Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворение
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений


Русская поэзия >> Александр Сергеевич Грибоедов

Александр Сергеевич Грибоедов (1795-1829)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    А. Одоевскому

    Я дружбу пел... Когда струнам касался,
    Твой гений над главой моей парил,
    В стихах моих, в душе тебя любил
    И призывал, и о тебе терзался!..
    О, мой творец! Едва расцветший век
    Ужели ты безжалостно пресек?
    Допустишь ли, чтобы его могила
    Живого от любви моей сокрыла?..


    Давид

    Не славен в братиях измлада,
    Юнейший у отца я был,
    Пастух родительского стада;
    И се! внезапно богу сил
    Орган мои создали руки,
    Псалтырь устроили персты,
    О! кто до горней высоты
    Ко господу воскрилит звуки!
    Услышал сам господь творец!
    Шлет ангела: и светлозрачкый
    С высот летит на долы злачны;
    Взял от родительских овец;
    Елеем благости небесной
    Меня помазал. - Что ж сии
    Велики братии мои?
    Кичливы крепостью телесной!
    Но в них дух божий, бога сил,
    Господень дух не препочил!
    Иноплеменнику не с ними,
    Далече страх я отженя,
    Во сретенье исшел: меня
    Он проклял идолми своими;
    Но я мечом над ним взыграл,
    Сразил его и обезглавил
    И стыд отечества отъял,
    Сынов Израеля прославил!


    Домовой

    Детушки матушке жаловались,
    Спать ложиться закаивались:
    Больно тревожит нас дед-непосед,
    Зла творит много и множество бед,
    Ступней топочет, столами ворочит,
    Душит, навалится, щиплет, щекочит.


    * * *

    Как распложаются журнальные побранки!
    Гласит предание, что Фауст ворожил
    Над банкой, полною волшебных, чудных сил -
    И вылез чорт из банки;
    И будто Фаусту вложил
    Он первый умысел раавратный -
    Создать станок книгопечатный.
    С тех вор, о, мокрые тряпичные листы,
    Вы полем сделались журналам для их браней,
    Их мыслей нищеты, их скудости познаний!
    Уж наложил на вас школярные персты
    Михаило Дмитриев с друзьями,
    Переплетясь они хвостами,
    То в прозе жилятся над вами.
    То усыряют вас водяными стихами.


    * * *

    Крылами порхая, стрелами звеня,
    Любовь вопрошала кого-то:
    Ах! - есть ли что легче на свете меня?
    Решите задачу Эрота.
    
    Любовь и любовь, решу я как раз,
    Сама себя легче бывает подчас,
    Есть песня такая:
    Легко себе друга сыскала Аглая
    И легче того
    Забыла его.


    Лубочный театр

                    Comptable de l'ennui,
                    dont sa muse m'assomme,
                    Pourquoi s'est-il nomme,
                    s'il ne veut qu'on le nomme?
    
                                     (Gilbert)*
    
    
    Эй! Господа!
    Сюда, сюда!
    Для деловых людей и праздных
    Есть тьма у нас оказий разных:
    Есть дикий человек, безрукая мадам.
    Взойдите к нам!
    Добро пожаловать, кто барин тороватый,
    Извольте видеть — вот
    Рогатый, нерогатый
    И всякий скот:
    Вот господин Загоскин,
    Вот весь его причет:
    Княгини и
    Княжны,
    Князь Фольгин и
    Князь Блёсткин;
    Они хоть не смешны, да сам зато уж он
    Куда смешон! —
    С ним вместе быть, ей-богу! праздник.
    Вот вам его Проказник;
    Спроказил он неловко — раз упал,
    Да и не встал.
    Но автор таковым примером
    Не научен — грешит перед партером,
    Проказит до сих пор.
    Что видит и что слышит,
    Он обо всем исправно вздор
    И говорит и пишет.
    Вот Богатонов вам: особенно он мил,
    Богат чужим добром — всё крадет, что находит,
    С Транжирина кафтан стащил
    Да в нем и ходит.
    А светский тон
    Не только он —
    И вся его беседа
    Переняли у Буйного Соседа.
    Что ж вы?... Неужто по домам?
    Уж надоело вам?
    И кстати ль?
    Вот вам Загоскин — Наблюдатель;
    Вот Сын Отечества, с ним вечный состязатель,
    Один напишет вздор,
    Другой на то разбор,
    А разобрать труднее,
    Кто из двоих глупее.
    Что вы смеетесь, господа?
    Писцу насмешка не беда.
    Он знает многое смешное за собою,
    Да уж давно махнул рукою.
    Махнул пером, отдал сыграть,
    А вы, пожалуй, рассуждайте!
    Махнул пером, отдал в печать,
    А вы читайте!
    
    
    * Беря в расчет скуку, которою его муза меня убивает, спрашивается, зачем он назвал себя, если не хочет быть названным? (Жильбер)


    Н.А. Каховскому

    Как же вас взносили на неприступный
    status, quo ad praesentem и как
    
    Полком окружали
    Военных теней?
    В присошках пищали
    Курки без кремней?
    Как ханы и беки
    Пролили вам реки
    Хвалы круговой?
    С преклонной главой
    Ньюкеры и дусты!
    И головы их,
    При шапках больших,
    Под шапками пусты.
    
    
    status, quo ad praesentem - Положение, 
    существующее в данное время.


    Освобожденный

    Луг шелковый, мирный лес!
    Сквозь колеблемые своды
    Ясная лазурь небес!
    Тихо плещущие воды!
    Мне ль возвращены назад
    Все очарованья ваши?
    Снова ль черпаю из чаши
    Нескудеющих отрад?
    Будто сладостно-душистой
    В воздух пролилась струя;
    Снова упиваюсь я
    Вольностью и негой чистой.
    Но где друг?.. но я один!..
    Но давно ль, как привиденье,
    Предстоял очам моим
    Вестник зла? Я мчался с ним
    В дальний край на заточенье.
    Окрест дикие места,
    Снег пушился под ногами;
    Горем скованы уста,
    Руки тяжкими цепями.


    От Аполлона

    На замечанье Феб дает,
    Что от каких-то вод
    Парнасский весь народ
    Шумит, кричит и дело забывает,
    И потому он объявляет,
    Что толки все о Липецких водах
    (В укору, в похвалу, и в прозе, и в стихах)
    Написаны и преданы тисненью
    Не по его внушенью!


    * * *

    - По духу времени и вкусу
    Он ненавидел слово "раб"...
    - За то попался в Главный штаб
    И был притянут к Иисусу!..
    
    - Ему не свято ничего...
    - Он враг царю!.. - Он друг сестрицын!..
    - Скажите правду, князь Голицын,
    Уж не повесят ли его?..


    Прости, Отечество

    Не наслажденье жизни цель,
    Не утешенье наша жизнь.
    О! не обманывайся, сердце,
    О! призраки, не увлекайте!..
    Нас цепь угрюмых должностей
    Опутывает неразрывно.
    Когда же в уголок проник
    Свет счастья на единый миг,
    Как неожиданно! как дивно! -
    
    Мы молоды и верим в рай, -
    И гонимся и вслед и вдаль
    За слабо брежжущим виденьем.
    Постой! и нет его! угасло! -
    Обмануты, утомлены.
    И что ж с тех пор? - Мы мудры стали,
    Ногой отмерили пять стоп,
    Соорудили темный гроб,
    И в нем живых себя заклали.
    
    Премудрость! вот урок ее:
    Чужих законов несть ярмо,
    Свободу схоронить в могилу,
    И веру в собственную силу,
    В отвагу, дружбу, честь, любовь!!! -
    Займемся былью стародавней,
    Как люди весело шли в бой,
    Когда пленяло их собой
    Что так обманчиво и славно!


    Романс

    Ах! точно ль никогда ей в персях безмятежных
    Желанье тайное не волновало кровь?
    Еще не сведала тоски, томлений нежных?
    Еще не знает про любовь?
    Ах! точно ли никто, счастливец, не сыскался,
    Ей друг? по сердцу ей? который бы сгорал
    В объятиях ее? в них негой упивался,
    Роскошствовал и обмирал?...
    Нет! Нет! Куда влекусь неробкими мечтами?
    Тот друг, тот избранный: он где-нибудь, он есть.
    Любви волшебство! рай! восторги! трепет! - Вами,
    Нет! - не моей душе процвесть.


    * * *

    Там, где вьется Алазань,
    Веет нега и прохлада,
    Где в садах сбирают дань
    Пурпурного винограда,
    Светло светит луч дневной,
    Рано ищут, любят друга...
    Ты знаком ли с той страной,
    Где земля не знает плуга,
    Вечно-юная блестит
    Пышно яркими цветами
    И садителя дарит
    Золотистыми плодами?..
    Странник, знаешь ли любовь,
    Не подругу снам покойным,
    Страшную под небом знойным?
    Как пылает ею кровь?
    Ей живут и ею дышат,
    Страждут и падут в боях
    С ней в душе и на устах.
    Так самумы с юга пышат,
    Раскаляют степь...
    Что судьба, разлука, смерть!..
    


    Телешовой в балете «Руслан и Людмила», где она является обольщать витязя

    О, кто она? - Любовь, Харита,
    Иль Пери, для страны иной
    Эдем покинула родной,
    Тончайшим облаком обвита?
    И вдруг как ветр ее полет!
    Звездой рассыплется, мгновенно
    Блеснет исчезнет, воздух вьет
    Стопою, свыше окриленной,
    Не так ли наш лелеет дух
    Отрадное во сне виденье,
    Когда задремлет взор и слух,
    Но бодро в нас воображенье! -
    Улыбка внятная без слов,
    Небрежно спущенный покров,
    Как будто влаги облиянье;
    Прерывно персей волнованье,
    И томной думы полон взор:
    Созданье выспреннего мира
    Скользит, как по зыбям эфира
    Несется легкий метеор,
    Зачем манишь рукою нежной?
    Зачем влечешь из дальних стран
    Пришельца в плен твой неизбежный,
    К страданью неисцельных ран?
    Уже не тверды заклинаньем
    Броня, и щит его, и шлем;
    Не истомляй его желаньем,
    Не сожигай его огнем
    В лице, в груди горящей страсти,
    И негой распаленных чувств!
    Ах, этих игр, утех, искусств
    Один ли не признает власти!
    Изнеможенный он в борьбе,
    До капли в душу влил отраву,
    Себя, и честь, и долг, и славу, -
    Всё в жертву он отдал тебе.
    Но сердце! Кто твой восхищенный
    Внушает отзыв? для кого
    Порыв восторга твоего,
    Звучанье лиры оживленной?
    Властительницы южных стран,
    Чье царство - роз и пальм обитель,
    Которым Эльф обворожитель
    В сопутники природой дан,
    О, нимфы, девы легкокрилы!
    Здесь жаждут прелестей иных:
    Рабы корыстных польз унылы,
    И безрассветны души их.
    Певцу красавиц что в награду?
    Пожнет он скуку и досаду,
    Роптаньем струн не пробудив
    Любви в пустыне сей печальной,
    Где сном покрыто лоно нив,
    И небо ризой погребальной.


    Хищники на Чегеме

    Окопайтесь рвами, рвами!
    Отразите смерть и плен -
    Блеском ружей, твержей стен!
    Как ни крепки вы стенами,
    Мы над вами, мы над вами,
    Будто быстрые орлы
    Над челом крутой скалы.
    
    Мрак за нас ночей безлунных,
    Шум потока, выси гор,
    Дождь и мгла, и вихрей спор,
    На угон коней табунных,
    На овец золоторунных,
    Где витают вепрь и волк,
    Наш залег отважный полк.
    
    Живы в нас отцов обряды,
    Кровь их буйная жива.
    Та же в небе синева,
    Те же льдяные громады,
    Те же с ревом водопады,
    Та же дикость, красота
    По ущельям разлита!
    
    Наши - камни, наши - кручи!
    Русь! зачем воюешь ты
    Вековые высоты?
    Досягнешь ли? - Вон над тучей -
    Двувершинный и могучий
    Режется из облаков
    Над главой твоих полков.
    
    Пар из бездны отдаленной
    Вьется по его плечам;
    Вот невидим он очам!..
    Той же тканию свиенной
    Так же скрыты мы мгновенно,
    Вмиг явились, мигом нет,
    Выстрел, два, и сгинул след.
    
    Двиньтесь узкою тропою!
    Не в краю вы сел и нив.
    Здесь стремнина, там обрыв,
    Тут утес: - берите с бою.
    Камень, сорванный стопою,
    В глубь летит, разбитый в прах;
    Риньтесь с ним, откиньте страх!
    
    Ждем. - Готовы к новой сече...
    Но и слух о них исчез!..
    Загорайся, древний лес!
    Лейся, зарево, далече!
    Мы обсядем в дружном вече,
    И по ряду, дележом,
    Делим взятое ножом.
    
    Доли лучшие отложим
    Нашим панцирным князьям,
    И джигитам, узденям
    Юных пленниц приумножим,
    И кадиям, людям божьим,
    Красных отроков дадим
    (Верой стан наш невредим).
    
    Узникам удел обычный, -
    Над рабами высока
    Их стяжателей рука.
    Узы - жребий им приличный;
    В их земле и свет темничный!
    И ужасен ли обмен?
    Дома - цепи! в чуже - плен!
    
    Делим женам ожерелье,
    Вот обломки хрусталя!
    Пьем бузу! Стони, земля!
    Кликом огласись, ущелье!
    Падшим мир, живым веселье.)
    Раз еще увидел взор
    Вольный край родимых гор!


    Эпиграмма

    И сочиняют - врут, и переводят - врут!
    Зачем же врете вы, о дети? Детям прут!
    Шалите рифмами, нанизывайте стопы,
    Уж так и быть, - но вы ругаться удальцы!
    Студенческая кровь, казенные бойцы!
    Холопы "Вестника Европы"!


    Эпитафия доктору Кастальди (Брыкнула лошадь вдруг, скользнула и упала)

    Брыкнула лошадь вдруг, скользнула и упала, —
    И доктора Кастальдия не стало!...


    Эпитафия доктору Кастальди (Из стран Италии — отчизны)

    Из стран Италии — отчизны
    Рок неведомый сюда его привел.
    Скиталец, здесь искал он лучшей жизни...
    Далеко от своих смерть близкую обрел!




    Всего стихотворений: 18



  • Количество обращений к поэту: 3164







    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия