Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворение
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений


  • Список стихотворений про больницу
  • Рейтинг стихотворений про больницу


    Стихотворения русских поэтов про больницу



    Больница (Андрей Белый)

    Мне видишься опять -- 
    Язвительная -- ты... 
    Но -- не язвительна, а холодна: забыла. 
    Из немутительной, духовной глубины 
    Спокойно смотришься во все, что прежде было. 
    Я, в мороках 
    Томясь, 
    Из мороков любя, 
    Я -- издышавшийся мне подаренным светом, 
    Я, удушаемый, в далекую тебя,-- 
    Впиваюсь пристально. Ты смотришь с неприветом. 
    О, этот долгий 
    Сон: 
    За окнами закат. 
    Палата номер шесть, предметов серый ворох, 
    Больных бессонный стон, больничный мой халат; 
    И ноющая боль, и мыши юркий шорох. 
    Метание -- По дням, 
    По месяцам, годам... 
    Издроги холода... 
    Болезни, смерти, голод... 
    И -- бьющий ужасом в тяжелой злости там, 
    Визжащий в воздухе, дробящий кости молот... 
    Перемелькала 
    Жизнь. 
    Пустой, прохожий рой -- 
    Исчезновением в небытие родное. 
    Исчезновение, глаза мои закрой 
    Рукой суровою, рукою ледяною. 

    Январь 1921, Москва, Больница


    В больнице (Тихон Васильевич Чурилин)

                    1
    
                 Случай
    
    В палатах, в халатах, больные безумные.
       Думают лбы -
          - Гробы.
    Душные души, бесструнные,
       Бурумные.
       Вот ночь.
    Вскачь, вскочь, пошли прочь
    К койкам-кроватям своим.
       Мир им,
       Братьям моим.
          Спят.
       Тихо струится яд,
    В жилах их - кровь течет вспять,
       От смерти, опять.
       Снятся им черти, ад.
          Ааааа!!..
    - Ды беги, кликни, что ежали...
    - Жарежали, жарежали, жарежали!!
       Игумнова!..
       Полоумнова!..
    Пошел, посмотрел, побледнел,
       Лоб ороснел:
       - Весь пол покраснел.
    
    
                   2
    
              На ночь защита
    
    В подушку-теплушку кладу игрушку - из мыла
                                          грушку.
      Образ Нины святой...
      Мамы портрет, дорогой...
         Другой...
         Ой -
      Артюхин лежит - глаза все видят.
      Ночью меня обидят.
         Подойдет.
         Тихо.
      Ножик в живот воткнет.
         Спи, Тихон.
         Не хочу!
      Не хочу - кричу палачу
         - Искариот!
    Ах - мама другая, рыгая, ругая, в белом халате,
                                           несет подушку.
      Ногой мне в живот
         - Вот!

    1914


    В больнице (Николай Алексеевич Некрасов)

    Вот и больница. Светя, показал
       В угол нам сонный смотритель.
    Трудно и медленно там угасал
       Честный бедняк сочинитель.
    Мы попрекнули невольно его,
       Что, заблуждавшись в столице,
    Не известил он друзей никого,
       А приютился в больнице...
    
    "Что за беда,- он шутя отвечал:-
       Мне и в больнице покойно.
    Я всё соседей моих наблюдал:
       Многое, право, достойно
    Гоголя кисти. Вот этот субъект,
       Что меж кроватями бродит -
    Есть у него превосходный проект,
       Только - беда! не находит
    Денег... а то бы давно превращал
       Он в бриллианты крапиву.
    Он покровительство мне обещал
       И миллион на разживу!
    
    Вот старикашка-актер: на людей
       И на судьбу негодует;
    Перевирая, из старых ролей
       Всюду двустишия сует;
    Он добродушен, задорен и мил
       Жалко  - уснул (или умер?) -
    А то бы верно он вас посмешил...
       Смолк и семнадцатый нумер!
    А как он бредил деревней своей,
       Как, о семействе тоскуя,
    Ласки последней просил у детей,
       А у жены поцелуя!
    
    Не просыпайся же, бедный больной!
       Так в забытьи и умри ты...
    Очи твои не любимой рукой -
       Сторожем будут закрыты!
    Завтра дежурные нас обойдут,
       Саваном мертвых накроют,
    Счетом в мертвецкий покой отнесут,
       Счетом в могилу зароют.
    И уж тогда не являйся жена,
       Чуткая сердцем, в больницу -
    Бедного мужа не сыщет она,
       Хоть раскопай всю столицу!
    
    Случай недавно ужасный тут был:
       Пастор какой-то немецкий
    К сыну приехал - и долго ходил...
       "Вы поищите в мертвецкой",-
    Сторож ему равнодушно сказал;
       Бедный старик пошатнулся,
    В страшном испуге туда побежал,
       Да, говорят, и рехнулся!
    Слезы ручьями текут по лицу,
       Он между трупами бродит:
    Молча заглянет в лицо мертвецу,
       Молча к другому подходит...
    
    Впрочем, не вечно чужою рукой
       Здесь закрываются очи.
    Помню: с прошибленной в кровь головой
       К нам привели среди ночи
    Старого вора  - в остроге его
       Буйный товарищ изранил.
    Он не хотел исполнять ничего,
       Только грозил и буянил.
    Наша сиделка к нему подошла,
       Вздрогнула вдруг - и ни слова...
    В странном молчаньи минута прошла:
       Смотрят один на другова!
    
    Кончилось тем, что угрюмый злодей,
       Пьяный, обрызганный кровью,
    Вдруг зарыдал - перед первой своей
       Светлой и честной любовью.
    (Смолоду знали друг друга они...)
       Круто старик изменился:
    Плачет да молится целые дни,
       Перед врачами смирился.
    Не было средства, однако, помочь...
       Час его смерти был странен
    (Помню я эту печальную ночь):
       Он уже был бездыханен,
    А всепрощающий голос любви,
       Полный мольбы бесконечной,
    Тихо над ним раздавался: "Живи,
       Милый, желанный, сердечный!"
    Всё, что имела она, продала -
       С честью его схоронила.
    Бедная! как она мало жила!
       Как она много любила!
    А что любовь ей дала, кроме бед,
       Кроме печали и муки?
    Смолоду - стыд, а на старости лет -
       Ужас последней разлуки!..
    
    Есть и писатели здесь, господа.
       Вот, посмотрите: украдкой,
    Бледен и робок, подходит сюда
       Юноша с толстой тетрадкой.
    С юга пешком привела его страсть
       В дальнюю нашу столицу -
    Думал бедняга в храм славы попасть -
       Рад, что попал и в больницу!
    Всем он читал свой ребяческий бред -
       Было тут смеху и шуму!
    Я лишь один не смеялся... о, нет!
       Думал я горькую думу.
    Братья-писатели! в нашей судьбе
       Что-то лежит роковое:
    Если бы все мы, не веря себе,
       Выбрали дело другое -
    Не было б, точно, согласен и я,
       Жалких писак и педантов -
    Только бы не было также, друзья,
       Скоттов, Шекспиров и Дантов!
    Чтоб одного возвеличить, борьба
       Тысячи слабых уносит -
    Даром ничто не дается: судьба
       Жертв искупительных просит".
    
    Тут наш приятель глубоко вздохнул,
       Начал метаться тревожно;
    Мы посидели, пока он уснул -
       И разошлись осторожно...

    Первая половина 1855


    В больнице (Леонид Николаевич Трефолев)

       Догорала румяная зорька,
    С нею вместе и жизнь догорала.
       Ты одна, улыбался горько,
    На больничном одре умирала.
       Скоро ляжешь ты в саване белом,
    Усмехаясь улыбкою кроткой.
        Фельдшера написали уж мелом
    По-латыни: "Страдает чахоткой".
    
       Было тихо в больнице. Стучали
    Лишь часы с деревянной кукушкой,
       Да уныло березы качали
    Под окошком зеленой верхушкой...
       Ох, березы, большие березы!
    Ох, кукушка, бездушная птица!
       Непонятны вам жгучие слёзы,
    И нельзя к вам с мольбой обратиться,
    
       А ведь было же время когда-то,
    Ты с природою счастьем делилась,
       И в саду деревенском так свято,
    Так невинно о ком-то молилась.
       Долетели молитвы до неба:
    Кто-то сделался счастлив... Но, боже!
       Богомолку он бросил без хлеба
    На больничном страдальческом ложе.
    
       Упади же скорей на подушку
    И скрести исхудалые руки,
       Допросивши вещунью-кукушку;
    Скоро ль кончатся тяжкие муки?
       ...И кукует два раза кукушка.
    Две минуты - и кончено дело!
       Входит тихо сиделка-старушка
    Обмывать неостывшее тело.

    1877


    В больнице (Борис Леонидович Пастернак)

    Стояли как перед витриной, 
    Почти запрудив тротуар. 
    Носилки втолкнули в машину. 
    В кабину вскочил санитар. 
    
    И скорая помощь, минуя 
    Панели, подъезды, зевак, 
    Сумятицу улиц ночную, 
    Нырнула огнями во мрак. 
    
    Милиция, улицы, лица 
    Мелькали в свету фонаря. 
    Покачивалась фельдшерица 
    Со склянкою нашатыря. 
    
    Шел дождь, и в приемном покое 
    Уныло шумел водосток, 
    Меж тем как строка за строкою 
    Марали опросный листок. 
    
    Его положили у входа. 
    Все в корпусе было полно. 
    Разило парами иода, 
    И с улицы дуло в окно. 
    
    Окно обнимало квадратом 
    Часть сада и неба клочок. 
    К палатам, полам и халатам 
    Присматривался новичок. 
    
    Как вдруг из расспросов сиделки, 
    Покачивавшей головой, 
    Он понял, что из переделки 
    Едва ли он выйдет живой. 
    
    Тогда он взглянул благодарно 
    В окно, за которым стена 
    Была точно искрой пожарной 
    Из города озарена. 
    
    Там в зареве рдела застава, 
    И, в отсвете города, клен 
    Отвешивал веткой корявой 
    Больному прощальный поклон. 
    
    «О господи, как совершенны 
    Дела твои,— думал больной,— 
    Постели, и люди, и стены, 
    Ночь смерти и город ночной.
    
    Я принял снотворного дозу 
    И плачу, платок теребя. 
    О боже, волнения слезы 
    Мешают мне видеть тебя. 
    
    Мне сладко при свете неярком, 
    Чуть падающем на кровать, 
    Себя и свой жребий подарком 
    Бесценным твоим сознавать. 
    
    Кончаясь в больничной постели, 
    Я чувствую рук твоих жар. 
    Ты держишь меня, как изделье, 
    И прячешь, как перстень, в футляр».

    1956




    Всего стихотворений: 5



    Количество обращений к теме стихотворений: 1322







  • Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия