись, я как лист задрожу;
    Я боюся жены, как холодного дня...
    Я боюся жены, как меча, как огня.
    
    
    В Малороссии на масленице замужние женщины приходят к холостым мужчинам с кандалами и требуют выкупа за безженство. Почти такое же обыкновение было и в Лакедемоне.


    Грусть на пиру

    Что ты замолк и сидишь одиноко?
    Дума лежит на угрюмом челе!..
    Видишь - бокалы с вином на столе!
    Полно же мыслью носиться далеко!
    Стукнем бокал о бокал и запьем
    Мрачную думу веселым вином!..
    
    - "Нет! други, если б и самая Геба*
    С светлой улыбкой младого чела
    Нектару в дружний бокал налила, -
    Верьте: и самий напиток бы неба
    Прежней веселости мне не отдал...
    Прочь от меня налитой мне бокал!"
    
    Друг! у тебя навернулися слезы;
    Что твое сердце сдавило тоской?
    Здесь, пред друзьями, всю тайну открой, -
    Горьки ль потери, судьбы ли угрозы,
    Иль отравившая душу любовь?
    Сдерни, сорви с нас сомнений покров.
    
    "Други! видали ль вы в древней дуброве
    Громом нежданным разбитую ель?
    Зрели ль, когда, набежавший на мель,
    Бренный челнок сокрушался в основе?
    Легкие веслы и руль пополам...
    Это ваш друг, обреченный слезам.
    
    Долго не знал я на свете приюту,
    Долго носила земля сироту,
    Долго я в сердце носил пустоту...
    Раз в незабвенную жизни минуту -
    Раз я увидел созданье одно:
    В нем было небо мое вмещено.
    
    Русые кудри вилися струею,
    Ластились к шее лилеи белей,
    Зыбью ложились на перлы грудей;
    Очи - играли моею душею -
    Очи, чернее осенних ночей,
    Майской у ней улыбались зарей.
    
    С ней я зимой вечерами делился,
    Ею одной - и дышал я и жил,
    С нею блаженство потоками пил,
    С ней... но довольно! я с ней... разлучился!..
    Что еще слушать? я все досказал...
    Дайте скорей налитой мне бокал."
    
    * Геба (греч. миф.) - богиня юности, дочь Зевса и Геры; на Олимпе
    подносила богам нектар и амброзию.


    Друзьям

    Не дивитеся друзья, 
     Что не раз 
     Между вас 
    На пиру весёлом я 
     Призадумывался. 
     
    Вы во всей ещё весне, 
     Я почти 
     На пути 
    К тёмной Орковой стране 
     С ношей старческою. 
     
    Вам чрез горы, через лес 
     И пышней 
     И милей 
    Светит солнышко с небес 
     В утро радостное. 
     
    Вам у жизни пировать, 
     Для меня 
     Свету дня 
    Скоро вовсе не сиять 
     Жизнью сладостною. 
     
    Не дивитесь же, друзья, 
     Что не раз 
     Между вас 
    На пиру весёлом я 
     Призадумывался. 
     
    Я чрез жизненну волну 
     В челноке 
     Налегке 
    Одинок плыву в страну 
     Неразгаданную. 
     
    Я к брегам бросаю взор - 
     Что мне в них, 
     Каждый миг 
    От меня, как на позор, 
     В мгле скрывающихся? 
     
    Что мне в них? Я молод был, 
     Но цветов 
     С тех брегов 
    Не срывал, венков не вил 
     В скучной молодости... 
     
    Я плыву и наплыву 
     Через мглу 
     На скалу 
    И сложу мою главу 
     Неоплаканную. 
     
    И кому над сиротой 
     Слёзы лить 
     И грустить? 
    Кто на прах холодный мой 
     Взглянет жалостливо? 
     
    Не дивитесь же, друзья, 
     Что не раз 
     Между вас 
    На пиру весёлом я 
     Призадумывался! 


    Нe позднее 1826

    Жаворонок

    Светит солнце, воздух тонок, 
    Разыгралася весна, 
    Вьётся в небе жаворонок - 
    Грудь восторгами полна! 
     
    Житель мира - мира чуждый, 
    Затерявшийся вдали, - 
    Он забыл, ему нет нужды, 
    Что творится на земли. 
     
    Он как будто и не знает, 
    Что не век цвести весне, 
    И беспечно распевает 
    В поднебесной стороне... 
     
    Нет весны, не стало лета... 
    Что ж? Из грустной стороны 
    Он в другие страны света 
    Полетел искать весны. 
     
    И опять под твердью чистой, 
    На свободе, без забот, 
    Жаворонок голосистый 
    Песни радости поёт. 
     
    Не поэта ль дух высокий, 
    Разорвавший с миром связь, 
    В край небес спешит далёкий, 
    В жаворонке возродясь? 
     
    Жаворонок беззаботный, 
    Как поэт, всегда поёт 
    И с земли, как дух бесплотный, 
    К небу правит свой полёт.


    Нe позднее 1838

    Жалобы Сальватора Розы

    Что за жизнь? Ни на миг я не знаю покою 
    И не ведаю, где приклонить мне главу. 
    Знать, забыла судьба, что я в мире живу 
    И что плотью, как все, облечён я земною. 
    Я родился на свет, чтоб терзаться, страдать, 
    И трудиться весь век, и награды не ждать 
    За труды и за скорбь от людей и от неба, 
    И по дням проводить... без насущного хлеба. 
     
     Я к небу воззову - оно 
     Меня не слышит, к зову глухо; 
     Взор к солнцу - солнце мне темно; 
     К земле - земля грозит засухой... 
     Я жить хочу с людьми в ладу, 
     Смотрю - они мне ковы ставят; 
     Трудясь, я честно жизнь веду - 
     Они меня чернят, бесславят. 
     
     Везде наперекор мне рок, 
     Везде меня встречает горе: 
     Спускаю ли я свой челнок 
     На море - и бушует море; 
     Спешу ли в Индию - и там, 
     В стране, металлами богатой, 
     Трудясь, блуждая по горам, 
     Я нахожу... свинец - не злато. 
     
     Являюсь ли я иногда, 
     Сжав сердце, к гордому вельможе, 
     И - об руку со мной беда: 
     Я за порог лишь - и в прихожей 
     Швейцар, молчание храня 
     И всех встречая по одежде, 
     Укажет пальцем на меня, 
     И - смерть зачавшейся надежде. 
     
     Вхожу к вельможе я тупой, 
     С холодностью души и чувства; 
     В кругу друзей-невежд со мной 
     Заговорит он про искусства - 
     Уйду: он судит обо мне 
     Не по уму, а по одежде, 
     С своим швейцаром наравне... 
     Ценить искусства - не невежде!.. 
     
     Я и во сне и наяву 
     Воздушные чертоги строю. 
     Я, замечтавшися, творю 
     Великолепные чертоги. 
     Мечты пройдут, и я смотрю 
     Сквозь слёз на мой приют убогий. 
     
     Другим не счесть богатств своих, 
     К ним нужда заглянуть не смеет, 
     Весь век слепое счастье их 
     На лоне роскоши лелеет. 
     Другим богатств своих не счесть, 
     А мне - отверженцу судьбины - 
     Назначено брань с нуждой весть 
     И... в богадельне ждать кончины... 
     
     И я... я живописец!.. Да! 
     На всё смеющиеся краски 
     Я навожу, и никогда 
     От счастия не вижу ласки... 
     Будь живописец, будь поэт, - 
     Что пользы? В век наш развращенный 
     Счастлив лишь тот, в ком смысла нет, 
     В ком огнь не теплится священный. 
     
    Что за жизнь? Ни на миг я не знаю покою 
    И не ведаю, где приклонить мне главу. 
    Знать, забыла судьба, что я в мире живу 
    И что плотью, как все, облечён я земною. 
    Я родился на свет, чтоб терзаться, страдать, 
    И трудиться весь век, и награды не ждать 
    За труды и за скорбь от людей и от неба, 
    И по дням проводить... без насущного хлеба.
    
    
    Сальватор Роза - итальянский живописец и поэт, живший в ХVII веке


    Нe позднее 1831

    Зависть

    "Что в лесу наедине, 
    Что, кукушка, ты кукуешь? 
    Ты, конечно, о весне 
    Удалившейся тоскуешь?" 
     
    "О весне тоскую? Нет! 
    Не люблю весны я вашей: 
    Только летом мил мне свет, 
    Лето знойное мне краше". 
     
    "Но весною всё цветёт, 
    Воздух сладок, небо чисто, 
    Нежно соловей поёт 
    Под черемухой душистой". 
     
    "Он поёт, но что поёт? 
    Негу страсти и беспечность, 
    Солнца красного восход 
    И блаженства скоротечность". 
     
    "Что же петь певцу весны 
    У весны на новоселье? 
    Он под кровом тишины 
    Счастлив и поёт веселье". 
     
    "Это больно для меня: 
    Он счастлив, а я тоскую; 
    Он поёт с рассветом дня, 
    Я с рассветом дня - кукую!"


    Нe позднее 1838

    К Лиде

            Подражание К. Галлу
    
    Лида, веселье очей распаленных;
    Зависть и чудо красот несравненных,
    Лида, ты лилий восточных белей,
    Розы румянее, ясмина нежней, -
    Млеть пред тобою - двух жизней мне мало...
    Дева восторгов, сними покрывало,
    Дай насмотреться на злато кудрей,
    Дай мне насытить несытость очей
    Шеи и плеч снеговой белизною;
    Дай надивиться бровей красотою,
    Дай полелеяться взорам моим
    Отцветом роз на ланитах живым.
    Нежася взором на взоре прелестном,
    Я утонул бы в восторге небесном,
    С длинных ресниц не спустил бы очей:
    Лида, сними покрывало скорей!
    
    Скромный хранитель красот, покрывало,
    Нехотя кудри оставя, упало,
    Млею, пылаю, дивлюсь красотам...
    Лида, скорее устами к устам!
    Жалок и миг, пролетевший напрасно;
    Дай поцелуй голубицы мне страстной...
    Сладок мне твой поцелуй огневой:
    Лида, он слился с моею душой.
    
    Полно же, полно, о дева любови!
    Дай усмириться волнению крови, -
    Твой поцелуй, как дыханье богов,
    В сердце вливает чистейшую кровь...
    Дымка слетела, и груди перловы
    Вскрылись, и вскрыли элизий мне новый.
    Сладко... дыхание нарда и роз
    В воздухе тонком от них разлилось.
    Тихий их трепет, роскошные волны
    Жизнью несметной небесною полны.
    Лида, о Лида, набрось поскорей
    Дымку на перлы живые грудей:
    В них неземное биенье, движенье,
    С них, утомленный, я пью истощенье.
    Лида, накинь покрывало на грудь,
    Дай мне от роскоши нег отдохнуть.


    <1826>

    Перекати-поле

    Ветр осенний набежал 
     На Херсонски степи 
    И с родной межи сорвал 
     Перекати-поле. 
     
    Мчится ветер по степям, 
     И на лёгких крыльях 
    Мчит чрез межи по полям 
     Перекати-поле. 
     
    Минул полдень, и уже 
     Солнце погасало; 
    Ветр оставил на меже 
     Перекати-поле. 
     
    И, объято тишиной 
     Наступившей ночи, 
    Думу думает с собой 
     Перекати-поле: 
     
    "Тяжело быть сиротой! 
     Горько жить в чужбине! 
    Ах, что станется с тобой, 
     Перекати-поле?" 
     
    Вот проснулся ветерок 
     После полуночи, 
    Глядь - и видит огонёк 
     Перекати-поле. 
     
    "Дунь и прямо к огоньку 
     Принеси сиротку!" - 
    Говорило ветерку 
     Перекати-поле. 
     
    "Сдунь меня с межи чужой! 
     Брат твой - ветер буйный - 
    Разлучил с родной межой 
     Перекати-поле! 
     
    Что же мыкать мне тоску 
     Вчуже, без приюту? 
    Мчи скорее к огоньку 
     Перекати-поле!" 
     
    Вспорхнул лёгкий ветерок, 
     Пролетел полстепи 
    И примчал пред огонёк 
     Перекати-поле... 
     
    И пригрел уж огонёк 
     Трепетну сиротку, 
    И слился в один поток 
     С перекати-полем. 
     
    В бесприютной стороне, 
     Без отрады сердцу, 
    Долго ль мыкаться и мне 
     Перекати-полем? 


    Нe позднее 1825

    Песнь мирзы

    Из повести "Смерть Евы" графини Д. Салюццо-Роэро
    
    Ветер мая, воздыхая
       В купах роз и лилей,
    И крылами и устами
       Тихоструйнее вей!
    Тише порхай меж цветов!
    Я пою мою любовь.
    
    Месяц томный, ночи скромной
       И сопутник и друг,
    Светом чистым, серебристым
       Осыпающий луг,
    Улыбайся с облаков!
    Я пою мою любовь.
    
    Ток прозрачный, через злачны
       Красны долы катясь,
    Легкий ропот, сладкий шепот
       В тихий полночи час
    Разливай меж берегов!
    Я пою мою любовь.
    
    Пойте, птицы, до денницы,
       До рассветных лучей,
    Пойте слаще в темной чаще
       Под наклоном ветвей.
    Слей свой голос, соловей,
    С песнею любви моей!


    <1827>

    Песнь на пирушке друзей

    Лей нам, чашник, лей вино
    В чашу дружбы круговую,
    Лучший дар небес, оно
    Красит жизнь для нас земную.
    
    В сердце юноши живом
    Пламень страсти умеряет;
    В сердце старца ледяном
    Пламень страсти зажигает.
    
    Искры светлого вина -
    Искры солнца огневого;
    Чаша - майская луна,
    Прелесть неба голубого.
    
    Дай же солнечным лучам
    С лунным светом сочетаться!
    Дни летят, - недолго нам
    Красным маем любоваться.
    
    Розы грустны, - минет день,
    И красавицы увянут...
    Соку гроздий нам напень -
    Розы с наших лиц проглянут.
    
    Соловей в последний раз
    Песнь поет своей подруге...
    Нам его заменит глас
    Чаши звон в веселом круге.
    
    Пусть несется день за днем,
    Пусть готовит рок угрозы.
    В день печали - за вином
    Ветр обвеет наши слезы.
    
    Лей же, чашник, лей вино
    В чашу дружбы круговую,
    Лучший дар небес, оно
    Красит жизнь для нас земную.


    <1828>

    Песнь соловья

    Ароматным утром мая,
    О подруге воздыхая,
    О любимице своей,
    Пел над розой соловей.
    
    Дни крылаты! погодите,
    Не спешите, не летите
    Оперенною стрелой, -
    Лейтесь медленной струей.
    
    Мило в дни златые мая,
    Песни неги напевая,
    Мне над розою сидеть,
    На прелестную глядеть,
    
    Сладко чувства нежить утром:
    Росы блещут перламутром,
    Светит пурпуром восток,
    Ароматен ветерок.
    
    Минет утро, день настанет -
    Ярче солнце к нам проглянет,
    И жемчуги светлых рос
    Улетят с прелестных роз.
    
    День умрет, другой родится,
    И прелестный май умчится,
    И сияние красот,
    И отрады унесет.
    
    Мне сгрустнется, на досуге
    Не спою моей подруге -
    Розе нежной, молодой -
    Песни радости живой.
    
    Дни крылаты! погодите,
    Не спешите, не летите
    Оперенною стрелой, -
    Лейтесь медленной струей.
    
    Не умолишь их мольбою:
    Непреклонные стрелою
    Оперенною летят,
    И за ними рой отрад.
    
    Юность резвая, живая!
    Насладися утром мая!
    Утро жизни отцветет,
    И на сердце грусть падет.
    
    В светлом пиршестве пируя,
    Веселись, пока, кукуя,
    Птица грусти средь лесов
    Не сочтет тебе годов.


    <1827>

    Проводы Алины

    Поезжай! счастливый путь!
         Добрый час - Алине!
    Но, мой ангел, не забудь
         Обо мне в чужбине!
       От тебя вдалеке
       Буду жить я в тоске;
    Ты ж, кто знает, - в новом круге
    Вспомнишь ли о прежнем друге?
    
    Вспомни обо мне хоть раз
         В дальней ты дороге!
    Друг твой будет каждый час
         О тебе в тревоге;
       Мысль моя за тобой
       Полетит в край чужой.
    Ты ж, кто знает, - в новом круге
    Вспомнишь ли о старом друге?
    
    Часто буду я блуждать
         По брегам уныло
    И у камней вопрошать:
         Где мой ангел милый?
       Я тебя буду звать,
       О тебе все мечтать.
    Ты ж, кто знает, - в новом круге
    Вспомнишь ли о прежнем друге?
    
    Часто буду обходить
         Рощицы и долы,
    И на память приводить
         Прежни дни веселы,
       Как жилось нам вдвоем
       У любви под крылом.
    Ты ж, кто знает, - в новом круге
    Вспомнишь ли о прежнем друге?
    
    Здесь, скажу, у этих струй
         Вспыхнул гнев Алины;
    Здесь согласья поцелуй
         Расцветил долины;
       Этот луг, этот брег
       Был для нас раем нег.
    Ты ж, кто знает, - в новом круге
    Вспомнишь ли о прежнем друге?
    
    Вкруг тебя в стране чужой
         Будут увиваться
    Резвы юноши толпой,
         Будут, может статься,
       Уверять, друг, тебя
       И в любви, не любя.
    О! кто знает, - в шумном круге
    Вспомнишь ли о скромном друге?
    
    Вспомни, свет моих очей!
         Не забудь, друг милый,
    О любви к тебе моей -
         Верной до могилы;
       Вспомни, как в первый раз
       Ты в любви мне клялась...
    О! кто знает, - в новом круге
    Вспомнишь ли о прежнем друге?


    Прощальная песнь в кругу друзей

    Здесь, в кругу незримых граций, 
    Под наклонами акаций, 
    Здесь чарующим вином 
    Грусть разлуки мы запьём! 
     
    На земле щедротой неба 
    Три блаженства нам дано: 
    Песни - дар бесценный Феба, 
    Прелесть девы и вино... 
     
    Что в награде нам другой?.. 
    Будем петь, пока поётся, 
    Будем пить, пока нам пьётся, 
    И любить - пока в нас бьётся 
    Сердце жизни молодой. 
     
    Други! Кубки налиты, 
    И шампанское, играя, 
    Гонит пену выше края... 
    Погребём в них суеты... 
     
    У весны на новосельи, 
    В несмущаемом весельи, 
    Сладко кубки осушать, 
    Сладко дружбою дышать. 
     
    Кто б кружок друзей согласный 
    Песнью цитры сладкогласной 
    В мир волшебный перенёс? 
    Кто бы звонкими струнами 
    Пробудил эфир над нами 
    И растрогал нас до слёз? 
     
    Песни - радость наших дней, - 
    Вам сей кубок, аониды! 
    В кубках, други, нам ясней 
    Видны будущего виды... 
     
    Мы не пьём, как предки пили. 
    Дар Ленея - дар святой; 
    Мы его не посрамили, 
    Мы не ходим в ряд с толпой. 
     
    Кубки праздные стоят, 
    Мысли носятся далёко... 
    Вы в грядущем видов ряд 
    С целью видите высокой. 
     
    Пробудитесь от мечты! 
    Кубки снова налиты, 
    И шампанское, играя, 
    Гонит пену выше края. 
    Так играет наша кровь, 
    Как зажжёт её любовь... 
     
    В дань любви сей кубок пенный! 
    В память милых приведём! 
    Кто, любовью упоенный, 
    Не был на небе седьмом? 
     
    Вакху в честь сей кубок, други! 
    С ним пленительны досуги - 
    Он забвенье в сердце льёт 
    И печали и забот. 
     
    Трём блаженствам мы отпили, 
    Про четвёртое забыли, - 
    Кубок в кубок стукнем враз, 
    Дружбе в дань, в заветный час. 
     
    У весны на новосельи, 
    В несмущаемом весельи 
    Сладко кубки осушать, 
    Сладко дружбою дышать. 


    Нe позднее 1825

    * * *

    С незапамятных веков,
    Под таинственным покровом,
    За холмами облаков,
    В небе светло-бирюзовом,
    В недостижной вышине
    Дремлет Лира в тишине.
    
    Лишь порою Гений юный
    Прилетая тайно к ней,
    Ударяет в спящи струны;
    Пробужденные - оне,
    Вспоминая об Орфее,
    Сеют звуки в эмпирее.
    
    Их наслушавшись, Зефир
    Ловит по зыбям эфира
    И приносит в дольний мир...
    Смолкнет Лира, но у мира,
    Но у избранных он жив -
    Струн пленительный отзыв.
    
                *
    
    Чаще, чаще, добрый Гений,
    К горней Лире прилетай;
    Чаще с струн ее свевай
    Нам отраду песнопений,
    Как свевал ее Орфей
    У безжизненных теней.


    Соловью

    Распевай, распевай, соловей,
         Под наклонами сирени!
         В час досуга, с ложа лени,
    Сладко к песне роскошной твоей
         Мне прислушиваться.
    
    Распевай, распевай, соловей!
         Ты судьбой своей доволен,
         Ты и весел, ты и волен,
    И гармония песни твоей
         Льется радостно.
    
    Распевай, распевай, соловей,
         Под наклонами сирени!
         Пробуди меня от лени
    И любовь к песнопенью навей
         На разнеженного.
    
    Вдалеке от друзей и от ней,
         От Алины вечно милой,
         Не до песней мне уж было...
    Пробуди же меня, соловей,
         От бездейственности!
    
    Распевай, распевай, соловей,
        Под наклонами сирени!
        И восторги песнопений
    Перелей в меня трелью твоей
        Рассыпающейся.


    <1826>



    Всего стихотворений: 19



  • Количество обращений к поэту: 3216







    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия